марта 03, 2024

Издается с сентября 1991г.

Image

Аслан Бжания: «...я присягал всему народу Абхазии и буду служить всем...»

Автор: Русудан Барганджия 11 августа 2022 620

 4 августа Президент РА Аслан Бжания дал пресс-конференцию для представителей абхазских СМИ. Более двух часов глава го­сударства отвечал на вопросы – о недавних поездках по районам Абхазии, госдаче «Пицунда», пен­сиях и заработной плате, НДС, сокращении управленческого ап­парата страны, судьбе бывших во­енных санаториев МВО и РВСН в Сухуме, переписи населения, мерах по недопущению дефици­та электроэнергии, приграничном селе Аибге, гармонизации зако­нодательства Абхазии и России, цифровизации, доступе к инфор­мации, внутрицерковном кон­фликте в Абхазии и др.

Говоря о том, чего удалось до­стигнуть за время работы на посту главы государства, Аслан Бжания сказал:

– Для меня оказалась большой неожиданностью проблема с ко­видом. Нам почти два года при­шлось вплотную заниматься этой проблемой. Она была на первом плане все это время. Вы знаете, что граница была закрыта, контак­ты ограничены. Развитие Абхазии без поддержки России не может осуществляться в полной мере. Нам необходимы тесные контак­ты с нашим союзником. Руковод­ство Абхазии должно выезжать, к нам должны приезжать. Крупные проекты, которые мы намети­ли, сдвинулись, как минимум, на полтора года. Что удалось сде­лать? Мы впервые за послевоен­ный период выполнили плановые бюджетные показатели. Бюджет 2021 года оказался профицитным. Сверх плана была собрана суще­ственная сумма. Некоторые пред­приятия стали значительно лучше работать. Положительная динами­ка сохраняется и в текущем году. Оказана помощь пяти тысячам граждан на сумму более 700 мил­лионов рублей. Осуществлено не­плохое материально-техническое оснащение МВД, приобретено для них более 100 единиц автотран­спорта. Нам удалось существенно снизить уровень преступности, в частности, тяжких и особо тяжких преступлений. Мы работаем над вопросом упрощения перехода границы с Россией. Для решения этой задачи нам может понадобит­ся два года. Стоит заметить, что повысился интерес бизнесменов к Абхазии. Решается вопрос об открытии Сухумского аэропорта. Так плотно этой проблемой рань­ше никто не занимался. В наме­ченные сроки мы аэропорт введем в эксплуатацию. Появились новые туристические объекты, постро­енные по программе льготного кредитования. В Очамчырском районе запущен один объект. Еще одна приятная новость: к сезону 2023 года еще один объект зара­ботает в Очамчырском районе. Откроются и другие туристиче­ские объекты. И все это благода­ря частным инвестициям. Если инвестор идёт к нам, значит, он верит в нашу страну. Все районы нуждаются в поддержке, но более всего – Восточная Абхазия. Мы осветили республиканскую трас­су в Восточной Абхазии. Хочется добиться большего. Планируем заасфальтировать дорогу к ткуар­чалским водопадам. Если коротко, это то, что сделано.

На вопрос о целях недавних поездок по районам республики Президент ответил:

Я хотел узнать, что сделано за первое полугодие в районах. Много нерешенных проблем. Та­кие встречи важны, потому что, с одной стороны, они дисципли­нируют руководство районов, а с другой, наши граждане имеют возможность задать волнующие их вопросы. Общаться с людьми необходимо. В год два раза будем подводить итоги.

По теме активно обсуждаемого в обществе Соглашения о госдаче «Пицунда» было задано несколь­ко вопросов. Глава государства пояснил:

Как вы все знаете, что согла­шение подписано, но не ратифи­цировано. На заседании парла­ментского комитета было принято решение вынести вопрос о его ратификации на заседание сес­сии. Было также обращение Пар­ламента в Конституционный суд, видимо, а дальше будет видно, как действовать. Моя точка зрения всем известна, я неоднократно озвучивал ее. Я не успел ознако­миться с определением, вынесен­ным Конституционным судом, по­этому считаю преждевременным озвучивать свою точку зрения. Деталей я пока не знаю. В суде люди квалифицированные, поэто­му там не должно быть неправо­вых решений. Ставился вопрос и о пансионате «Пи­тиус». Но никаких правовых основа­ний для обсужде­ния этого вопроса нет, и он закрылся. Других аналогич­ных вопросов в моей практике не было.

Я не ознакомлен с предложе­ниями юриста Саида Гезердава по Соглашению о госдаче «Пи­цунда». У меня есть проект, ко­торый подготовил председатель парламентского комитета по го­сударственно-правовой политике Даут Хутаба. Он сам принёс мне этот документ. У Гезердава, как юриста, может быть своя точка зрения. Я не юрист, но документ длительное время рассматривал­ся. В апреле прошлого года проект Соглашения был направлен в Пар­ламент, чтоб профильный комитет и парламентские специалисты оз­накомились с этим документом. Но депутаты не рассмотрели его, и мы подписали ту редакцию Со­глашения, которая всем извест­на. Предложения Хутаба, на мой взгляд, принципиально ничего не меняют. Наши специалисты зани­маются этим вопросом. Время по­кажет, к чему это приведет.

Руководство страны по регла­менту обязано направлять в Пар­ламент уже подписанное Согла­шение. Мы же исходим из того, что институты власти друг другу доверяют. От ошибок никто не за­страхован. Понимая, что вопрос вызовет интерес общественно­сти, мы приняли такое решение на стадии проекта Соглашения. Я исходил из того, что в Парламен­те шестого созыва, как и сейчас, были представлены люди разных политических взглядов. Я ждал поддержки, предложений, кото­рые могли бы улучшить текст. Однако определенный круг быв­ших депутатов начал обсуждать проблему только сейчас. Это хо­рошо, что они обсуждают этот вопрос сейчас. Плохо, что они не обсуждали этот вопрос тогда, ког­да должны были сделать это, бу­дучи депутатами. Мы не можем позволить себе обсуждать вопро­сы со всеми подряд. Есть опреде­ленные институты, к которым мы обратились. Когда же нам говорят, что все это было сделано для того, чтоб общественность не узнала о Соглашении, я не могу с этим со­гласиться. Все депутаты были уве­домлены, получили документы. Мы ждали дискуссии, поддержки, но ее не последовало.

Я знаком с обращением жителей Пицунды относительно госдачи. Проблемы, изложенные в письме, были изучены. После развала СССР там тоже были некие этапы, которые не нашли своего право­вого отражения. Все это жилье, весь этот маленький городок был построен для тех, кто обслуживал госдачу. Это была режимная тер­ритория. Поэтому и у этого жилья был статус служебного. На самом деле, плохо, если хотя бы у одного человека есть проблема с жильем. Но когда некоторые люди акцен­тируют внимание на проблемах тех, кто жил в этом поселке, при­чем публично и несколько раз, в этом есть некая неискренность. У нас есть более сложная ситуация. Это более 100 человек, которые лишись жилья в Абхазии, и мы не можем им вернуть их жилье, так как оно было занято други­ми. Почему-то этот вопрос никто мне не задавал. Эти люди сейчас проживают где-то в России, мы же обязаны предоставить им жилье. Почему мы об этом не говорим? Что касается Пицунды, то там речь идет о двух семьях, и их за­конные права учтены.

Новый состав Парламента со­стоит из опытных депутатов. Я исхожу из того, что это люди от­ветственные, и я убежден, что они примут правильное, взвешенное решение. У нас в обществе хоро­шо понимают роль и место России в судьбе современной Абхазии. Я думаю, депутаты примут выве­ренное решение.

Я понимаю обеспокоенность общественности по поводу эко­логии и соблюдения режима запо­ведника. Это обоснованная обе­спокоенность. Я был на госдаче и был приятно удивлен. Состояние лесопарка великолепное. Я про­вёл там две недели: каждое дерево пронумеровано, на каждой сосне металлическая бирка, все деревья занесены в книгу. За этим следят. Состояние пицундской сосны на территории госдачи значительно лучше, чем за ее пределами. На госдаче сохранили весь самшит. А вы знаете, что мы самшит в Пи­цунде потеряли. Любые планиру­емые строительные работы, как прописано в Соглашении, должны осуществляться с разрешения аб­хазской стороны, с учетом нашего законодательства, в том числе и экологического. Соответствую­щими пунктами мы обезопасили эту заповедную территорию. У нас есть возможность, чтобы ни­кто наши законы не нарушал.

Журналисты поинтересовались, планируются ли отмена ввозного НДС и сокращение управленче­ского аппарата, о чем Президент говорил пи своих предвыборных встречах.

– Я говорил в отношении НДС о порядке его взимания, о том, что в некоторых случаях надо по­менять, что мы, собственно, и по­пытались предпринять, направив соответствующие документы в Парламент. Что касается реформ, то я высказывался об этом раньше. Я считаю необходимым не только говорить, но и действовать. Я рас­считываю в этом плане на Парла­мент. Во многих странах парла­мент становился центром реформ. Коллеги несколько месяцев рабо­тают, я посетил несколько заседа­ний, и у меня появилась уверен­ность, что в этом плане Парламент будет на передовой линии. На по­вестку дня вопросы по реформам, о которых я ранее говорил, будут поставлены в этом году. Речь идет о конституционной реформе. Ма­териалы готовы к рассмотрению в Парламенте. Я рассчитываю на широкую предметную дискуссию по ним. Сейчас мы хотим посмо­треть на структуру органов ис­полнительной власти, на то, что нам ждать от министерств и ве­домств, каким должно быть оп­тимальное штатное расписание. Это вопросы, над которыми мы думаем. Я полагаю, что активная фаза обсуждений и предложений начнется осенью, когда коллеги выйдут на работу в Парламенте. У нас есть ряд предложений, какой должна быть структура. Сейчас у нас три уровня: министерство, ве­домство, агентство. Может, имеет смысл перейти к двухуровневой структуре? Мы будем поднимать эти вопросы. В Парламент на­правлено также предложение по созданию «корпорации развития». Там речь идет о масштабных пре­образованиях и в экономике, и в управлении. Сначала обозначим круг реформ, а затем в обязатель­ном порядке будем воплощать их в жизнь.

Представители СМИ поинтере­совались, есть ли какие-то планы относительно бывших военных санаториев МВО и РВСН, а также почему не проводится новая пере­пись населения республики. Пре­зидент проинформировал журна­листов:

– По соглашению военные сана­тории были переданы Российской Федерации. То, что Министерство обороны России от них отказа­лось, этого недостаточно. Сейчас идёт процесс изъятия этих объ­ектов и возращения их абхазской стороне. Когда кто-то говорит, что у нас все работает в односторон­нем порядке, это не так. Эти объ­екты будут возвращены и восста­новлены. Все это начнётся в 2023 году. Принятых и подписанных решений пока нет, но есть пред­варительная договоренность, есть понимание того, что эти объекты должны быть возвращены абхаз­ской стороне. Приезжали рабо­чие группы Минобороны РФ, и на уровне ведомств они договори­лись. Необходимо изъять эти объ­екты из межправительственного соглашения. Появились местные инвесторы, которые интересуют­ся этими курортными объектами и имеют возможность восстановить их. Как только будет всё юридиче­ски оформлено и будут понятны планы инвесторов, мы доведём до общественности эту информа­цию. Я с большой долей уверен­ности могу сказать, что эти объ­екты будут восстановлены и будут украшать наш город.

Отвечая на вопросы, Президент сказал:

– Что касается переписи, то из-за пандемии наши планы сме­стились на полтора года. У нас не было ни опыта, ни знаний, ни должного количества денег для борьбы с ковидом. Наши врачи и поддержка РФ дали свои результа­ты. Все наши средства уходили на сохранение здоровья нашего насе­ления. В связи с этим и перепись населения не считали возможным провести. Скорее всего, к этому вопросу мы вернёмся тоже в 2023 году.

Повышение заработной платы производится по принципу софи­нансирования: 15 % платим мы, 85 % – Российская Федерация. Мы же должны прийти к обратно­му соотношению. По итогам про­шлого года у нас были сверхпла­новые поступления в бюджет. За счет этого мы покрыли расходы, связанные с ковидом и повышени­ем заработной платы. У нас и сей­час, за эти полгода, фактические показатели поступлений в бюджет значительно выше плановых. Ди­намика, которая обозначилась в последнее время в доходной части бюджета, позволяет брать на себя такие расходы. Но это в любом случае, средняя заработная плата – 18 тысяч. Это не так много, но значительно лучше, чем 9 тысяч. Мы обязаны, у нас нет другого выхода решать эту проблему. Мы рассчитываем на создание новых производств и увеличение рабо­чих мест.

Несколько сотен дополнитель­ных рабочих мест было создано за последнее полтора-два года. Восемь объектов туриндустрии – это приблизительно 500 рабочих мест. Также улучшилось качество администрирования налогов.

Во всех справочниках у нас были данные, что в Абхазии 25 тысяч объектов размещения, а оказалось, что их 36 тысяч. Это – колоссальная разница. Эта разни­ца была выявлена руководителями на местах и Министерством по на­логам и сборам. Эти юридические лица и индивидуальные предпри­ниматели поставлены на учет, они начали платить налоги. У нас есть объекты в Восточной и Западной Абхазии, которые годами не пла­тят за свет ни одного рубля. Лю­дей стали призывать к ответствен­ности.

Есть объекты, которые вообще не учитывались. За счет актив­ной работы МНС стало поступать больше налогов.

Кроме того, благодаря помощи Российской Федерации у нас в бюджете на три года будет пред­усмотрено 800 миллионов рублей. Эти деньги будут направлены на цифровизацию всей нашей эко­номики. А это – и контроль за товарами, которые ввозятся, и контроль за товарооборотом, и контроль за тем, чтобы налоги уплачивались… Это тоже резерв, как говорят специалисты. У нас есть куда двигаться, еще 30% эко­номики пока находятся в тени, а это почти 2 миллиарда рублей. Я очень доволен работой ГТК: това­рооборот сильно не изменился, а поступления увеличились. Непло­хие показатели у нас и в таких го­сударственных предприятиях, как Новоафонская пещера, Рицинский парк и Пицундский комплекс.

Положительная динамика ощу­тима по сравнению с тем, что было. Мы исходим из того, что этих денег нам будет достаточно. В перспективе мы будем наращи­вать средства для повышения за­работной платы.

Еще одна проблема – это пен­сии. На бюджет ложится допол­нительная нагрузка в связи с со­кращением числа людей, которые имеют право на получение рос­сийских пенсий, так как у них нет советского стажа работы. Это большая проблема. Будем просить наших союзников помочь нам и в этом вопросе.

Но нам и самим надо развивать крупные проекты.

У нас целые поселки форми­ровались вокруг предприятий: Сухумский физико-технический институт – поселок Агудзера, аэ­ропорт – поселок Дранда. Благо­даря курорту Пицунда появился поселок Пицунда.

Если мы не будем развивать свою экономику и не будем созда­вать условия для того, чтобы здесь было выгодно вести бизнес, мы не сможем достичь успехов. Это оче­видно.

Отвечая на вопрос о том, как Президент относится к оппози­ции, Аслан Бжания сказал, что она разнородная:

– Есть люди, к которым я при­слушиваюсь и мнение которых для меня значимо. Но есть в этой среде люди, которые имеют не­восполнимые пробелы в воспи­тании и образовании. С ними бу­дет сложно, но я присягал всему народу Абхазии и буду служить всем без исключения, поэтому я слушаю всех.

Хотелось бы, чтобы наша поли­тическая жизнь учитывала наши традиции и нашу ментальность. Однако не всегда эти правила со­блюдаются.

Президент отметил, что нала­дить системный контакт оппо­зиции и власти пока не удалось. И добавил, что готов взаимодей­ствовать с конструктивно настро­енными представителями обще­ственности.


Русудан БАРГАНДЖИЯ

Image

ЗДОРОВЬЕ | COVID-19

СПОРТ

Популярные статьи

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me