февраля 07, 2023

Издается с сентября 1991г.

Image

Закономерные случайности или?..

Автор: Лилиана Яковлева 29 декабря 2022 212

Люди, очень знающие, говорят: ког­да до Нового года остается две недели, начинают происходить разные, ожидаемые и не очень, чудеса, сбываться сны – только с самой радужной перспективой, приходить ответы на вопро­сы, которые уже можно было отнести к числу безответных.

У меня как раз так и получилось. Только появился не ответ, а снова всплыл вопрос, который я себе периодически задаю сама. Мне хочется знать: все, что происходит с нами – это случайность или закономер­ность? Или случайность тоже закономер­на? Удовлетвориться одним из этих пред­положений? Не получается. Остановиться на паритете? Не хочется. А задачки на эту тему периодически появляются. Как вот, например, разрешить такую?

В один из недавних вечеров внезапно вспомнился Александр Чачба. Да, именно Александр Константинович Чачба – про­фессиональный художник, сценограф, искусствовед, художественный критик, а также правнук правителя Абхазии Келеш­бея Чачба. Что с ним я знакома не была – понятно: он в 1867 году, а не стало его в 1968-м – прожил 101 год, жил и умер во Франции. Не посчастливилось мне и увидеть, даже восстановленные в более позднее время, спектакли, созданные с его участием. Но вот по жизни я как-то пересе­калась с разными моментами его бытия. И это даже позволяло мне представлять (для себя, конечно), что мы знакомы. Поэтому неожиданно и наплывом пришедшие вос­поминания о нем не удивили, а стали по­водом для поиска причины этого. Ответ не заставил себя ждать – интернет подсказал: у Александра Чачба 24 декабря юбилей! 155 лет со дня рождения. (Вот и причина напоминания. Закономерность!). Значит, надо и вспомнить его юбилей, и привет­ствовать его великий подвижнический творческий путь. Что и делаем!

А первый мой контакт с Александром Чачба, не с ним, конечно, а с его ориги­нальным подходом к решению проблемы, случился в моем детстве. Моя бабушка рассказала мне историю кусочков красно­го бархата, на которых «плясали» черные, тоже бархатные чертики. Это были остатки ее карнавального костюма для новогоднего бала в Сухумском благородном собрании. А придумал костюм хороший знакомый семьи – князь Александр Константинович Чачба-Шервашидзе. Мне очень нравились эти веселые чертики, я рисовала себе таин­ственную обстановку новогоднего карна­вала, а еще представляла образ князя как в сказке – в напудренном парике, с пышным жабо, в туфлях на высоких каблуках (как в сказках). Но бабушка, к которой я приста­вала с вопросами, «погасила» мои фанта­зии, сказав, что это был и настоящий князь, и человек очень скромный, и известный ху­дожник, и театральный деятель.

Яркость большинства детских фантазий и впечатлений постепенно стирается в па­мяти, но суть самого события, как правило, остается надолго и нередко напоминает о себе уже во взрослой жизни.

Так и мое «знакомство» с князем Чачба и его творчеством снова возникло в памяти уже значительно позже, когда мне, начина­ющему журналисту, по редакционным де­лам довелось пообщаться с Русудан Алек­сандровной Чачба-Шервашидзе, к моему великому удивлению, оказавшейся доче­рью того самого князя Александра, так по­разившего мое детское воображение. Тогда впервые мне и подумалось: «Этот контакт случаен или?..»  

Этот вопрос у меня уже не возник, когда в 1985 году в Сухум был доставлен прах Александра Чачба. Он ушел из жизни 17 августа 1968 года в Монте-Карло (столица Монако), в пансионе. И только через 17 лет получилось перевезти его прах на Родину – в Абхазию. И это было исполнением его мечты.

Гроб кораблем был доставлен на ма­ленький сухумский причал (сегодня он бездействует и не очень приглядным ви­дом дополняет территорию знаменитой «Брехаловки»). Честь нести гроб с прахом большого художника Абхазии среди дру­гих удостоился и мой супруг Владимир Авидзба. Я шла в процессии до здания Абхазского государственного музея, на не­большой парковой территории которого и нашел место своего упокоения Александр Чачба.

Случайно или закономерно, но контакт из детства с князем Чачба находил про­должение – мы стали жить на улице имени Чачба. В честь какого Чачба названа ули­ца я принципиально не уточняю. Для себя знаю – в честь Александра Константино­вича.

А минувшим летом произошла встре­ча, заставившая меня снова произнести уже привычное: «Случайное или законо­мерное?» Семейство мое познакомилось с очень приятным семейством из Питера. Когда между делом прозвучало, что оби­таем мы на улице имени Чачба, то Ирина Зартайская сказала: «Какое совпадение, я работаю в питерском Музее театрального и музыкального искусства, где в экспозиции «Театральные легенды Петербурга» пред­ставлены и произведения Александра Чач­ба-Шервашидзе. Функционирует экспози­ция в связи со знаменитыми постановками петербургского Серебряного века. Ведь абхазский художник работал с крупнейши­ми новаторами сценического искусства – Мейерхольдом, Евреиновым, Дягилевым и оформил много замечательных спектаклей на сцене Мариинского и Александринского театров в Петербурге. Его эскизы попали в музей еще в 20-е годы прошлого столетия из частных собраний и из постановочной части императорских театров.

В 2008 году в Театральном музее была открыта выставка «И в Петербурге мы сой­демся снова». Такими словами из стихот­ворения Осипа Мандельштама был назван выставочный проект нашего музея, объе­динивший персональные выставки разных художников. Среди них и большой абхаз­ский мастер Александр Константинович Чачба-Шервашидзе. Их творчество пред­ставлено с точки зрения сопричастности к петербургской театральной культуре, где на протяжении всего ХХ века происходило увлекательное «судеб сплетенье» русских и кавказских художников.

(Ирина с таким глубоким знанием творчества первого профессионального абхазского художника Чачба говорила о нем, что наша беседа плавно перетекла в разговор двух: интервьюера и интервью­ируемой. Поэтому интервью с Ириной Зартайской будет предложено читате­лям отдельно).

…А сегодня, не отвлекаясь ни на какие размышления, мы еще раз говорим себе, что Александр Константинович Чачба – юбиляр, ему 155 лет.

И мы, сегодняшние его соотечественни­ки, горды тем, что в истории нашей страны Абхазии был и есть большой, талантливый художник, обогативший сценическое и театральное искусство не в одной стране мира.

И имя его произносится с признательно­стью и уважением.


Лилиана ЯКОВЛЕВА

Image

ЗДОРОВЬЕ | COVID-19

СПОРТ

Популярные статьи

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me