октября 06, 2022

Издается с сентября 1991г.

Image

То, во что трудно поверить сегодня...

Автор: Заира Цвижба 22 сентября 2022 126

Народы, населяющие этот мир, столетиями, тысячеле­тиями сохраняют свою исто­рию, историю своего государ­ства. И во времена великих империй властители, цари, монархи объединяли людей, живших на подвластных им территориях, относились к ним как к единому народу, и только так могло развиваться и укрепляться любое государ­ство. Возьмём Османскую им­перию. Сколько времени зем­ли Средней Азии, Западной Европы, включая и Кавказ, находились под его воздей­ствием?! Все эти территории объединяло, укрепляло то, что законодательство импе­рии создавалось без оглядки на национальности завоеван­ных народов, находились для этого иные приемлемые фор­мы управления.

Потихоньку, когда народы государств и империй вос­питывались в едином про­странстве, когда стали рас­ширяться права и законы для простых граждан, появилось и понятие «Свобода», словом, народы стали иметь больше возможностей помогать себе, развиваться, стали тянуться к совместному созиданию, соз­давать хозяйства, организа­ции.

Но в это время были и нена­сытные, желавшие прибрать к своим рукам большие госу­дарства, империи. Это Амери­ка, Англия, Германия. Исто­рию германского (немецкого) фашизма и об его страшных деяниях сегодня знают все: от школьника до взрослого чело­века. Великая Отечественная война (1941–1945 гг.) пока­зала, какие страдания, какие миллионные жертвы народов мира нёс этот фашизм. Жите­ли советских республик, объ­единившись единым кулаком, плечом к плечу, разгромили врага и добились победы.

Все 15 республик нашей страны, в соответствии с за­конами исторического по­ступательного развития го­сударств, стали едиными, их граждане мирно и дружно сосуществовали, созидали по единой системе.

Если говорить об европей­ских государствах, то и с ними у СССР налаживались брат­ские отношения, контакты, связи, обмены. Появилось много направлений во взаи­модействии с ними. Культура, спорт, образование, формы хозяйственного созидания, другие приемлемые объеди­нения и процессы.

Все эти созданные в со­ветском государстве направ­ления преследовали тогда особую цель – чтобы было сердечное общение народов, сплочение, чтобы беспрепят­ственно развивалась и охра­нялась духовная культура.

Конкретно я расскажу о том, как оказался в большом укра­инском городе Харькове.

После окончания школы-ин­терната мы все имели возмож­ность поступать туда, куда хо­тели. У нас была директриса Лейла Николаевна Ачба, кото­рая нас воспитала хорошими людьми, интернационалиста­ми. В интернате учились дети различных национальностей, она обо всех заботилась как мать. К воспитательному про­цессу тогда относились иначе, более серьёзно, была высока идеология. Для поступления в вуз мне пришлось сдавать экзамены в Тбилиси. Посту­павших, как и я, по лимиту были тогда еще трое. Я попал в Харьковский институт ком­мунального строительства. Вначале было сложно при­выкать к новой обстановке. И украинский язык заметно превалировал над другими языками.

В общежитии, куда нас по­селили, было много студентов других национальностей. Но в основном были украинцы. Все годы учебы я жил в одной комнате с ребятами из Сумы, Николаева, Херсона, Днепро­петровска и других городов. Вместе ели, ходили на прогул­ки, посещали достопримеча­тельности, то есть общались как члены одной семьи. Поти­хоньку мне стал поддаваться и украинский язык, я начал по­нимать целые предложения, в целом разговорную речь. Мы проводили вечера, на кото­рых пели украинские песни. Мой голос понравился, и меня пригласили в местный хор. И там в основном мы исполняли украинские песни.

С первого курса были ор­ганизованы студенческие строительные отряды, и каж­дое лето нас отправляли на стройобъекты. Помимо этого, в горячую уборочную страду нас отправляли на сбор кар­тофеля, фруктов и т.д.

Когда мы ехали на автобу­се и задорно пели песни, на­строение у прохожих людей поднималось. И местная ад­министрация нас почитала, награждала лучших студентов почетными грамотами вместе с благодарственными письма­ми. К праздникам мы органи­зовывали совместные поездки и путешествия, словом, все сердечно общались. Так пять лет подряд мы работали, на­бирались опыта и приобрета­ли нужные навыки.

В один из годов нас послали в Волгоград (тогда называл­ся Сталинградом) после того, как мы заняли первое место в Харьковской области. Я уча­ствовал во множестве подоб­ных культурно-массовых ме­роприятиях.

Я года два с одним из даге­станцев ходил еще на класси­ческую борьбу, но из-за загру­женности учебной программы бросил этот вид спорта.

Во время экзаменов мы по­могали друг другу, ждали всех до последнего и вместе воз­вращались в общежитие.

В общежитии особое вни­мание уделяли студентам из маленьких республик. По суб­ботам уезжали к себе те наши друзья-студенты, которые жили неподалеку от города. И впервые меня они, кстати, угостили свининой (сало со смальцем, как они называ­ли).

Многие студенты жили и в самом городе Харькове. Мы не раз бывали в их домах и квар­тирах, нас и там встречали и угощали радушно. И ни одна наша посиделка не обходи­лась без песен и танцев…

Не могу обойти вниманием нашу традицию в годы учебы. Мы, приехавшие из Абхазии студенты разных вузов в те годы, а это 1967–1972-е, еже­годно в определенное время посещали место, где погиб Герой Советского Союза Вла­димир Харазия, – город Весе­лое. Здесь одна из классных комнат местной школы носи­ла его имя. Это было время пионерских организаций. И дети-пионеры нас встречали и в школе, и у могилы Хара­зия рассказами, стихами, пес­нями о героическом подвиге нашего земляка. Местная ад­министрация с уважением и почтением относилась к этому святому мероприятию. В те­чение пяти лет мы его про­водили или в день рождения Героя, или в День Победы.

Прошло уже более 50 лет с тех времён. Многие мои харь­ковские друзья из Абхазии ушли из жизни. К ним отно­сятся Даниил Убирия, много лет являвшийся секретарем Общественной палаты при Президенте РА, Рауф Коруа, бывший генпрокурор Абха­зии, Валерий Хашба, руково­дитель отдела архитектуры Сухумской городской Адми­нистрации. Возможно, есть и другие, кто ушел в иной мир, – нас тогда было много, по­этому не могу проследить все судьбы.

Но многие сегодня, к сча­стью, успешно работают в различных структурах Абха­зии или находятся в России, в других зарубежных государ­ствах.

Я хочу прийти в своем по­вествовании к тому, что эти названные выше три челове­ка, которых уже нет в живых, наверное, находятся в раю по той причине, что не ста­ли свидетелями тех ужасов, которые творятся сегодня на Украине, где мы все были так счастливы. Ведь и они из тех, кто, как и я, за пять-шесть лет пребывания в Харькове при­обрел много друзей. Что бы они сейчас сказали, будь жи­выми?

И больше всего мне тяжело перенести тот факт, что два народа – украинцы и русские, зажигающие свечи и моля­щиеся в единых храмах, чье братство было неоспоримым, сегодня, став врагами, унич­тожают друг друга.

Зная, что ядом вражды их отравляют США и другие большие европейские госу­дарства, нынешние и бывшие руководители Украины не мо­гут взять себя в руки, осоз­нать все последствия. Они тотально уничтожают свой народ – вместо того, чтобы взять на себя ответственность и защищать его.

Мы с друзьями осуждаем ге­ноцид, фашизм, который про­явили представители Украи­ны.

Если бы тогда, в наше счаст­ливое студенческое время, приснилось бы все это во сне, мы бы никогда этому не пове­рили.


Илларион ГЕРХЕЛИЯ

(Из газеты «Апсны», №46, 10 августа)

Перевела с абхазского Заира Цвижба

Image

ЗДОРОВЬЕ | COVID-19

СПОРТ

Популярные статьи

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me