апреля 20, 2024

Издается с сентября 1991г.

Image

«Абхазский алгоритм» Сергея Воробьева

By 02 апреля 2024 188

Сергей Павлович Воробьёв родился в Ленинграде в середине прошлого века.

Моряк, полярник, путешественник. Член Международного полярного клуба. Член Союза писателей России. Автор двенадцати книг прозы и двух поэтических сборников. В газете «Республика Абхазия» в 2022 и 2023 годах были опубликованы его очерки под общим названием «Абхазский алгоритм».

Затем эти публикации стали отдельной книгой. «Абхазский алгоритм» – это увлекательное повествование русского писателя о жизни абхазского народа в многочисленных её проявлениях. Многое, о чём он пишет, нам знакомо давно, но мы не всё фиксируем и не на всём заостряем внимание в сутолоке приевшихся будней.

Взгляд со стороны писателя, моряка и полярника поможет нам лучше понять себя: посмеяться, порадоваться, удивиться.

Желаю читателю приятного и увлекательного чтения этой в своём роде необычной книги.

Артавазд САРЕЦЯН

«Когда я говорю об Абхазии, я улыбаюсь… Улыбаюсь безотчётно, непроизвольно» – так начинает своё повествование о Стране Души писатель, мореплаватель, полярник Сергей Павлович Воробьёв.

Мореплаватель – стало быть человек, побывавший на шести континентах – даже в холодной, далёкой Антарктиде, познакомившийся с разными странами, народами – их обычаями, традициями, верованиями.

Собственно, обо всём этом писатель и поведал миру в своих четырнадцати книгах прозы и поэзии. Но ни одна из них не начинается словами «Я улыбаюсь безотчётно и непроизвольно».

Слово для писателя – своего рода исповедь, ключ к сокровищам мира, отражение бытия, как земного, так и небесного.

Приехав впервые в 2022 году в столицу Абхазии Сухум, умудрённый жизнью писатель скажет: «Абхазский народ, я понял, издавна почитает Слово, придавая ему огромное значение... Слово в восприятии абхазского народа не просто живое, а вечно живое, неумирающее. Не оттого ли здание Национальной библиотеки выглядит как Храм Слова».

Но что же могло послужить поводом для Сергея Павловича Воробьёва, чтобы он, говоря о стране Души, написал «…я улыбаюсь, тем самым отдавая дань абхазскому народу – отзывчивому, чуткому, щедрому, весёлому… с удивительно тонким чувством юмора».

Мне, как редактору последних трёх книг писателя, думается, что именно тонкий юмор, которым пронизаны многие рассказы, новеллы, байки Сергея Павловича, оказался тем ключом, которым он открыл дверцу к пониманию души абхазского народа.

«Абхазский алгоритм» – это прикосновение к сути народа, самому сокровенному, глубинному его бытию в самых разнообразных его проявлениях, при самых разных обстоятельствах – от жанровых картинок на рынке, разговоров в автобусах и маршрутках, знакомства с народным искусством – до святости древних храмом и монастырей.

Сердце любого южного города от Кавказа до Латинской Америки и Африки – это рынок. Здесь как нигде можно почувствовать биение пульса народа. «В жизни мне доводилось бывать на многочисленных рынках, в том числе и на знаменитых восточных, так называемых «мединах».

Все они хороши по-своему. Но сухумский хорош как никакой другой. Здесь можно найти всё, что душе угодно» – замечает путешественник-мореплаватель. И с присущей ему философичностью добавляет: «Две с половиной тысячи лет назад Сократ, гуляя по рынку, заметил: «Сколько же здесь вещей, без которых я могу жить! Что бы он сказал сегодня!» Интересно, что бы сказал Сократ, гуляя в наше время по городу, увидев на рекламном щите перед столовой надпись «Посидим поедим. Жарим на углях с 1954 года». Наверное, вместе с нашим писателем удивился бы: «Что они жарят на углях столь долгие годы?» Ну, а взглянув на название кондитерской «Мама испекла», отметил бы: «Мама испекла, стало быть, вкусно».

Жаль, не довелось Сократу вместе с автором «Алгоритма» побывать в Сухуме и проехаться на загородном автобусе, на кабине водителя которого развешаны многоцветные объявления: «Сдачи не клянчить!», «Боишься, сиди дома», «Люби как мать – гони как тёщу». А последнее объявление: «Зайцев не возим, дед Мазай едет сзади» – не смог бы оценить даже гениальный философ. Зато наш замечательный русский писатель тут же отметил: «Водитель был из старшего поколения. Некрасова помнил».

На городском пляже, проходя мимо кафе, Сергею Павловичу бросился в глаза тент, накрывающий кафе, на свисающих краях которого написано: «Живи здесь и сейчас». Под тентом расположились двенадцать солидных мужчин-абхазцев, с удовольствием вдыхающих запах моря и не столько увлечённых напитками и едой, сколько беседой. Сократ, думается, к ним бы с удовольствием присоединился. Но вот прокомментировать надпись над их головами «Живи здесь и сейчас» так, как это сделал писатель, родившийся спустя два тысячелетия после Рождества Христова, философ бы не смог: «Вспоминаются слова из Евангелия: «Не заботься о завтрашнем дне…» Получается – живи здесь и сейчас!

Автору в своё время довелось отведать множество блюд разнообразных национальных кухонь, известных всему миру такими блюдами, как итальянская пицца или греческий сувлак: «Хочу признаться, не в обиду грекам, что сувлак, который мы отведали в Агудзере, оказался аппетитнее и сочнее, чем тот, который я ел в Пирее в 1993 году».

Знаток и любитель самых экзотических блюд мира, моряк-путешественник, пробуя «курицу в баже», «хашламу» или в гостях у нашей замечательной подруги Эммы «мясо по-абхазски» и мамалыгу, с удовольствием замечает: «Надо отдать должное абхазской кухне. Она очень разнообразная, обильная, привлекательная на вид и – главное – необычайно вкусная… Чего только не бывает на абхазском столе: абыста, акуд, акуац – настоящий праздник живота со своим национальным колоритом». А какой может быть праздник живота без надлежащего вина – красного для мужчин, белого для женщин?

На рынке гостям столицы бросается в глаза большой стенд с полками, на которых расставлены фирменные, литров на десять, контейнеры с краниками. Реализатор вин, ликёров, коньяков «всегда приветливый и всегда трезвый» Ашот предлагает попробовать «Мускатное белое», «Чегем», «Ежевичный звон», а также чачу разных сортов – Персиковую, Барбарисовую, коньяки – «Арарат», «Миндальный» «Классический». Испробовав «на любой вкус», в итоге «непременно увезёшь с собой в северные края не только солнечную энергию коньяков и чач, но и сердечное тепло изготовителей этих волшебных напитков».

(Окончание

в следующем номере)

Лидия Соловей,

поэт, музыкант,

член-корреспондент Международной академии

наук и искусств,

Санкт-Петербург – Тихвин

Image

ЗДОРОВЬЕ | COVID-19

СПОРТ

Популярные статьи

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me