апреля 20, 2024

Издается с сентября 1991г.

Image

Сохранить огонь в очаге

Автор: Русудан Барганджия 20 февраля 2024 338

Репатриация для Абхазии – это путь сохранения абхазского народа, его национального духа, языка и традиций. Невозможно жить с болью от старых ран, раны надо лечить.

А лечить боль махаджиров можно только с помощью их потомков, желающих вернуться на родную землю, ведь земля может зачахнуть, и народ растворится среди многочисленных народов, если будет и далее жить в большом мире небольшими островками. Только Родина – земля Абхазии может являться живительным источником моральных и физических сил, дающим возможность для выживания и процветания. Абхазы Абхазии выполнили свою миссию – сохранили огонь в национальном очаге, абхазы диаспоры – сохранили большую часть народа. Теперь осталась одна общая миссия – вернуть Родине ее сыновей, так долго скитающихся по чужим углам, под крышу дома своего.

О том, как выполняется это Госкомитетом Абхазии по репатриации, рассказывает Вадим Николаевич Харазия.


История репатриации       

Государственный комитет по репатриации Республики Абхазия создавался в один из самых сложных периодов нашей современной истории – во время Отечественной войны народа Абхазии. После мартовской операции 1993 года, когда  в течение суток погибли 222 и пропали без вести 32 защитника Отечества, Владислав Григорьевич Ардзинба принял решение о создании Госкомитета. Он уже тогда понимал, что без нашей диаспоры выиграть войну и построить демократическое абхазское государство было невозможно. Уместно сегодня вспомнить и то, что у руля ведомства стояли известные политические и общественные деятели республики. Быть патриотом Абхазии и не быть связанным со своей диаспорой практически невозможно.

В 1975 году группа из 11 потомков махаджиров впервые приехала в Абхазию. Вся страна ликовала. Во всех районах принимали эту делегацию. С этого момента завязались тесные контакты с ними. Связи с нашей диаспорой укреплялись, и она начала создавать свои культурные центры. Связь со своей исторической родиной была настолько болезненным вопросом, что «клубок» неизвестности о родной земле стал быстро распутываться в абхазской диаспоре разных стран, где старшее поколение сумело сохранить абхазские традиции, обычаи, язык, которые передавались из поколения в поколение в устном народном творчестве.

Огромную работу по налаживанию связей с нашей диаспорой провёл первый полномочный представитель Республики Абхазия в Турции Владимир Джамалович Авидзба. Он был направлен туда после войны распоряжением Владислава Григорьевича Ардзинба. За двадцать лет работы в Турции у него накопился исторический и этнографический материал, который дипломат изложил в отдельной книге. Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Абхазия – этот титул присвоен ему Указом Владислава Ардзинба – заслуженный журналист Абхазии Владимир Авидзба за годы пребывания в Турции свои впечатления изложил в 20 личных дневниках. Его  работа с диаспорой в Турции ценится там и сегодня. В день памяти Владимира Авидзба в его семью из диаспоры в Турции пришло письмо, в котором говорится: «Мы с каждым годом понимаем ценность его работы все больше, сильно чувствуем его отсутствие».


Диаспора после войны

С первых же дней войны абхазская диаспора откликнулась на боль абхазского народа. Очень сложно было преодолевать все препоны, которые чинили и турецкие власти, и наши недруги, но добровольцев из абхазской диаспоры было немало, они встали рядом и защитили свою историческую родину. У нас в комитете есть стенд, на котором выставлены фотографии погибших ребят из Турции, Иордании и Сирии. Для увековечивания их памяти во многих школах республики классы названы их именами. В послевоенный период основная масса репатриантов осталась в Абхазии. Но, к сожалению, не все смогли адаптироваться. Нелегко пришлось репатриантам справляться с трудностями. Было страшно и обидно жить в блокаде. Связь с родными прервалась. Но для некоторых добровольцев обратной дороги не было. Нужно было идти дальше, строить независимое государство, вставать на ноги. Они и по сей день живут в Абхазии, они стали достойными гражданами нашего молодого государства – политиками, бизнесменами, предпринимателями.

Для дальнейшего процесса репатриации требовалось создать нормативную базу. В 1998 году Парламент Республики Абхазия принял «Закон о репатриации», были подготовлены соответствующие нормативные документы для функционирования Госкомитета. В 2005 году в этот закон были внесены изменения. В 1998 году был создан Фонд репатриации и началась работа. После войны было много свободных домов и квартир, в которые заселяли репатриантов. Но сегодня жилищная проблема в республике обострилась. Сегодня нам приходится заниматься и капитальным строительством, и покупкой вторичного жилья. Это всё связано с большими трудностями. 


Интеграция в абхазское общество

С 1993 года в Абхазии официально зарегистрировано более 10.867 репатриантов из Турции, Сирии, Иордании, Египта, Ливана, Европы, Великобритании, США, Аджарии, Северного Кавказа. В прошлом году было зарегистрировано 200 соотечественников. 122 из них восстановили свою историческую фамилию. На сегодня статусом репатрианта обладают 115 соотечественников. Все зарегистрированные соотечественники получили паспорта гражданина Республики Абхазия. Среди них много интеллигентных и образованных людей, чей потенциал можно использовать в развитии абхазской нации, и они к этому готовы. Вместе с абхазским народом они делят и радости, и тяготы жизни в республике. Люди, предки которых оказались за пределами Абхазии 150 и более лет назад, возвращаются сегодня на Родину. В процессе их адаптации и интеграции в абхазское общество большую роль играет Фонд репатриации, где аккумулируются финансовые средства. Бюджет Госкомитета по репатриации небольшой. Но, несмотря на это, мы занимаемся капитальным строительством.

Многие из вернувшихся на Родину соотечественников принесли с собой дух предпринимательства и успешно занимаются бизнесом. Некоторые из них открыли строительные фирмы, магазины, рестораны, построили тепличные хозяйства, работают в органах государственной власти, на предприятиях, организациях, медицинских учреждениях. Многие испытывают трудности во время адаптации из-за незнания абхазского и русского языков. У нас создан отдел по социальной адаптации, который занимается вопросами образования детей. При Госкомитете функционируют курсы по изучению абхазского языка. Дети репатриантов обучаются в школах по месту их компактного проживания. Подчеркну, что у них нет никаких проблем: практически все, кто ходит в детские сады и школы, прекрасно говорят по-абхазски и по-русски, хотя раньше никто из них не знал этих языков. Кроме того, мы постоянно поддерживаем связь с директорами школ и лицея-интерната, где обучаются дети наших репатриантов. Под пристальным вниманием находятся инвалиды и пенсионеры, которым оказывается необходимая медицинская помощь. Но есть проблемы с тяжелыми больными. Они выезжают к своим родственникам, мы оплачиваем дорогу и прочие расходы.

Социальная адаптация репатриантов предусматривает обеспечение их жильём. Только за прошлый год наш комитет рассмотрел более 100 заявлений от репатриантов, из которых 15 – о постановке в очередь на получение жилья, 16 – об оплате съёмного жилья, 7 – о выкупе жилья и 62 заявления по другим разным вопросам. По госпрограмме «Развитие демографии» за 2023 год было принято 556 заявлений и выплачено 54.200 тысяч рублей за рождение детей. 

Нас упрекают в том, что комитет тратит много средств на репатриантов, а они возвращаются обратно. Но если мы можем вывезти, например, из Сирии, где тяжелая конфликтная ситуация, хоть одного человека, уже это большой плюс. А мы в прошлом году вывезли в Абхазию 16 человек.  Сирия – страна, против которой выступает практически весь мир. И первыми своих граждан вывезли оттуда именно абхазы. Есть еще одна причина – вероисповедание. В Абхазии нет мечети. Многие ссылаются на отсутствие мечети и не хотят ехать сюда. Но это не так.  Религиозного фанатизма среди потомков абхазских махаджиров нет. Проблема абхазских мусульман не столь актуальна. Нет плохих религий, есть плохие люди. И я думаю, ничего плохого в том нет, если в Абхазии будут представлены все религии, а люди пусть сами выбирают, какому богу им молиться. К тому же у нас есть правоохранительные органы, которые и должны контролировать ситуацию.

Нас больше волнует проблема трудоустройства репатриантов. Не всегда получается всех обеспечить работой по их специальности. Да и адаптация их в нашем обществе не всегда проходит безболезненно.

Напоследок хочу подчеркнуть: деятельность госкомитета прозрачна. Мы готовы делиться любой информацией, а также готовы выслушать любые предложения по улучшению процесса репатриации и работы Госкомитета в целом. 


Публикацию подготовила

Русудан БАРГАНДЖИЯ

Image

ЗДОРОВЬЕ | COVID-19

СПОРТ

Популярные статьи

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me