марта 03, 2024

Издается с сентября 1991г.

Image

«Задача ведомства – работать на формирование правильной информационной политики страны»

Автор: Эсма Арджения 17 октября 2023 764

Эксклюзивное интервью с председателем Комитета информации и печати Южной Осетии.

В нашем материале в газете «Республика Абхазия» о поездке в Южную Осетию мы уже вскользь упомянули о работе южноосетинских СМИ. Более подробно об этом мы решили поговорить с заслуженным журналистом и руководителем Комитета информации и печати Южной Осетии Марией Феликсовной Котаевой, которая более шести лет возглавляет главное информационное ведомство страны.

– Мария Феликсовна, средства массовой информации Южной Осетии 23 июля отметили свой профессиональный праздник. Эта дата приурочена к дню выхода первой осетинской газеты «Ирон газет». И хотя издание просуществовало недолго, оно положило начало осетинской журналистике. Как сегодня развиваются СМИ республики?

– Действительно, выход первой газеты на осетинском языке стал знаковым событием в истории нашей журналистики. Мы ежегодно отмечаем этот праздник, как и даты образования всех государственных СМИ ‒ день создания юго-осетинской Гостелерадиокомпании «Ир», день образования Комитета информации и печати, день рождения газет «Южная Осетия», «Хурзарин», «Республика». Сегодня актуально мнение о том, что эпоха печатной периодики уходит, но, с другой стороны, культура, история, быт и традиции осетин детально отражены в подшивках газет прошлого столетия.

Как-то я изучала архивы наших газет и обнаружила для себя довольно интересную картину: каждый житель Южной Осетии мог писать в газету свою заметку. Авторы писали о том, что их волновало. Газеты отражали каждодневный быт осетинского народа. Анализируя историю Южной Осетии через призму опубликованных в тот период заметок, новостей, сообщений, можно сказать, что у СМИ тогда не было штатных корреспондентов, но при этом они формировались за счет человеческих историй со всех уголков Осетии. Были случаи, когда какие-то заметки не шли в печать. И у редактора была колонка, где он объяснял по какой причине заметка автора не годна для публикации. Сегодня иногда читаешь какую-нибудь статью и думаешь: рецензия «не годна к публикации» очень уместна.

Если возвращаться в наши дни, то нам, конечно, хочется очередного прорыва. Мы делаем все возможное, чтобы СМИ Южной Осетии отвечали новейшим требованиям, поскольку время сильно и быстро меняет форму подачи информации и ее восприятие. Каждый день огромные потоки информации заполняют сознание читателя, зрителя и слушателя. Наши гаджеты разрываются от большого количества информации. Человек уже не знает, какой источник информации выбирать. Когда говорят, что газеты прекратят свое существование, у меня возникает абсолютная уверенность в том, что в новых условиях они найдут свое достойное место. Ведь у печатных изданий совершенно другой ракурс подачи информации, другой угол зрения. Газеты должны жить, несмотря на то, что сегодня они не совсем отвечают темпам современности.

В новых условиях мы постепенно осваиваем пространства соцсетей. У наших СМИ появляются свои Телеграм-каналы, группы ВКонтакте, страницы в Инстаграме, Фейсбуке, и местный читатель уже адаптировался под них. Довольно популярны анонимные каналы, блоги, паблики, но эти ресурсы в основном не дают собственный продукт. Они берут материалы корреспондентов республиканских СМИ и живут практически на их новостях. Правда, они могут первыми выдать какую-то сенсацию, но в отличие от профессионального журналиста и официального СМИ не несут за эту информацию никакой ответственности. Мы пишем материал на основе официальной информации. Для нас использовать непроверенные факты – грубое нарушение журналистской этики, для них же – это норма. У таких блогов есть «преимущество» без проверки давать информацию, а нас обязует Закон о СМИ предоставлять достоверную, проверенную и качественную информацию.

– Есть ли в Южной Осетии оппозиционные СМИ?

– У нас оппозиционные ресурсы представлены преимущественно в соцсетях Их читают, они имеют свою публику. Но они, как я уже говорила, не несут ответственности за публикуемый контент, так как по большей части эти анонимные ресурсы могут себе позволить опубликовать непроверенную и не соответствующую действительности информацию. Зачастую эта информация может порочить честь и достоинство гражданина, политика, чиновника, общественного деятеля, и все это делается анонимно. За это никто не несет ответственности. Очень сложно наложить юридическую ответственность на такие ресурсы. Я считаю, напрямую реагировать на них – бесполезно. И ни в коем случае не стоит вступать в диалог с такими ресурсами, тем самым мы можем их поднять на уровень конкурентов, придать им статус и предоставить широкое поле для работы.

Если говорить о республиканских СМИ Южной Осетии, то они представлены печатными газетами «Южная Осетия», «Республика», «Хурзарин», литературным журналом «Фидиуаг», Государсвенной телерадиокомпанией «ИР», государственным информационным агентством «Рес», ведомственными сайтами, сайтами пресс-службы Президента, Правительства и Парламента.

– Мария Феликсовна, как вы пришли в журналистику?

– Я работаю в журналистике с 2009 года и очень люблю свою профессию, хотя оказалась в ней в силу обстоятельств. Будучи студенткой Юго-осетинского государственного университета, какое-то время вела телепередачу «Киномания». Делала обзоры на киноновинки, потом стала ведущей утреннего эфира на радио «Ир». Это был интересный опыт работы. Я не понимала, что меня тянет в журналистику, ведь я училась на факультете иностранных языков. В студенческие годы я эту работу рассматривала как подработку. Потом была преподавателем английского языка в школе, позже работала в проекте ООН по линии беженцев. После августа 2008 года организация свернула свою программу, и оставшись без работы, я совершенно случайно попала в информационное агентство «Рес» и начала работать корреспондентом. В итоге эта профессия меня настолько затянула, что я в ней нахожусь по сей день. Проработала в «Рес» больше шести лет, три года была корреспондентом Sputnik-Южная Осетия. Ушла оттуда, когда меня назначили руководителем Комитета информации и печати. И уже шесть лет возглавляю это ведомство.

– Когда и с какой целью был создан Комитет по информации и печати?

– В конце 80-х и начале 90-х годов началась информационная война, а затем и открытые военные действия грузии против Южной Осетии. Для того, чтобы более оперативно реагировать и освещать сложившуюся ситуацию, было принято решение о создании Министерства информации и печати. В прорыве информационной блокады огромную поддержку нам оказали наши братья и коллеги из Северной Осетии. В тот период не было ни гаджетов, ни интернета, телефонная связь была не везде. Все важные новости оперативно подготавливались в Парламенте Южной Осетии и по телефону передавались в Северную Осетию. Оттуда материалы отсылались в Москву. Вот так прорывалась информационная блокада. Первым министром информации и печати был один из самых опытных политиков республики Станислав Кочиев. Он же потом возглавил законодательный орган страны. У истоков информационного ведомства стояли такие люди, как Константин Алборов, Батрадз Харебов, Ирина Гаглоева, с которой в 2008 году почти все мировые массмедиа были на связи. Она рассказывала им о событиях в горящем Цхинвале. Это – «киты», на которых держалась, строилась и развивалась информационная политика Южной Осетии. В таких обстоятельствах было создано и развивалось Министерство информации и печати, сегодня – Комитет по информации и печати. Тогда это ведомство имело огромную значимость, и как мне рассказывал Станислав Яковлевич Кочиев о войне 2008 года, на одном из собраний в Грузии экс-президент Эдуард Шеварднадзе признал, что Южная Осетия выиграла информационную войну.

Первые сообщения, прозвучавшие в августе 2008 года о том что, будто Россия напала на Грузию, у многих надолго засели в сознании. Мир сложно было переубедить в обратном. Не без помощи российских коллег-журналистов мы смогли довести достоверные факты до всего мира, и глава международной комиссии по расследованию обстоятельств конфликта на Южном Кавказе, швейцарка Хайди Тальявини, выступая в Евросоюзе, признала, что грузинские вооруженные силы в ночь с 7 на 8 августа 2008 года осуществили массированный артиллерийский обстрел южноосетинского города Цхинвал, и что именно он положил начало широкомасштабному вооруженному конфликту на Кавказе. Комиссия официально приступила к работе 2 декабря 2008 года. Целью её работы было объективное выяснение причин и обстоятельств, приведших к возникновению грузино-южноосетинского конфликта. Пусть Евросоюз не признал нас как независимое государство, но факт нападения Грузии на Южную Осетию признал.

– Каковы на сегодняшний день функции комитета?

– Сегодня комитет является участником формирования информационной идеологии и политики Южной Осетии. Всю информационную политику страны формирует именно Администрация президента. Недавно на должность заместителя руководителя Администрации президента был назначен один из ведущих журналистов республики Алан Тибилов. В полномочия замруководителя президентской администрации входит курирование республиканских СМИ. Еще до меня он возглавлял Комитет информации и печати, успел также поработать в телевизионной журналистике, поэтому хорошо знает роль информации в формировании имиджа страны. Это очень важно для такой маленькой республики, где имеется кадровый голод, особенно в сфере журналистики. Да, у нас много молодых журналистов, это больше стримеры (ведущий трансляций в Интернете). Есть журналисты с многолетним опытом работы, которые благодаря профессиональной интуиции умеют оперативно перестроиться под трансформации в сфере журналистики и в мире информационного развития. Наша общая задача – работать вместе на формирование правильной информационной повестки. Что значит правильной? Наладить взаимодействие официальных структур – министерств и ведомств с журналистами. Чтобы руководители ведомств активно сотрудничали с прессой, не были закрыты от народа, ведь одной из функций каждого министра, чиновника, депутата является полная отчетность перед населением. Кроме того, в задачи информационной команды входит и формирование имиджа государства, показывать деятельность руководства республики, делать правильные акценты на истории, культуре своей родины. Формирование информационной политики страны – это задача не только Администрации президента и Комитета информации и печати, но и всех средств массовой информации республики. Война 2008 года осталась позади, мы находимся в статусе независимого государства, которому уже 15 лет. Теперь необходимо показывать информацию о Южной Осетии с выгодной стороны, в том числе и для туризма. В условиях, когда весь мир закрылся от России, сегодня такие маленькие республики, как Абхазия, Южная Осетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия должны более активно привлекать к себе туристов. У нас красивая девственная природа, чистый климат, экологически чистые продукты, и обо всем этом необходимо грамотно рассказывать миру.

– Приходят ли молодые журналисты в профессию?

– В Южной Осетии много молодых журналистов. Они работают и в газетах, и на телевидении, и в агентствах. Коллектив «Рес» состоит преимущественно из молодых журналистов. Кстати, с 2015 года у нас в республике работает Sputnik-Южная Осетия, чей коллектив постоянно обновляется молодыми специалистами. Sputnik оказывает большое содействие югоосетинской журналистике, проводит регулярные мастер-классы и тренинги, которые нашему бюджету обходились бы дорого, а российское агентство это делает на безвозмездной основе. Также Sputnik приглашает на обучение наших журналистов в рамках SputnikPro в Москву и Санкт-Петербург. С появлением Sputnik-Южная Осетия качество профессионализма журналистики выросло. Я сама обучалась по многим их программам.

– Что для вас журналистика?

– Проработав много лет в этой профессии, я поняла, что на журфаке нельзя научиться журналистике. Можно получить хорошее журналистское образование, но без применения полученных знаний на практике не стать профессионалом своего дела. Для этого необходимо обладать определенным набором человеческих качеств. Во-первых, всегда должно присутствовать здоровое любопытство. Человек, не интересующийся происходящим вокруг, не сможет стать хорошим журналистом. Может сидеть толпа журналистов на одном интервью и спрашивать, задавать вопросы на общеизвестные темы. Хороший же журналист будет искать детали, которые сделают его материал, его репортаж читабельным. Во-вторых, эта профессия хоть и творческая, где журналист может самовыражаться, но в то же самое время она требует большой ответственности. Она не терпит никакой халатности. Журналист в какой-то мере схож со священником в храме. Как священник обязан любить прихожан, быть с ними честным, так и журналист должен быть честным и объективным со своими читателями, зрителями и слушателями. Я бы сказала, что журналистика – это священная профессия. Однако не все, к сожалению, бывают честными в этой профессии. Расскажу об одном случае, произошедшем со мной в 2008 году, когда меня, как очевидицу событий Августовской войны 2008 года, пригласили в поездку в Берлин, где проходила большая Международная конференция журналистов. После войны прошло всего три месяца, и от испытанного шока мне по ночам все еще снились кошмары. И, находясь на форуме в Берлине, я услышала откровенную ложь о войне в Южной Осетии. В президиуме форума сидела известная журналистка и телеведущая Софико Шеварднадзе, внучка Эдуарда Шеварднадзе, и рассказывала о том, что ее родной Тбилиси бомбила югоосетинская авиация. Для понимания: у нас, вообще, нет авиации. И рассказывая такое, могла ли она быть объективным журналистом? Безусловно, нет! Находясь в Берлине в 2008 году, я поняла, что такое объективность европейской журналистики. И мы выиграли у необъективной журналистики единством духа, самоотверженностью и любовью к своей Родине и преданностью своей работе.

 – Где вы находились во время войны 2008 года?

– В подвале. Мы не включали мобильные телефоны, так как по мобильным сигналам могли отследить нас и нанести точечные удары. Я выключила телефон, и на всякий случай сохраняла зарядку в телефоне. Ночью, 9 августа, во время очередного обстрела города я решила, что мы не выберемся оттуда, и написала родной сестре, которая 7 августа уехала в Северную Осетию, прощальное СМС. Однако Господь сберег нас.

– Встречались ли объективные европейские журналисты?

– Очень хорошо помню журналиста из Каталонии. Он называл себя баском по национальности. Из таких частей Европы, где независимый статус и государственный суверенитет являются частью национальной самоидентификации, мне приходилось встречать объективных журналистов. У них схожая с нами ситуация.

Вы же понимаете, какая у нас профессия? Можно приехать в Южную Осетию и искать здесь последствия войны, а можно, наоборот, рассказать о том, как она преобразилась после вооруженного конфликта. У каждого своя правда. Каждый пишет то, что считает правильным, следуя редакционной политике. Я, можно сказать, «собаку съела» в журналистике, поэтому считаю: обязанность журналиста дать информацию к размышлению, а вывод должен делать сам читатель.

– С какими СМИ сотрудничаете за пределами республики?

 – У нас подписано Соглашение с Комитетом по информации и печати Северной Осетии, а также есть тесные контакты с североосетинскими СМИ. Планируем теперь наладить более тесное сотрудничество с абхазскими СМИ и журналистами. Только совместными усилиями мы сможем еще лучше заявить о себе на мировой арене!


Беседовала

Эсма АРДЖЕНИЯ

Сухум – Цхинвал – Сухум

Image

ЗДОРОВЬЕ | COVID-19

СПОРТ

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me