Главная

СЛОВА УЛЕТАЮТ, КАК ВЕТЕР, – НАПИСАННОЕ ОСТАЕТСЯ  30.07.2012

СЛОВА УЛЕТАЮТ, КАК ВЕТЕР, – НАПИСАННОЕ ОСТАЕТСЯ

Память

Исполнилось сто лет со дня рождения известного художника (члена Союза художников СССР с 1970 г.) и краеведа Абхазии Владимира Сергеевича Орелкина, около 45 лет служившего верой и правдой своей любимой Родине.

Древние римляне ничего не говорили об ушедших в мир иной, или говорили только хорошее. Но не только поэтому мне хочется сказать хорошее об этом неординарном человеке, а потому, что он на самом деле заслуживает самых добрых слов.

Знал я его давно, даже не помню с каких пор, а познакомил нас близкий ему и мне человек – Юрий Воронов. Последний раз я встретился с В.Орелкиным лет 35 назад в крепости Цабал. Как сейчас помню, мы с Юрием Вороновым, начальником Цебельдинской экспедиции, препарировали 555-е и 556-е погребения самого большого в Восточном Причерноморье местного апсилийского могильника. Вдруг перед нами предстал верхом на коне Владимир Сергеевич (ему тогда уже было трудно из-за болезни передвигаться пешком). Он несколько часов беседовал с нами. Чистый горный воздух, холодная родниковая вода, а главное – раскопанные уникальные бусины, одна – китайская с иероглифами времен династии Суй (VI в. н.э.) и другая – мозаичная из Александрии Египетской (I в. до н.э.) с изображением красивого женского лица (возможно, Клеопатры), привели его в восторг. Через несколько месяцев, увы, В. Орелкина не стало. Видимо, чувствуя приближение кончины, он решил в последний раз взглянуть на те места, где когда-то, много лет назад, участвовал в экспедиции М. Трапш.

Родился Владимир Сергеевич 27 июля 1912 г. в г. Николаевске (ныне – Пугачев) Саратовской области. В 1936 г. окончил отделение живописи Татарского художественного техникума в Казани.

В Абхазию он приехал 24-летним, молодым художником и с 1937 года навсегда связал с ней всю свою жизнь. Потом пришла Великая Отечественная война и увела его на фронт, где он получил контузию… После войны, в 1947 году, на участке, полученном его матерью, сельской учительницей, он собственноручно построил домик, где и поселился со своей семьей. Однажды, в 1949 г., В. Орелкин позволил себе в кругу «друзей» рассказать анекдот про Берия, за что угодил на «Архипелаг ГУЛАГ» (г. Норильск). Он еще целый год не знал, что после смерти Сталина его реабилитировали, ибо там просто не было навигации. Трудно пришлось тогда его супруге Елене Алексеевне с двумя детьми – вначале она работала секретарем у известного композитора К. Ковача, потом сестрой милосердия в военном госпитале, преподавателем.

Возвратившись на материк, в свою Абхазию, В.Орелкин написал знаменитую картину «Затмение солнца», помещенную на третьем форзаце журнала «Апсны Айазара» (1990, №3), где впечатляюще изображена уходящая за горизонт вереница заключенных, среди которых интеллигент в очках, Владимир Сергеевич. А на небе дым от костров собрался в виде профиля «отца всех народов» с курительной трубкой. Фотографию этой картины видел А. Солженицын, и она ему понравилась.

Вообще художественное наследие В. Орелкина многогранно и выразительно. Он участвовал во всесоюзной и республиканских выставках. Многие его картины связаны с древнеабхазскими фольклорными сюжетами: «Очаг нартов», «Абрскил разрывает цепи» и т.д. Тонкий график В. Орелкин с удовольствием иллюстрировал книги и журналы (например, «Весна в Сакене» Г. Гулиа, «Детские стихи» Ш. Цвижба, журнал «Амцабз»). Много сил он также отдал оформлению музеев Абхазии (Абхазский госмузей, Гагрский музей оружия и т.д.). Десять лет работал штатным хранителем таких крупных археологических объектов, как Великая Абхазская стена, комплекс памятников села Эшеры.

Многие археологи и этнографы Абхазии обращались к нему за помощью для оформления своих публикаций. Так, в четырехтомном труде М. Трапш имеется 350 таблиц и рисунков, выполненных В. Орелкиным.

Но больше всего хочется рассказать о его увлечении древней историей и археологией Абхазии. Он был непременным участником таких комплексных археологических экспедиций, как Анакопийская (1957-1958 гг.), Себастопольская (1959 г.), Цебельдинская (1960 –1967 гг.) и по Великой Абхазской стене. Им опубликованы статьи: в журнале «Советская антропология» (совместно с Л. Соловьевым) – о гроте Хупынипшахуа эпохи верхнего палеолита, где были найдены «жезл начальника» из орнаментированного линейным узором предплечья пещерного медведя, костяные гарпуны на лосося, древнейшие останки, которым около 20000 лет, а также в «Известиях» Абхазского института языка, литературы и истории – о знаменитом Гуарапском камне с разновременными изображениями на нем символов и предметов. В. Орелкин плодотворно работал вместе с В. Пачулиа и Ю. Вороновым над Сводом архитектурных памятников Абхазии, для которого им была написана глава «Памятники генуэзской колонизации».

Главный труд его жизни, по его словам, – рукопись «Язык и древняя культура абхазов в историческом этногенезе», которую высоко оценил в письменном отзыве ученый-лингвист с мировым именем, доктор филологических наук, друг Абхазии и ее Первого Президента В. Г. Ардзинба – В. Иванов и рекомендовал ее «к скорейшему изданию». Мне самому данная работа понравилась, и я согласен с мнением известного специалиста. Оставил В. Орелкин после себя и исторические повести: «Келасурская стена», «Леон», «Трахейская битва» и др., часть из которых опубликована в абхазских переводах.

В. Орелкин был не только интересным, но и гостеприимным человеком. С ним с удовольствием общались и рассказывали о новых достижениях в науке, искусстве такие известные для Абхазии личности, как академик М. Коростовцев (египтолог), дважды доктор наук Б. Поршнев (философ, историк), скифолог А. Тереножкин (археолог), Г. Турчанинов (эпиграфист-дешифровщик знаменитой Майкопской надписи), Вяч. Иванов и др.

Умер В. Орелкин в доме у моря на Каштаке в январе 1975 г.

Закончу свою статью об этом содержательном человеке, истинном русском интеллигенте словами из его же стихотворного обращения к древним предкам абхазов:

«…я долго блуждал по вашим еле заметным теперь следам, собирая то оброненный кремневый клинок, то угли от зажженного вами костра, то чутко вслушивался в ваш далекий шепот, когда-то давший названия и вершинам, и рекам, и плодам, и травам. Я охотился за вашими следами по ущельям и пещерам, по излучинам рек, в альпийских лугах и в приморских низинах – охотился для того, чтобы вы не скрылись в тени забвения, для того, чтобы показать вас воочию далеким детям детей ваших и чтобы они знали, какими были их прародители и отцы…».


Номер:  84
Выпуск:  2829
Рубрика:  общество
Автор:  О. БГАЖБА, академик АНА, доктор исторических наук РАН

Возврат к списку