Главная

КОНСТАНТИН ОЗГАН: ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ЭПОХИ 13.10.2020

КОНСТАНТИН ОЗГАН: ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ЭПОХИ

Гражданин Апсны. Юбилей

Исполнилось 80 лет со дня рождения Константина Константиновича Озган.

Константин Озган – не просто выдающийся государственный деятель Абхазии. Он человек, который будучи крайне успешным политиком по советским меркам, принял активное участие в строительстве нового абхазского государства в постсоветский период.

Для меня юбилей Константина Озган – это дань памяти еще и прекрасному человеку. Такие люди, как Константин Озган, отдали лучшие годы своей жизни служению своему народу и становлению нашего государства.

В настоящее время наша страна находится в сложном кризисном состоянии. И в этой ситуации я часто задаю себе вопрос, как не растерять то, что с таким огромным трудом, с такими личными потерями добыли для нас люди, подобные Константину Озган?

К сожалению, я все чаще замечаю, что между моим поколением политиков и молодыми политиками, которые хотят сейчас быть капитанами нашего государственного корабля, явно намечается поколенческий конфликт.

Нас, политиков старшего поколения, сегодня часто критикуют. И с некоторыми моментами этой критики я даже согласен. Я не хочу уходить в споры на тему «кто виноват?» и «что делать?». Я просто хочу, чтобы мои слова услышали те молодые люди, которые сейчас примеряют свои роли в политике.

На примере биографии Константина Озган я хочу показать в первую очередь молодым людям, как и в каких обстоятельствах формировались политики старшего поколения. И почему мы поступали так и не иначе.

Свои воспоминания о Константине Озган я бы назвал портретом политика на фоне эпохи. Той сложной эпохи, в которой жило и действовало наше поколение.

При этом есть один личный момент. Для меня Константин Озган – это не просто человек, с которым мне посчастливилось проработал бок о бок в Парламенте и Кабинете Министров, но и мой непосредственный предшественник в должности министра иностранных дел, из рук которого я принял министерство.

Родился Константин Озган в старинном селе Лыхны – сердце абхазской государственности. Родители его были простые крестьяне. Помимо Константина в семье было еще трое детей: брат и две сестры. Уже в юные годы Константин Озган проявил себя как способный ученик и как человек, который идет в ногу со временем и мечтает о выборе интересной и полезной профессии. В школьные годы у него была мечта: поступить в престижнейший технический вуз СССР – МВТУ имени Баумана, который был кузницей кадров для высокотехнологических отраслей советской промышленности. Однако этой мечте не удалось сбыться.

В 1958-1961 годах Константин Озган проходит срочную службу в рядах Вооруженных сил СССР в Туркестанском военном округе. Там он стал командиром отделения связистов радиолокационной станции. Более того, Константин Озган обратил на себя внимание не только как хороший и дисциплинированный военнослужащий, но и как будущий потенциальный лидер. Политотдел части, в которой он служил, послал его на учебу в политшколу при политотделе дивизии, которую Константин Озган также с отличием окончил.

После службы в армии – в 1962-1967 гг. – Константин Озган учится в Грузинском институте субтропического хозяйства, который оканчивает с отличием.

После окончания института Константин Озган приступает к работе на Гудаутской чайной фабрике, где с 1967 по 1976 года проходит путь от начальника смены до главного инженера и директора этой фабрики.

На молодого и перспективного работника обратили внимание различные органы власти как на возможного перспективного выдвиженца. Как вспоминал ветеран органов госбезопасности Сергей Васильевич Чакветадзе, в период работы Константина Озган начальником цеха на фабрике в Гудаутский райотдел КГБ из центрального аппарата союзного КГБ в Москве поступил запрос рекомендовать для учебы в высшем учебном заведении этой спецслужбы. В числе требуемых условий было то, что кандидат должен быть абхазцем по национальности, иметь высшее образование, опыт службы в Вооруженных силах и работы в одной из отраслей народного хозяйства. Одним из наиболее соответствующих претендентов был Константин Озган.

Однако первый секретарь Гудаутского райкома партии Владимир Тания поручил сотрудникам КГБ отказаться от планов перевода Константина Озган на работу по линии КГБ. Причина заключалась в том, что партийные органы считали необходимым выдвигать Константина Озган по их линии.

И первое такое выдвижение состоялось в 1976 году, когда Константин Озган стал начальником управления сельского хозяйства Гудаутского райисполкома.

А вскоре началось не просто выдвижение, а настоящий карьерный взлет молодого перспективного абхазского партийного и хозяйственного работника.

В 1978 году Константин Константинович Озган стал первым секретарем Гудаутского районного комитета Компартии Грузии. Причем в 1981 году он с отличием окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС.

Одновременно в 1978-1987 годах Озган – заместитель председателя Верховного Совета Абхазской АССР. Уже одно это простое перечисление должностей и титулов показывает, что Константин Озган был очень удачливым партийным выдвиженцем.

Считается, что попадание в номенклатуру предполагало выполнение определенных правил игры. В первую очередь, к этим правилам относится лояльность к руководству и соблюдение политического и идеологического политеса.

В условиях Абхазии такими правилами игры были в первую очередь, соблюдение лояльности к тбилисскому руководству и демонстрация приверженности тезису о царящем на нашей земле межнациональном мире.

Однако биография Константина Озган говорит о том, что он не только не был партийным карьеристом и конформистом. Наоборот, его продвижение по партийной линии сопровождалось шагами, не совместимыми с деятельностью обычного партийного выдвиженца.

Начнем с того, что первым секретарем Гудаутского райкома Константин Озган стал не благодаря, а вопреки грузинскому партийному руководству.

В декабре 1977 года 130 представителей абхазской интеллигенции направили в высшие органы власти СССР коллективное письмо, в котором рассказали о притеснениях абхазской автономии со стороны Тбилиси. При этом ставился вопрос о включении в Конституцию Грузинской ССР пункта о возможности выхода Абхазской ССР из состава Грузии.

В феврале-марте 1978 года по Абхазии (особенно в Бзыбской ее части) прокатилась серия сходов и митингов с требованием принять условия письма 130-ти. Константин Озган в должности начальника управления сельского хозяйства Гудаутского района всецело поддерживает справедливые требования своего народа.

В ответ Бюро ЦК КП Грузии принимает решение направить в каждый район Абхазии по члену Бюро, который должен был бы объяснить абхазскому население нецелесообразность этих требований.

В Гудаутский район в качестве такого уполномоченного был направлен Председатель Президиума Верховного Совета Грузинской ССР Павел Гилашвили.

Гилашвили был крайне опасным оппонентом. Помимо того, что он был главой президиума грузинского Верховного Совета, одновременно он занимал пост заместителя председателя Президиума Верховного Совета СССР. Более того, он хорошо знал Абхазию и абхазские партийные кадры, так как в 1967-1972 годах был председателем Совета Министров Абхазской АССР.

Приехав в Гудауту, Гилашвили начал говорить с активом района в том духе, что накануне посевной кампании они занимаются не своим делом, отвлекают народ от работ и что Бюро ЦК может сделать и оргвыводы. Неожиданно для всех слово взял начальник управления сельского хозяйства Константин Озган.

Он не просто одернул высокого тбилисского визитера, но и по пунктам объяснил ему суть требований авторов письма 130-ти. Гилашвили вынужден был уехать из Гудауты без результата.

Вскоре после этого партактив Гудаутского района при поддержке первого секретаря Абхазского обкома Бориса Адлейба выдвинул Константина Озган на должность первого секретаря Гудаутского райкома.

Не успел новый первый секретарь приступить к своим обязанностям, как на его долю выпало новое испытание.

6 июня 1978 года под руководством кукловодов из Тбилиси была проведена сессия Верховного Совета Абхазии, на которой была принята новая Конституция. В ее 6-й статье говорилось о том, что Абхазия является всего лишь автономией Грузии. При этом здание, в котором проходила сессия, было оцеплено внутренними войсками и армией. А руководство ЦК КП Грузии направило из Зугдиди и других городов Западной Грузии массовку, которая должна была приветствовать это решение. Фактически на тогдашнее руководство Абхазии было оказано недопустимое давление.

На следующий день – 7 июня 1978 года – в селе Лыхны собралось 30 тысяч человек. И вновь одним из тех, кто поддержал митингующих, был первый секретарь Гудаутского райкома Константин Озган.

На сход срочно прибыли руководители Грузии, которые несколько часов объясняли, что они хотят наполнить понятие автономия конкретным содержанием, дать больше прав абхазам.

Свой первый бой в должности первого секретаря Гудаутского райкома Константин Озган не только выдержал, но и продолжил свою политику как народный лидер.

Именно Константин Озган создает условие для того, чтобы районная газета «Бзыбь» во главе с такими талантливыми журналистами и патриотами, как Нурбей Лушба и Анатолий Возба, стала своего рода рупором абхазских интересов.

В то же время Константин Озган помогает талантливой абхазской молодежи (не только Гудаутского района), продвигаться в абхазские, грузинские и общесоюзные вузы.

В середине 1980-х годов, в среде грузинской националистической интеллигенции и в партийных кругах, возникает термин «озганеби», то есть озгановцы. Так называли любого абхазского патриота. Сам же Гудаутский район наши грузинские оппоненты называли не иначе, как Озганистан.

Однако не только политические вопросы интересуют Константина Озган. Он проявляет свои лучшие качества и как хозяйственник.

Не буду перечислять всех заслуг Констатина Константиновича перед Гудаутским районом, достаточно обратиться к статистическим справочникам, в которых представлены экономические показатели района.

Остановлюсь только на одной детали. Сейчас на всем постсоветском пространстве модно представлять партийных работников выскочками, оторвавшимися от своей родной среды и возомнившими себя новой аристократией. Да, не отрицаю, среди советских партийных работников были и такие персонажи. Однако не таков был Константин Озган. Он был крайне внимательным к нуждам простых людей, всегда выслушивал их, никогда не допускал грубостей и пренебрежения к людям. Для него было все равно, кто стоит перед ним – простой крестьянин или высокопоставленный чиновник из Сухума, Тбилиси или даже Москвы.

Его скромность и демократичность выражались не только в манере общения. Когда он стал первым секретарем райкома партии, неоднократно вставал вопрос о том, что новый руководитель района должен иметь соответствующие жилищные условия в районном центре. Неоднократно Константину Озган предлагали хорошие квартиры в городе Гудауте. Однако он предпочитал оставаться в своем доме в селе Лыхны.

События конца 1980-х годов сделали Константина Озган одним из ключевых лиц абхазской истории. Именно он, будучи высокопоставленным государственным деятелем, поддержал организаторов Лыхненского схода 18 марта 1989 года. Его подпись под обращением этого схода стоит пятой в списке.

Эскалация политической обстановки, предпринятая грузинскими экстремистами, как в самой Грузии, так и в Абхазии, привела к вооруженным столкновениям 15-16 июля 1989 года в Сухуме. Поводом к ним стала попытка группы студентов и преподавателей Абхазского государственного университета образовать на базе грузинского сектора филиал Тбилисского государственного университета.

В ходе тех кровавых событий Константин Озган сделал все, чтобы организовать сопротивление абхазской стороны. Его действия также внесли свой вклад в то, чтобы помешать планам грузинских экстремистов. А в их коварные планы входило мобилизовать грузинскую общину Абхазии и привезти в республику большое количество экстремистски настроенных жителей Западной Грузии и Тбилиси. 16 июля Константин Озган организовал эвакуацию людей в Очамчиру и Гудауту морским путем, так как к этому времени трассы были перекрыты вооруженными грузинскими экстремистами.

Сергей ШАМБА, доктор исторических наук


Номер:  98
Выпуск:  3976
Рубрика:  политика
Автор:  Сергей ШАМБА, доктор исторических наук

Возврат к списку