Главная

ЕСТЬ И ЕГО ВКЛАД В ПОБЕДУ –  С ПЕРВОГО ДНЯ ДО КОНЦА! 07.09.2020

ЕСТЬ И ЕГО ВКЛАД В ПОБЕДУ – С ПЕРВОГО ДНЯ ДО КОНЦА!

14 августа началась Отечественная война народа Абхазии

(Окончание. Начало в № 86)

В те дни стало понятно, что это настоящая суровая война.

Столько сохранилось в памяти воина эпизодов, что в одном материале обо всем невозможно сказать. Поэтому я решила остановиться на двух самых значимых моментах. Это – первые дни войны, ее начало, и последний штурм, за которым была Победа. А между ними – 13 месяцев, вобравшие в себя атаки, наступления, горечь потерь, разочарования и веру. Веру в Победу и в возвращение домой.

Вот как Хирбей вспоминает первую боевую операцию по приказу Владимира Начача: «Нужно было заминировать участок, с которого вражеской БМП было удобно обстреливать наши позиции. На задание отправились пятеро добровольцев, а трое автоматчиков прикрывали нас. Нужно было прямо в асфальте заложить две противотанковые мины и еще одну – ближе к тротуару. Только на третий день БМП подорвалась на нашей мине. Вторая боевая машина пехоты, которую враги отправили, чтобы подцепить тросом первую подбитую, тоже подорвалась. Первое задание было выполнено без потерь с нашей стороны. К началу сентября взвод под командованием Леонида Цугба (Хирбей Кварацхелия зам. комвзвода) был переброшен на высокую сопку над Гумистой, в районе нынешнего поста ГАИ. Руфик Дасания, Боря Дасания, Гена Кетия, Игорь Ардзинба, Шутя Джикирба, Дима Аппба, Вася Ацанба, Славик Смыр, Цкуа Гриша, и это далеко не все имена, с кем Хирбея свела судьба в те дни.

Не каждому довелось дожить до сентября 1993 года. Прежде чем стать победным, сентябрь вошел в историю как один из самых непростых месяцев войны. Казалось, что освобождение столицы и всей республики уже совсем близко. Шрома, Цугуровка, Ахбюк… И столица виднелась совсем рядом, словно на расстоянии вытянутой руки. Но биться предстояло за каждую улицу, за каждый дом.

Сохранилась архивная съемка – материал журналистов из Великобритании. Единственное военное интервью Хирбея, в котором он рассказывает, как они взяли в плен восемь человек.

– Последний штурм. Начался бой в одном из пятиэтажных домов у въезда в Сухум. Бои были за каждый дом. Освободили 16-этажный жилой дом. Матуа Витя, Квициния Гурам, Гагулия Игорь, Шамба Куах начали подниматься по лестнице, прошли второй этаж, третий… И сверху – взрыв гранаты, многие были серьезно ранены. Пришлось на себе выносить раненого и передать нашим. Когда я вернулся, Леня Цугба мне сообщил горестную весть о гибели моего близкого родственника, Джона Кварацхелия, которого в тот день предавали земле со всеми воинскими почестями. Я успел приехать на похороны. К сожалению, в самые последние дни мы потеряли очень много славных воинов и бойцов Абхазской армии. Вечером, когда я вернулся к своим, ребята уже выдвинулись в район химзавода. Как я уже говорил, каждый квартал брали с боем. Так случилось, что мы заночевали в одном из домов, который уже был освобожден. И вот ночью слышим грузинскую речь. Оказалось, что несколько человек спрятались на чердаке и, дождавшись темноты, решили уйти. Среди них была одна женщина и раненые. Всего девять человек. После недолгих переговоров они сдались в плен. Правда, один пытался бежать, несмотря на то что ему гарантировали жизнь, тогда ему вслед начали стрелять. Я был так близко от стрелявшего, что получил небольшую контузию. Это в кино кажется очень все красиво и легко, на самом деле все намного серьезнее.

– Именно в тот момент рядом с нами и оказалась группа журналистов из Великобритании, которые снимали нас, – уточняет подробности того военного интервью Хирбей. – Сохранились видеокадры и небольшие интервью, которые мы успели им дать буквально в ходе боя.

Впереди было освобождение Сухума, а вслед за столицей и всей Абхазии.

Вспоминая освобождение Сухума и 30 сентября, момент, когда бойцы вышли к Ингуру, Хирбей, переживший минуту за минутой каждый день войны, старается не упустить деталей, всего того, что пришлось пережить ему самому и его боевым братьям.

Когда Хирбей признается, что не очень надеялся вернуться живым и старался об этом просто не думать, я еще острее почувствовала, в каком все мы неоплатном долгу перед воинами, перед семьями тех, кто остался на поле брани навсегда.

– Была всего один раз за все время войны минута, которую я до сих пор вспоминаю с болью, когда я немного дрогнул. В самом конце войны, когда оставались считанные часы, в одном из домов на въезде в столицу мы встретили русскую семью. Они не смогли выехать и всю войну оставались в осажденном городе. Две немолодые женщины и пожилой мужчина. Я написал записку, чтобы они передали ее моей семье и смогли остановиться у нас, если выберутся раньше. Я хотел передать привет своим, какая-то тревожная мысль меня посетила. Короче говоря, сам я вернулся невредимым, а те люди не дошли до моего дома и я так и не знаю, удалось ли им уцелеть.

И напоследок. Мне особенно было приятно почувствовать в его голосе и словах на абхазском завуалированный оттенок гордости, когда речь заходила о его семье и, в частности, супруге. В доме Хирбея, как и во время войны, так и сегодня, слава Богу, всегда бывает много гостей. Понятно, что основная нагрузка ложится на женские плечи. Так вот, Хирбей точно знал, правильнее сказать, был уверен, что и во время его отсутствия, пока он на боевых позициях, в его гостеприимном доме всегда будет накрыт стол. И не имеет значения, кто пришел, в каком ранге или воинском звании гость. Абхазское гостеприимство здесь превыше всего. Встречает гостей хозяйка дома Майя Агрба. И я имела удовольствие убедиться в ее радушии.

Война для Хирбея не закончилась в сентябре 1993 года. Он продолжал нести службу по охране рубежей и выезжал по сменам в Галский район. Практически до конца 1993 года оставался на боевом посту.

Но нужно было возвращаться к мирной жизни. Первые послевоенные годы оказались непростыми во всех смыслах этого слова. Хирбей устроился работать на государственную дачу в Мюссере. Более 14 лет он служил в охране. Когда приезжали на госдачу высокие гости, в том числе и Первый Президент Республики Абхазия Владислав Ардзинба, Хирбей и рыбой угощал, которую сам ловил, и козочку к столу готовил, и мамалыгу… Словом, он везде чувствует себя на своей стезе. Потому-то его дом никогда не бывает пуст. В нем постоянно звучат голоса детей и многочисленных родных и друзей, которым здесь всегда рады.

Марина ГАБРИЯ, собкор газеты «Республика Абхазия» по Гудаутскому району


Номер:  87
Выпуск:  3965
Рубрика:  общество
Автор:  Марина ГАБРИЯ, собкор газеты «Республика Абхазия» по Гудаутскому району

Возврат к списку