Главная

ИЗБРАННЫЙ 23.07.2020

ИЗБРАННЫЙ

Первому Президенту РА – 75 лет

Был такой народ – хетты. Они еще во втором тысячелетии до новой эры создали в Малой Азии свое государство. Государство, как и все в этом мире, рождается, растет и умирает. Рано или поздно. Исчезают и народы. Но остаются тексты, написанные на мертвом уже языке. А в текстах этих – мифы, ритуалы, нравы, война и мир, победы и поражения, благословения и проклятия.

Голос веков.

Беседуя с хеттами на их языке, он познакомился с Богом Грозы. Тот вел жестокую борьбу с Драконом. Потерпев вначале поражение, упомянутый Бог потом одолел Дракона с помощью других божеств.

«Бог Грозы возвратился домой и страну свою привел в порядок. Внутрь скотного двора были загнаны овцы, внутрь хлева – коровы, мать заботилась о своем сыне, так же овца – о своем ягненке, так же корова – о своем теленке».

Одной этой цитаты достаточно, чтобы уразуметь: Бог олицетворял Благо, Дракон – Зло.

Диссертация называлась «Ритуалы и мифы древней Анатолии». Это была талантливая работа. Мифы и сказания хеттов были глубоко изучены и проанализированы автором. Диссертация стала настольной книгой в хеттологии. Международный резонанс, отзывы и рецензии публиковались и в Советском Союзе, и за рубежом. Маститые ученые видели в новоиспеченном докторе исторических наук человека, призванного сказать свое слово в науке, что бывает редко.

Ему было сорок лет. Он был общителен, энергичен, трудолюбив, он чувствовал себя альпинистом, готовым к штурму главной своей вершины.

Владислав Ардзинба. Заведующий сектором идеологии и культуры Древнего Востока Института востоковедения АН СССР. Тогда, в 1987 году, он и представить себе не мог, что древний миф о смертельной схватке Блага со Злом снова станет реальностью и круто изменит его собственную судьбу.

Он родился в селе Нижней Эшере, что в Абхазии, спустя пять дней после окончания Великой Отечественной войны. Его отец, участник и инвалид этой самой войны, был по профессии историком и сорок лет проработал учителем в сельской школе вместе с женой, тоже педагогом.

Дети из таких семей идут, как правило, по стопам родителей.

Детство в абхазском селе. Это очаг предков, просторный сад, панорама снежных хребтов, скрип арбы и цокот копыт, ястреба в небе и змеи в густой траве. И древние камни. В кладке крепостной стены и на родовых могилах.

«Детство – самая светлая и радостная пора для каждого человека, и мне очень жаль, что политика – это такое дело, которое заставляет подавлять в себе детские черты, не оставляет времени для воспоминания о детстве», – скажет он однажды.

Но это будет не служитель науки Владислав Ардзинба. Совсем другой человек, уцелевший и победивший в схватке со Злом и грустящий о себе прежнем...

Крутой поворот судьбы... Когда это началось? Наверное, в 1989 году. Он, избранный год назад директором Абхазского института языка, литературы и истории имени Дмитрия Гулиа, был выдвинут кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. На волне перестройки был нужен политический лидер, молодой, энергичный, талантливый и достаточно широко известный. И выбор пал на ученого, профессора, лауреата международной Кандуровской премии и премии имени Вернадского.

Он был избран депутатом Верховного Совета СССР и более двух лет, забыв о тиши научных библиотек, о мифах и ритуалах, тянул воз политика. Он вместе с коллегами создал депутатскую группу автономных образований, одну из самых крупных и самых активных в депутатском корпусе.

Он был членом комиссии по национальной политике и членом Президиума Верховного Совета, и благодаря его стараниям возникла еще и подкомиссия по автономным образованиям, и эта команда много сделала для принятия поправок и законов, касающихся прав автономий. Вот что говорил он, выступая на первом Съезде народных депутатов СССР:

«Официальное осуждение культа личности на XX съезде партии не повлекло за собой ликвидации «наследия сталинизма». Это «наследие» до сих пор дает о себе знать. О серьезных нарушениях в области национальной политики по отношению к абхазскому народу говорилось в коллективных и личных письмах, с которыми обращались в центральные партийные и советские органы представители различных слоев абхазского народа – интеллигенции, рабочего класса и крестьянства в 1947, 1957,1967,1978,1988 годах.

На первых порах после такого рода обращений принимались некоторые меры по улучшению положения, создавшегося в автономной республике. Однако какое-то время спустя вновь наблюдался возврат к той ситуации, с жалобами на которую обращались представители абхазского народа.

Особенно осложнилась ситуация в конце 1988 года. На митингах в Тбилиси звучали призывы к ликвидации и без того урезанной абхазской автономии. Одно из неформальных обществ разработало специальную программу борьбы против абхазского народа и его культурных институтов. Примечательно, что это общество, члены которого считают себя поборниками демократии, в составленной им программе провозглашает, что «в 1936–1954 годах было прекращено господство сепаратистов и насилие апсуйцев в отношении других наций, проживающих в Абхазской АССР». Иначе говоря, с точки зрения этих «демократов», лучшими были годы, когда шло уничтожение абхазского народа. В Абхазию следовали представители «демократов», которые разжигали антиабхазские настроения среди местного грузинского населения. Им удалось уже в декабре прошлого года организовать несанкционированный митинг в г. Сухуме, шествия по городу.

(Продолжение в следующем номере)

Юрий ЛАКЕРБАЙ, газета «Республика Абхазия» № 73, 5-6 июля 2003 года.


Номер:  74
Выпуск:  3952
Рубрика:  политика
Автор:  Юрий ЛАКЕРБАЙ, газета «Республика Абхазия» № 73, 5-6 июля 2003 года

Возврат к списку