Главная

ВАНДАЛИЗМ ГРУЗИИ В ПРЕДНАМЕРЕННОМ ИСТРЕБЛЕНИИ АБХАЗОВ 04.09.2017

ВАНДАЛИЗМ ГРУЗИИ В ПРЕДНАМЕРЕННОМ ИСТРЕБЛЕНИИ АБХАЗОВ

Об этом надо знать и помнить

Власти Грузии более чем тщательно готовились к войне с Абхазией. Прежде всего, они «подковали» своих соплеменников в идеологическом и военно-политическом отношении, сформировали в сознании грузин стереотип: абхазы – непримиримые враги. В абхазах видели главных виновников в неудачах грузинской нации на пути к государственной независимости; добились относительного усмирения сторонников экс-президента в Мегрелии и других регионах Грузии и получения по Ташкентскому соглашению (15 мая 1992 г.) большой партии вооружения, боевой техники и боеприпасов; разработали план боевых действий под кодовым названием «Меч»; заключили Коммюнике в Дагомысе между председателем госсовета Грузии Э. Шеварднадзе и президентом России Б. Ельциным, подвигнувшие впоследствии Грузию начать военную операцию против Абхазии. Кроме того, перед войной Грузия, в условиях гражданской войны в нарушение международного права добилась признания ведущими странами мира государственной независимости и принятия её в ООН в границах бывшей Грузинской ССР (31 июля 1992 г.). Это в то время, как в соответствии с нормами международного права мировым сообществом не признается государство, чья власть не распространяется на всю территорию, на которую она претендует. Однако Грузия, благодаря симпатии западных держав к Э. Шеварднадзе стала исключением. Карт-бланш, данный тогда лидеру Грузии в знак благодарности за активное участие в процессе развала СССР, не принес желаемого результата – войны и другие деструктивные шаги, предпринимаемые властями Грузии в течение длительного времени, сделали необратимым процесс разрушения мини-империи на Кавказе.

Решение о вводе войск в Абхазию было принято 11 августа на заседании госсовета Грузии. Поводом была объявлена «охрана железной дороги от диверсионных групп». Хотя в действительности такой необходимости не было – абхазский участок Закавказской железнодорожной магистрали, в отличие от грузинского, функционировал нормально. И в целом, по сравнению с различными регионами Грузии и даже многих республик бывшего Советского Союза, Абхазия до начала войны оставалась самым спокойным регионом. В этом признавались и сами представители Грузии: 5 сентября 1992 года на пресс-конференции в Сухуме премьер-министр Грузии Т. Сигуа сообщил, что «с марта месяца текущего года на территории Мегрелии были выявлены 16 диверсионных групп, а в Абхазии – ни одной». Истинная же цель агрессии Грузии заключалась в том, чтобы путем истребления и депортации основной части абхазского народа подавить национально-освободительное движение, упразднить государственность Абхазии и окончательно решить вопрос инкорпорации абхазских земель в состав Грузии. Помимо так называемой абхазской проблемы, власти Грузии путем войны против Абхазии намеревались решить и грузинскую проблему – «защиту территориальной целостности Грузии», к чему Абхазия никакого отношения не имела; сплотить этнически (собственно грузин, мегрелов, сванов и др.), социально и политически раздробленное грузинское общество. Как показали события перестроечного периода, походы на Абхазию играли объединяющую роль для грузинского общества.

Грузино-абхазская война 1992-1993 гг., длившаяся более 13 месяцев, для абхазского народа стала поистине судьбоносной – Отечественной войной. Жертвой войны стало все многонациональное население Абхазии, так как грузинские военно-политические власти на практике приступили к реализации плана апологетов агрессивного национализма Грузии: «Абхазия – без абхазов», «Грузия – для грузин», т.е. к созданию мононационального грузинского государства на территории бывшей Грузинской ССР. Свидетельством тому стали заявления военачальников и политических деятелей Грузии и практические деяния, совершенные оккупационными войсками на территории Абхазии. 25 августа 1992 года об этом откровенно заявил по телевидению и радио командующий грузинскими оккупационными войсками в Абхазии полковник Г. Каркарашвили: «Могу сразу заверить, особенно сторонников господина Ардзинба, и предупреждаю, что с сегодняшнего дня будет запрещено взятие военнопленных. В том случае, если переговоры не достигнут успеха, я могу заверить этих сепаратистов, что, если из общей численности погибнет сто тысяч грузин, то из ваших погибнут все 97 тысяч…».

Выступление полковника глава грузинского государства Э. Шеварднадзе высоко оценил. Он назвал Г. Каркарашвили «грузинским рыцарем», присвоил ему звание генерала и назначил министром обороны Грузии. А это фактически означало благословение войск Грузии на геноцид абхазского народа. Чуть раньше бравого полковника, 22 августа, глава госсовета Грузии устрашал абхазов: «Объявим не сбор и призыв добровольцев, а всеобщую мобилизацию, и я уверен, что из пятимиллионного населения найдется один миллион человек, кто станет на границе и живым не уступит ни одной пяди земли», – заявил Э. Шеварднадзе, выступая по грузинскому радио и телевидению. А позже, 2 сентября 1992 года, один из соратников главы государства Грузии, член госсовета Тедо Пааташвили по грузинскому радио обратился к грузинской нации с призывом: «С кем бы нам ни пришлось воевать, даже если половина населения Грузии погибнет, то мы все ровно не должны уступить такую территорию, как Абхазия». Истребление абхазов ради «восстановления территориальной целостности» сталинской мини-империи была не идея какого-то «непослушного» офицера, как это хотят сегодня представить грузинские политики, а хорошо продуманная, целенаправленная и далеко идущая программа грузинских агрессивных националистов.

Оккупационные войска, среди которых были тысячи преступных элементов, преднамеренно амнистированных, совершали убийства людей; брали в заложники мирных граждан, насиловали; грабили и депортировали лиц негрузинской национальности. С применением тяжелой военной техники и вооружения, в том числе с помощью оружия массового поражения – системы «Град», «Ураган», объемных (игольчатых) снарядов и других видов вооружения, запрещенных Женевской конвенцией 1949 года, агрессор методично уничтожал города и села Абхазии. Ряд абхазских сел (Тамыш, Кындыг, Лашкиндар, Адзюбжа и др.) практически были стерты с лица земли. В ходе боевых действий Абхазской армией в виде трофея были захвачены документы вооруженных сил Грузии, среди которых оказался план нанесения противником 26 декабря 1992 года авиационных и артиллерийских ядерных ударов по 34-м целям, включая абхазские села Очамчырского района и г. Ткуарчал.

В годы войны в оккупированной части Абхазии, в том числе в городах Сухуме, Очамчыре, Гагре практически не осталось абхазского населения, а оставшихся несколько сот абхазов грузинские власти держали в качестве заложников для обмена на грузинских военнопленных. На оккупированной территории шел планомерный процесс этнической чистки. Деяния грузинских вандалов ХХ века против абхазского населения газета «Республика Абхазия» так описывала: «Они, как волки, выходили на охоту – обычно ночью, под утро. Врывались в дома, хватали женщин, стариков, детей, грабили, подвергали издевательствам, убивали, сжигали заживо… Особому геноциду подвергались абхазы… К концу войны на оккупированной территории Очамчырского района остались единицы абхазов, которым чудом удалось выжить, сохраниться в этом аду».

Грузинские оккупанты проявили вандализм не только в отношении абхазского этноса, но и его национальной культуры. В нарушение всех норм международного права ведения войны, в том числе и Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае военных конфликтов, грузинские власти на оккупированной территории Абхазии осквернили, ограбили и уничтожили десятки образовательных, научных и культурных учреждений. 22 октября 1992 года в центре г. Сухума был совершен акт геростратизма в целях лишения абхазского народа исторической памяти. В полдень, по распоряжению грузинского военного командования и оккупационных властей, по заранее запланированному сценарию, без военной надобности, в оцеплении бронемашин и автоматчиков были одновременно сожжены Центральный Государственный архив Абхазии, где хранились фонды с 1810 года, и единственный в мире Центр абхазоведения – Абхазский институт языка, литературы и истории им. Д.И. Гулиа. В груды пепла были превращены уникальные архивные документы, материалы, рукописи, книги. Так-то вот «охраняли» грузинские войска абхазский участок железнодорожной магистрали!!!

Таким образом в конце ХХ столетия грузинские власти на глазах всего цивилизованного мира предприняли попытку преднамеренного уничтожения абхазского этноса и его культуры, что, согласно конвенции Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года, квалифицируется как геноцид. Именно такую оценку действиям Грузии дали Президиум Верховного Совета Республики Абхазия еще в разгар войны 15 сентября 1992 года и Народное Собрание Республики Абхазия 15 октября 1997 года.

Для справки: Генеральной прокуратурой Республики Абхазия по фактам массовых преступлений, в том числе по национальному признаку, совершенных грузинскими властями, возбуждено более пяти тысяч уголовных дел.

В годы войны невосполнимый урон был нанесен генофонду всего многонационального населения Абхазии. Если грузинские власти с абхазами расправлялись за их национальную принадлежность, то представителям других негрузинских народов мстили за то, что они поддерживали или же просто сочувствовали абхазам. Тысячи армян, греков, русских, украинцев, евреев, эстонцев, татар, турок и других представителей негрузинской национальности были депортированы из Абхазии, чтобы «освободить» как можно больше мест для новых непрекращающихся потоков грузинских переселенцев. Так, например, только в один день – 15 августа 1993 года – из Сухумского морского порта было выдворено в Грецию более 1200 греков. Их пригнали к причалу г. Сухума по заранее составленному списку сотрудники полиции.

Как правило, граждан, покинувших оккупированную территорию власти выписывали с места жительства, брали у них письменные обязательства о том, что они больше не возвратятся в Абхазию. В годы войны более 200 тысяч жителей негрузинской национальности было вынуждено стать беженцами или перемещенными лицами. Жилища депортированных граждан Абхазии передавались исключительно представителям грузинской национальности: военнослужащим или же завезенным из Грузии лицам.

Что касается грузинского населения Абхазии, как и ожидалось, подавляющее большинство приняли активное участие в войне на стороне правительственных войск Грузии. Созданные в Абхазии еще до начала войны грузинские военные формирования из молодежи и сотрудников МВД Абхазии грузинской национальности в первые же дни войны влились в войска госсовета и полицейские структуры Грузии. Началась широкомасштабная кампания по созданию новых подразделений из местных грузин. Т. Надарейшвили – лидер грузинской фракции Верховного Совета Абхазии – один из активных сторонников ввода грузинских войск в Абхазию, с первых же дней войны радостно сообщал: «Ввод грузинских воинских частей подбодрил грузинское население. Появилась надежда на то, что мы не одни. События 14 августа всех грузин – звиадистов и незвиадистов поставили по одну сторону баррикады».

(Продолжение в следующем номере)

Т. АЧУГБА, ведущий научный сотрудник АбИГИ им. Д. И. Гулиа АНА, доктор исторических наук, профессор АГУ, академик АН Абхазии


Номер:  90
Выпуск:  3551
Рубрика:  политика
Автор:  Т. АЧУГБА, ведущий научный сотрудник АбИГИ им. Д. И. Гулиа АНА, доктор исторических наук, профессор АГУ, академик АН Абхазии

Возврат к списку