Главная

МОЛОХ В АБХАЗИИ 10.08.2017

МОЛОХ В АБХАЗИИ

Страницы нашей истории

(Окончание. Начало в №№ 78 – 82)

Таким образом исследователи подтвердили очень важный тезис, связанный с понижением статуса Абхазии. В 1990 г. относительно общенационального Гудаутского (Дурипшского) схода (18-26 февраля 1931 г.) было подчеркнуто: «Одной из главных причин грандиозного схода было всеобщее недовольство народа преобразованием договорной ССР Абхазии в автономную республику в составе Грузинской ССР. Вопрос же о колхозах – это лишь то, что лежало на поверхности требований и послужило поводом к выступлению. Непосредственная связь между данными обстоятельствами оставалась вне поля зрения исследователей». (См.: Лакоба С. Очерки политической истории Абхазии. Сухум.1990. С.90-91).

Обращает на себя внимание и тот факт, что Гудаутские события совпали по времени с принятием решения в Сухуме (11 февраля 1931 г.) и Тбилиси (VI съезд Советов Грузии, 19 февраля 1931 г.) о преобразовании Абхазии в автономную республику в составе Грузии (просуществовала до 1991 г.).

Согласие с такой точкой зрения выразил и грузинский историк Зураб Папаскири. По поводу схода в с.Дурипш (Гудаутский район) в феврале 1931 г. он отмечал: «В последнее время С.З.Лакоба совершенно обоснованно указал на взаимосвязь многодневного всенародного схода абхазов с изменением политико-государственного статуса Абхазии... Вслед за С.З.Лакоба, представляется, что настоящей причиной выступления абхазов в феврале 1931 г. было недовольство, вызванное именно упразднением «договорной» республики». (Папаскири З. Абхазия. Тбилиси. 2009. С.259).

Вопреки мнению некоторых авторов, восстание в Гудаутском районе – яркое свидетельство протестных настроений, связанных именно с понижением статуса Абхазии. Активное участие в событиях принимала и мать Н.Лакоба – Шахусна. 24 февраля 1931 г. в Гудауту выехали председатель Закавказского ГПУ Л.Берия и секретарь ЦК КП(б) Грузии С.Мамулия. Тогда же в Абхазию были спешно переброшены 240 штыков 8-го полка, дополнительно еще 95 штыков и две бронемашины из Гянджи (Азербайджан). Только в последний момент кровопролития удалось избежать благодаря народной дипломатии Н.Лакоба. В дальнейшем и коллективизация здесь не была проведена в ее жестких формах. По сути произошел размен по-сталински: автономия, как «меньшее зло», вместо коллективизации. (См.: Бгажба О., Лакоба С. История Абхазии с древнейших времен до наших дней. Сухум. 2015. С. 357-359).

Событиям 1931 г. огромное значение придавалось в годы Большого террора. Многие крестьяне попали тогда под топор репрессий. Авторы «Этноса и террора» справедливо указывают, что больше всех в Абхазии пострадали простые крестьяне, а не партийно-государственная элита, хотя она, как и национальная интеллигенция, были почти полностью уничтожены. (См.: Данилов С. Трагедия абхазского народа. Мюнхен.1951).

В этом отношении обращает на себя внимание показательный судебный процесс в Сухуме (по примеру московских) по «делу 13-ти лакобовцев». Официально дело называлось: «О контрреволюционной, диверсионно-вредительской, шпионской, террористической, повстанческой организации в Абхазии». Судебный спектакль проходил в здании театра (30 октября – 3 ноября 1937 г.). Среди обвиняемых были: М.ЧАЛМАЗ, М.ЛАКОБА, К.Инал-ипа, В.Лакоба, В.Ладария, Д.Джергения, С.Эбжноу, А.Энгелов, С.Туркия, П.Сейсян, М.Кишмария, Х.Чанба, К.Ахуба. Процесс проходил при ближайшем участии Л.Берия, который впервые прибыл в Сухум после гибели Н.Лакоба.

В ночь на 3 ноября девять человек были расстреляны (один из них позже), а трое оставшихся осуждены на различные сроки заключения. (Лакоба С. Очерки политической истории... С.132-133). Из десяти расстрелянных семеро были абхазами, а трое представляли армян (П.Сейсян), греков (А.Энгелов) и мегрелов (С.Туркия). Все они занимали высокие посты в государстве. Исключением был лишь один человек – известный и авторитетный в народе крестьянин Сит Эбжноу. Сейчас о нем и в Абхазии мало что помнят и знают. Между тем он был одним из главных организаторов и основным оратором на девятом, последнем сходе, 26 февраля 1931 г., на котором присутствовали Председатель ЦИК Абхазии Н.Лакоба, члены правительства Абхазии, а также С.Мамулия и Л.Берия. Сит Эбжноу выступил с очень яркой речью. (См.: Абхазский биографический словарь. М. Сухум. 2015. С. 811).

Лакоба очень уважал и ценил С.Эбжноу. Берия неоднократно пытался его арестовать и уничтожить, но Лакоба категорически возражал против таких действий. Поэтому не удивительно, что Сит Эбжноу был приравнен Берия к руководству Абхазии и приговорен к ВМН...

Монография «Этнос и террор» выполнена на высоком научном уровне и многие ее положения подтвердили те подходы, которые были сформулированы в абхазской историографии задолго до работы авторов в грузинских архивах по проблеме Большого террора 1937-1938 годов. Статистическое исследование и его выводы значительно расширяют наши представления о специфике политических репрессий тех лет.

Станислав ЛАКОБА, научный сотрудник АбИГИ, профессор АГУ

***

Редакция благодарит профессора С.Лакоба за материал, вызвавший интерес у читателей.


Номер:  83
Выпуск:  3544
Рубрика:  политика
Автор:  Станислав ЛАКОБА, научный сотрудник АбИГИ, профессор АГУ

Возврат к списку