Главная

БАГРАТ ШИНКУБА И СОВЕТСКИЕ,  РОССИЙСКИЕ ПИСАТЕЛИ 12.05.2017

БАГРАТ ШИНКУБА И СОВЕТСКИЕ, РОССИЙСКИЕ ПИСАТЕЛИ

«И самую лучшую песню свою ещё я спою»

Баграт Шинкуба – глыба в абхазской литературе. Его можно сравнить и с высокой скалой средь кавказских гор. Это творец, чей талант был неиссякаем и не мог быть незамеченным. Чей талант притягивал к нему таких же талантливых людей. Притягивал из разных стран и континентов.

Но особые отношения складывались у него с творцами слова в советском пространстве. Александр Твардовский, Константин Симонов, Римма Казакова, Белла Ахмадулина, Вадим Кожинов, Станислав Куняев, Яков Козловский, Алим Кешоков, Заур Налоев, Кайсын Кулиев, Расул Гамзатов, Василий Гроссман, Михаил Шолохов, Елена Николаевская. Они переводили его творчество, а он – их творчество. И можно предположить, как велико было их влияние друг на друга, как их общение сказывалось на развитии души каждого, обогащало и наполняло жизнь радостями. При том, что все они были уже великими и сложившимися личностями.

Пожалуй, самые трогательные отношения были у Баграта Васильевича с Константином Симоновым. Народный поэт Абхазии посвятил Симонову немало стихов, тот, в свою очередь, писал об Абхазии, о селе Члоу и своем друге и брате. И перевел роман «Последний из ушедших». Но даже не это было главным во взаимоотношениях двух творческих людей.

Это был уникальный человек – Константин Симонов. Проникнувшись однажды симпатией к Абхазии, он до конца жизни остался ей верен. Он любил её, любил её народ. Для него было отдушиной долгими вечерами сидеть за столом в Члоу ли, в другом ли селе и общаться с местными мудрецами, философствовать, пить вино – нет, не стаканами сразу, а смакуя, дегустируя. От подобных застолий получал он огромное удовольствие и вдохновение на новое творчество.

В Великую Отечественную войну 1941 – 45 годов Константин Симонов был военным корреспондентом, и в долгие вечера в Абхазии или Москве он доверительно рассказывал Баграту Шинкуба о многих военных ошибках, о которых он знал и которые были тогда еще засекреченными.

Именно благодаря Константину Симонову и Якову Козловскому и запрещенная в то время тема махаджирства, к которой обратился Баграт Шинкуба в историческом романе «Последний из ушедших», зазвучала так громко и на весь мир. Имена этих советских переводчиков способствовали тому, что роман прошел цензуру в полном объеме и переведен был затем на многие языки мира – через русский.

Перед смертью Константин Симонов завещал развеять свой прах над полем, где проходили самые тяжелые бои Великой Отечественной. Так и было сделано. А Баграт Васильевич как близкий родственник и друг участвовал в этом. И абхазский поэт потом напишет:

Как жил ты на семи ветрах,

Так и остался жить без срока.

И ветру отдали твой прах,

И он понёс его далёко.

…Будь выше облаков и туч,

Но пусть однажды,

в час рассвета,

К тебе дойдёт, как светлый луч,

Любовь абхазского поэта.

(Перевод М.Алигер)

В Абхазии, в Агудзере, Константин Симонов построил дачу. Её, как говорят, можно восстановить и сделать в ней музей русской литературы. Возможно, так скоро и произойдёт.

Александр Твардовский, приехав в Абхазию и познакомившись с Багратом Шинкуба, проникся, как и Константин Симонов, культурой и нелегкой судьбой абхазов. И каждый его приезд в Абхазию – это посещение Баграта Васильевича, его отчего дома в Члоу, который произвел на русского поэта большое впечатление. Твардовский во время оттепели возглавлял советский новаторский журнал «Новый мир», редакция которого распахнула свои двери для абхазских писателей. В нем печатались Дмитрий Гулиа и многие другие писатели. Конечно же, все новые произведения Баграта Шинкуба находили на страницах «Нового мира» свое место.

Прекрасная и длительная дружба была у поэта с Риммой Казаковой, которая перевела множество его стихотворений и одно из самых значительных произведений – поэтический роман в стихах «Песня о скале». Она также любила ездить в Члоу, проводить там долгие вечера и общаться с людьми творческими и крестьянами, членами семьи Баграта Шинкуба. И посвятила этому селу свое стихотворение.

Баграт Васильевич встречался со своими друзьями не только в Абхазии, но и в Москве, и там эти встречи были такими же тёплыми и продолжительными. Яков Козловский, один из переводчиков романа «Последний из ушедших» и множества его стихотворений, также был желанным гостем в Абхазии, а в Москве у него часто гостил Баграт Васильевич.

К Вадиму Кожинову Баграт Шинкуба относился по-отечески, он был одним из младших его друзей-литераторов, искренне любивших Абхазию и патриотично к ней относившихся. Впрочем, наш великий поэт и не дружил с теми, кто был не искренен к Абхазии, к абхазскому народу, не разделял его чаяний. Вадима же Кожинова, впрочем, как и многих других русских поэтов и писателей, в Абхазии воспринимали как родного человека. Люди помнят его пронзительные, откровенные стать и в московской прессе в защиту интересов абхазского народа.

Особая дружба была с кабардинцами Алимом Кешоковым и Зауром Налоевым. Заур Налоев говорил, что ему очень легко переводить Баграта на кабардинский язык. Кажется, что написанное Багратом написано абхазом или кабардинцем, – и кабардинец, и абхаз могут только так воспринимать описанные в его стихах, поэмах и романах события.

Высокая государственная должность Баграта Васильевича Шинкуба – он был Председателем Президиума Верховного Совета Абхазской АССР – способствовала многим его знакомствам с мировыми именами в литературе. Когда высокие гости приезжали в Абхазию, которых он обязан был встречать в соответствии со своей должностью, и те узнавали, что он еще поэт и писатель, начинали с ним дружить. Так завязалась, например, дружба с донским советским писателем Михаилом Шолоховым. Так завязались отношения с чилийским поэтом и общественным деятелем Пабло Неруда и турецким поэтом и прозаиком, драматургом, общественным деятелем Назымом Хикметом.

К сожалению, рассказать обо всех, с кем дружил (а долгая дружба бывает сродни подвигу) и сотрудничал народный поэт Абхазии, народный писатель Кабардино-Балкарии и Адыгеи Баграт Васильевич Шинкуба, невозможно. Но возможно другое: низко поклониться их памяти – ведь в живых нет, увы, не только нашего Баграта, но и многих его друзей-поэтов, – и никогда не расставаться с их творчеством.

О, сердце! Стучит неустанно оно.

Ему по-весеннему жить суждено.

А вёсны нуждаются в песнях всегда!

Иду я за песней, забыв про года.

И самую лучшую песню свою

Ещё я спою вам. Еще я спою!

(Перевод Р. Казаковой)

Заира ЦВИЖБА

(Материал написан на основе информации, полученной от дочери поэта, Бианы Багратовны Шинкуба)


Номер:  48
Выпуск:  3509
Рубрика:  общество
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку