Главная

Вброд... через Ингур 13.03.2013

Вброд... через Ингур

И снова я в Галском районе у государственной границы Абхазии. Только контрольно-пропускной пункт на мосту через реку Ингур является здесь законным пунктом пропуска граждан в Грузию и обратно. Тем не менее жители приграничных сел, да и не только они, продолжают активно использовать для незаконного пересечения госграницы Республики Абхазия броды. Силовые структуры Галского района регулярно проводят оперативно-профилактические мероприятия, выявляют нарушителей. На днях сотрудники Галского отдела СГБ и РОВД провели в Нижней зоне района очередной рейд.

Последний раз я была с силовиками в Нижней зоне в октябре прошлого года (а еще в декабре 2011 г. и в конце мая 2012 г.). И каждый раз представители силовых структур задерживали не только нарушителей, но и контрабандно перевозимые грузы.

Мне было интересно, изменилась ли ситуация на абхазо-грузинской границе за последние четыре месяца.

На этот раз мы выехали в Нижнюю зону тремя экипажами. Командовали мероприятием зам.начальника Галского отдела СГБ РА Эдуард Харчилава и глава РОВД Руслан Делба. В мероприятии участвовали сотрудники Галского таможенного управления, а также впервые – представители погрануправления ФСБ РФ в РА.

Погода в тот день, что называется, «удалась»: шедший всю ночь дождь утром превратился было в морось, но к обеду опять перешел в ливень.

Дороги в районе: сел в машину и... поскакал! Впрочем, такая ситуация характерна для многих регионов Абхазии. УАЗики проваливались в заполненные до краев лужи, потоки грязной воды заливали капот и лобовые стекла так, что дворники не успевали справляться.

…Линия госграницы вначале идет вдоль Ингура, потом начинает петлять, повторяя течение реки Хурчи. Ниже села Набакиа она и вовсе проходит частично по огородам, а еще ниже – в Печоре и Отобая – линия границы вообще условная. Этим и пользуются местные жители: свернул в любой переулок, перелез через ограду, перешел вброд речку – и ты в Грузии.

В селе Набакиа сворачиваем к броду Мориса. Напомню, что все броды здесь названы либо именем кого-то из проживающих поблизости граждан, либо тех, кто на этом участке в свое время налаживал «свой бизнес». Зачастую брод, как это ни странно звучит, тянется почти на километр, то есть где находил контрабандист лазейку, там и ездил.

Подходы к броду перегорожены несколькими насыпями, перекрыты плитами, но это не останавливает людей – повсюду протоптаны дорожки, а на сопредельной стороне видны два такси, которые приезжают только по вызову клиентов. Кстати, проезд от нашей границы до Зугдиди стоит 3 лари (60 руб.).

Сотрудники силовых структур рассказали, что дней десять назад в стоящий у самой границы дом ворвались грузинские спецназовцы, устроили там стрельбу и силой увезли на сопредельную территорию хозяина дома. Судьба его до сих пор не известна.

...Повернув, попадаем на основную дорогу, что идет мимо сел Нижней зоны. Мы наблюдаем, как из остановившейся на обочине маршрутки выходят люди с сумками. Завидев нас, они стали разбегаться в разные стороны. Я уже писала: здесь зашел или заехал в любой двор, и никто не выдаст.

Остановленная силовиками пожилая женщина (по ее словам, жительница Баргяба), указывая на ближайший дом, говорит, что приехала к родственникам, но почему-то не помнит их имена и фамилию. Тут становится понятно, кого ждут таксисты на сопредельной стороне.

Следующий пункт посещения – брод Шверник. На одном из поворотов проезд в мае 2012 г. был перекрыт большими бетонными плитами, в октябре мы обнаружили, что предприимчивые граждане, подсыпав к ним грунт, спокойно переезжали преграду. Теперь же все это сравнялось, и, судя по тому, что на дороге не растет трава, по ней активно и ездят, и ходят. После ночного дождя – глубокие лужи, поэтому, чтобы не намочить ноги, пешеходы проделали лаз в заборе, через чужой огород. А для повозок в ограде кукурузного поля сооружена калитка, и оставленные в грязи множественные четкие следы протекторов свидетельствуют об интенсивности движения гужевого транспорта. Рядом – несколько тропинок...

Чуть дальше дорогу преграждает специально вырытая канава, в которую уложена бетонная труба. Рядом с ней – глубокие колеи от колес «Уралов». Подъехав к берегу, видим работающий экскаватор и несколько машин, в которые грузят гальку, – ею засыпают подходы к границе.

Раньше дороги от Шверника расходились в разные стороны веером, теперь здесь все перекопано, и о движении какого-либо транспорта говорить не приходится, но пешеходная тропа есть. Граница в этом месте проходит по реке, и если с нашей стороны существует только тропа, то на той прямо к воде подходит накатанная дорога. Глубина реки, особенно после дождя, здесь 40 – 50 см, поэтому представители силовых структур не исключают, что людей с той стороны перевозят на машинах. Хотя есть места, где следы от транспорта четко видны с обеих сторон.

Возвращаемся назад к трассе. По пути видим еще один переезд: на ведущей к нему дороге видны четкие следы от подвод, туда же протоптано несколько пешеходных спусков. На берегу перекинутое между деревьями бревно: можно присестъ, дожидаясь гостей или родственников, идущих с той стороны...

Брод в селе Отобая, что напротив грузинского села Орсантия. Зимние дожди здесь унесли перекрывающий подъезды к реке гравий и часть строительных блоков, которые раньше служили переходом. Это место не является границей, до нее еще метров двести, но российские пограничники, как пожаловались местные жители, не разрешают крестьянам ходить за реку. Фактически земля эта осталась вне поля зрения, а ведь там сельчане в прошлые годы сажали кукурузу, пасли скот, заготавливали дрова. Но сегодня, судя по следам, транспорт и здесь ездит, хотя, казалось бы, что зимой на участках делать...

Следующим по пути нашего следования был брод Америдо Эхвая. Вот дом и двор, где постоянно оставляли машины не только те, кто нарушал границу в торговых или гостевых интересах, но и наркоманы, проходящие в Грузии лечение по метадоновой программе. Сегодня дорога к границе перекрыта бетонными блоками, за которыми выкопана глубокая яма и насыпан серьезный вал из гравия... однако не стоит обольщаться! Рядом в заборе сооружена специальная лесенка, а чуть поодаль – железная калитка, с большой собачьей конурой, но не для верного друга, а для хранения калош и сапог – чтобы не промочить ноги при переходе границы! Перебравшись через преграды и пройдя орешник по протоптанной дороге в метр шириной, попадаем в другой орешник у реки, разделяющей два государства. И здесь для удобства нарушителей в заборе сооружен специальный приступочек. Деревья на берегу срублены и перекинуты через речку в двух местах (река здесь делится на два рукава). Сооружены даже бамбуковые поручни: меньше риска упасть в воду. На той стороне видна калитка в заборе и наезженная дорога. Увидели мы и идущего к реке человека с сумкой. На наше появление он среагировал стремительно – сбежал.

Подобная картина на этом отрезке границы – не редкость. Хозяин одного орешника пожаловался, что если ранее он ежегодно собирал до полутора тонн орехов, то в прошлом с трудом набрал 450 кг. Мало того, после рубки деревьев река стала уносить землю. Другой здешний житель пытался бороться с «ходоками», частично обмотав забор проволокой, но граждане тут же соорудили два перехода в другом месте.

По словам живущих поблизости людей, через их проулок ежедневно проходят по 20 – 30 человек. Остановить поток невозможно: закроешь один лаз в заборе, через неделю появятся два новых. Идущих же на свой земельный участок людей нередко задерживают российские пограничники и доставляют в Галский отдел СГБ...

Еще один брод, вокруг которого не только насыпаны валы из гальки, но и прорыты рвы, однако тропы все равно есть, причем с обеих сторон насыпи.

– Нарушители соблюдают правила дорожного движения, – шутят милиционеры.

По количеству свежих следов, оставленных на тропе и на берегу, ясно, что в этом месте прошло немало народу... И таких переходов здесь не один десяток.

Все подъезды к броду Нафати перекопаны и завалены щебнем, но Ингур в этом месте разбивается на рукава, речной перекат мелок, а значит, исключить хождение через границу невозможно. Это признали и принимавшие участие в поездке представители погрануправления ФСБ РФ в РА. Кстати, они так же, как и мы, зафиксировали все увиденное.

Последним мы посетили район висячего моста в Таглане, где раньше был железнодорожный мост. Именно в этом месте планируется построить один из официальных пунктов пропуска. Но сегодня здесь тихо и обманчиво пустынно...

Заканчивается очередная наша поездка в Нижнюю зону. Стоит подчеркнуть, что мы ни разу не спускались в села Отобая и Печору, где граница, к слову, вообще условная, и, как говорят сами галцы, именно там проходят контрабандные грузы. В связи с этим отмечу, что цены на галском рынке на некоторые товары за четыре месяца значительно выросли. Продавцы объясняют это тем, что теперь у них часто конфискуют перевозимое через границу, но есть и другие причины... То есть не все так просто, а значит, есть повод лично для меня ознакомиться с ситуацией на месте.

По информации, предоставленной мне Галским отделом СГБ РА, только в Нижней зоне ежемесячно за незаконный переход госграницы задерживают 70 – 80 человек.

С одной стороны, понять здешних жителей можно: идти им на Ингурский мост, по их словам, далеко, к тому же у многих нет документов, по которым они имеют право пересекать госграницу. А как быть, если человек заболел или на сопредельной стороне у него умер родственник? Ехать в райцентр за пропуском, везти больного на ингурский пост? Вот и нарушают люди закон.

Силовики считают, что основная часть проблем отпадет с открытием дополнительных пунктов пропуска: только в Нижней зоне их планируется три – в Таглане, Набакиа и Отобая. И именно этого с нетерпением ждут местные жители. В перспективе здесь найдут себе применение и абхазские кадры – пограничники, которых сегодня готовят в специальных российских учебных заведениях.


Номер:  28
Выпуск:  2918
Рубрика:  политика
Автор:  Наталья ШУЛЬГИНА

Возврат к списку