Главная

АГРЕССИЯ ГРУЗИИ ПРОТИВ АБХАЗИИ В 1989 ГОДУ 21.11.2015

АГРЕССИЯ ГРУЗИИ ПРОТИВ АБХАЗИИ В 1989 ГОДУ

Из страниц новейшей истории Абхазии: национально-освободительная борьба абхазского народа

Газета «Республика Абхазия» предлагает материал, который, по мнению его автора Игоря Марыхуба, может стать проектом Постановления Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия на тему: «Об агрессии Грузии против Абхазии, июльских кровавых событиях грузино-абхазской гражданской войны 1989 года в Абхазии». В нем дается юридическая, политическая, правовая оценка 80-м годам ХХ века в Абхазии; трагично-кровавым страницам июльских событий 1989 года в стране; абхазам, давшим отпор военной агрессии Грузии, на которых были заведены уголовные дела и которые были осуждены правоохранительными органами и судами Грузии. Текст этого проекта Постановления адресуется всем участникам тех событий, которые ныне здравствуют, чтобы они сделали свои замечания и дополнения и прислали бы их автору проекта Постановления – участнику и свидетелю экстремально-критических дней июля 89-го, тогда первому заместителю председателя Народного форума Абхазии «Айдгылара» («Единение») на общественных началах, одному из лидеров национально-освободительной борьбы абхазского народа 60 – 90-х годов ХХ века, участнику Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, кавалеру ордена «Ахьдз-Апша» третьей степени, старшему научному сотруднику отдела истории Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа Академии наук Абхазии Игорю Ражденовичу Марыхуба (обозначенному в тексте далее как «автор этих строк»).

Проект Постановления (предлагаемый)

Абхазия, абхазский народ в советскую эпоху являлись репрессированными, колониальными страной и народом. Народным Собранием – Парламентом Республики Абхазия дана юридическая, государственно-политическая правовая оценка этому периоду новейшей истории Абхазии и абхазского народа в постановлении «Об осуждении геноцида и других репрессивных мер против абхазского народа и представителей других народов, проживающих в Абхазии, властями Грузинской Демократической Республики и Советской Грузии и преодолении их последствий» от 15 октября 1997 года (№ 364-с-ХIII, г. Сухум).

Весь советский период абхазы вели упорную национально-освободительную борьбу против советско-грузинского колониализма, а в грузино-абхазской войне 1992-1993 годов осуществили реконкисту: отвоевали свои Свободу, Суверенитет и Независимость от метрополии – Грузии. То есть современное абхазское национальное государство – Республика Абхазия – возродилось в результате борьбы её народа за независимость, за самоопределение…1

В 80-е годы ХХ века общественно-политическое напряжение, государственно-конституционные противоречия между Абхазией и Грузией достигли наивысшей фазы – столкновения с человеческими жертвами 15-16 июля 1989 года. Это было связано с курсом грузинских властей на отделение Грузии от СССР вместе с её автономными республиками – Абхазией и Южной Осетией, разумеется, без согласия и разрешения на то абхазского и югоосетинского народов. Состоялся и 40-тысячный «крестовый поход» грузин на Абхазию, фактически – военная агрессия Грузии против Абхазии.

80-е годы ознаменовались целенаправленным разрушением СССР – советской империи, ядерной супердержавы мира, в состав которой входили и Грузия, и Абхазия! И это связано с именем Михаила Горбачёва. Вместе с Горбачёвым СССР разрушали его единомышленники – Александр Яковлев, куратор международных, идеологических вопросов в ЦК КПСС, Эдуард Шеварднадзе – министр иностранных дел СССР и др. Позже «нашёлся» и продолжатель дела Горбачёва – Борис Ельцин, который довёл граждан богатейшей по природным ресурсам страны до обнищания».2

Один из главных ликвидаторов СССР Александр Яковлев сам пишет, как преднамеренно, по «разработанному плану» разрушали гигантский Советский Союз...3

В те годы развалом могущественного и многонационального СССР воспользовались грузины всех социально-политических мастей – и неформалы, и «демократы», и коммунисты, решившие вывести Грузинскую ССР из состава СССР вместе с Абхазией и Южной Осетией. Вряд ли процесс отделения Грузии от СССР, тем более – военная агрессия Грузии против Абхазии в июле 1989 года, происходили без ведома и согласия Эдуарда Шеварднадзе, с 1985 года работавшего в Москве вместе с Президентом СССР Михаилом Горбачёвым.

На пути к решению этих стратегических задач грузинские власти поставили цель: во что бы то ни стало столкнуть абхазов и осетин с проживавшими в их республиках грузинами, и, устроив межнациональную резню, спровоцировать гражданские войны, чтобы уничтожить, подавить наиболее активно-авангардную часть абхазского и югоосетинского этносов, окончательно ликвидировать их и так бесправные национально-государственные образования – Абхазскую АССР и Южно-Осетинскую автономную область. «Конечной целью назывался откровенно, без утайки – захват политической власти, свержение существующего строя, отторжение Грузии от СССР, ввод иностранных войск», – констатировала официозная газета «Заря Востока».7

Для выхода Грузии из состава СССР необходимо было объединить, консолидировать всех субэтносов – мингрелов, сванов, лазов, собственно грузин (карталинцев-картвелов), этнографические группы – аджарцев, кахетинцев, гурийцев, рачинцев, пшавов, хевсуров и др. – в один грузинский народ, поскольку и тогда, и сейчас, в ХХI веке, не завершён процесс формирования единой грузинской нации.8 Идея образования национального государства – «Грузия – только для грузин!», пропаганда идеологии пангрузинизма – превосходства грузинской нации над другими народами в Грузии и необходимость установления господства грузин над ними, прежде всего, над абхазами и юго-осетинами, развили ментальность грузин – агрессивный национализм, национал-фашизм, расизм и нацизм. Пользуясь пассивностью правоохранительных органов Грузии, не использовавших предоставленные им законом права по наведению общественного порядка, пресечению несанкционированных митингов, лидеры грузинских неформалов в Абхазии стали открыто проводить антигосударственную, антипартийную, воинственно-национал-шовинистическую, нацистскую политику, провоцируя межнациональные грузино-абхазское столкновение, гражданскую войну.

В этих условиях реальной физической опасности для абхазского народа, да и для всех (кроме грузин) этнических общин Абхазии – русских, армян, греков, эстонцев и др., чтобы выжить, сохраниться, необходимо было активно защищаться от оголтелой грузинской национал-фашиствующей агрессии. Все это вынудило нас, избранных в оргкомитет из 11 человек, в срочном порядке написать Устав и Программу и создать 13 декабря 1988 года на учредительном съезде в Сухуме общенациональный орган – общественно-политическое объединение Народный форум Абхазии «Айдгылара» («Единение»), ставший единственной общественно-политической защитной силой патриотов Абхазии. «Добиваться государственного, экономического и культурного суверенитета Абхазии путём внесения в Конституцию изменений, гарантирующих полную самостоятельность республики…», – таковой была ключевая Программа «Айдгылара».9

«Айдгылара» сыграла выдающуюся роль в защите абхазского народа от грузинской военной агрессии в июле 1989 года, сплотила многонациональный народ Абхазии в один кулак-монолит в годы развала супердержавы мира, советской империи – СССР, создала прочнейший фундамент для Победы в ходе очередной агрессии Грузии против Абхазии в 1992-1993 годах.

Искусственная общественно-политическая напряжённость в Абхазии стала нарастать с ноября-декабря 1988 года провоцированием грузинского населения – диаспоры в автономной республике – тбилисскими эмиссарами: созданием в Абхазии филиалов грузинских неформальных общественно-политических объединений, организаций всех мастей во главе со Звиадом Гамсахурдия, Мерабом Костава, непрекращающимися грузинскими митингами, другими политическими акциями. Чтобы еще более взбудоражить, накалить абхазов – коренных, государствообразующих жителей Абхазии, была организована антиабхазская информационная война в СМИ Грузии, объявлявшая всё абхазское – грузинским, антинаучно фальсифицировавшая историю, самобытную культуру абхазского народа.

Несмотря на настоятельные требования народных депутатов СССР от Абхазской АССР во главе с Владиславом Григорьевичем Ардзинба, самого тогдашнего руководства автономной республики, Верховный Совет СССР не дал государственно-политической оценки кровавым событиям 15-16 июля 1989 года в Абхазии, не установил правых и виноватых. Эту задачу односторонне взяли на себя грузинские правоохранительные органы и суд. О какой объективности и всесторонности можно было говорить, если предварительное расследование по делам абхазов проводила заинтересованная сторона – нацистская Грузия, сама совершившая военную агрессию против Абхазии?! Грузинское «правосудие» приравняло тогда к статусу погибших от рук абхазов грузин-агрессоров к статусу погибших абхазов, давших отчаянный отпор грузинской военно-политической авантюре, к статусу защитников единственной своей Родины – Апсны, суверенитета абхазской национальной государственности. Это было недопустимо, и, в сущности, являлось противоправным, незаконным в вердиктах прокуроров и судей Грузии! Вопреки руководящему принципу презумпции невиновности, сам прокурор Грузинской ССР Вахтанг Размадзе в грузинской прессе 1989-1990 годов публично обвинял во всём случившемся в июле 1989 года в Абхазии абхазский народ. Он и вынес свой приговор многим ответственным работникам партийных, советских, правоохранительных органов автономной республики, которые являлись абхазами, ещё задолго до завершения следствия и суда.12

В итоге кровавые события в Абхазии 1989 года умышленно были охарактеризованы, квалифицированы как «межнациональный конфликт», «конфликт, возникший на межнациональной основе 15-16 июля 1989 года в Сухуми», «факты массовых беспорядков на межнациональной почве», «столкновения на межнациональной почве, переросшие в массовые беспорядки, в групповые драки в различных местах города Сухуми», «вспыхнувшие массовые драки, переросшие в перестрелку – вооружённое столкновение сторон – абхазов и грузин». Здесь отсутствовали государственно-политическая подоплёка, адекватная, объективная юридическая уголовно-правовая оценка, причинно-следственные связи событий 15-16 июля 1989 года в городе Сухуме и на мосту через реку Аалдзга. Понятия «факты массовых беспорядков», «групповые драки», «массовые драки, переросшие в перестрелку – вооружённое столкновение сторон», конечно же, выходили за пределы только грузинских прокурорских расследований, они были непосредственно связаны с государственно-политическим вопросом – выходом Грузинской ССР из состава СССР вместе с входившими в нее автономно-национальными государствами – Абхазской АССР и Южно-Осетинской Автономной областью. Они были искусственно спровоцированными самой Грузией гражданскими войнами. А к ряду заключённых абхазов потом был применён Закон Республики Грузия «Об амнистии» от 22 ноября 1990 года.13

«15 июля 1989 года в городе Сухуми начались несанкционированные митинги и противостояния лиц абхазской и грузинской национальностей на межнациональной почве. Впоследствии ситуация вышла из-под контроля правоохранительных органов и начались массовые беспорядки, переросшие в групповые драки в разных местах города. Весь личный состав МВД Абхазской АССР был задействован в обеспечении охраны порядка в городе. В тот день с большим трудом удалось справиться с беспорядками, которые чинились между представителями двух народов. Однако в ночь на 16 июля, около 1 часа, вновь вспыхнули массовые драки, переросшие в перестрелку, появились раненые и убитые…», – такова общая характеристика почти всех официальных текстов-донесений, сводок МВД, прокуратур Абхазии, Грузии, СССР, не раскрывающая причинно-следственной связи, фактически гражданской войны между абхазами и грузинами в Абхазии в июле 1989 года, подоплёкой которой являлся государственно-политический вопрос: выход Грузинской ССР из состава СССР, вместе с входившими в её составе автономными образованиями, их упразднение и ликвидация. Этой целью и была задача – искусственно вызвать гражданские войны в этих автономных республиках, сломить сопротивление, физически уничтожить авангардную аппассионарную элиту абхазов и югоосетин, подавить национально-освободительную борьбу абхазского и югоосетинского народов за свои Свободу, Независимость от метрополии – Грузии, с надеждой добивавшихся восстановления суверенитетов своих национальных государств в составе обновлённого СССР – новом подлинно-федеративном «Договоре о Союзе Суверенных Государств».14 «Приступая к обновлению нашей Федерации, мы не можем не отказаться от унижающих честь и достоинство народов стереотипов, которые складывались в нашей стране (в СССР. – И.М.) десятилетиями и основывались на сталинской схеме господства и подчинения»,– говорил на третьей сессии Верховного Совета СССР Владислав Ардзинба, народный депутат СССР от Абхазской АССР, член Президиума Верховного Совета СССР.15

В Сухум из Москвы вместе с двумя военно-транспортными самолетами, с 5-тью тысячами вооружённых солдат из спецназа на борту, ночью 16 июля 1989 года прилетел командующий внутренними войсками МВД СССР, генерал-полковник Шаталин Юрий Васильевич. Он констатировал: «…Только высшее руководство Грузии и Абхазии шло на прямые контакты. Я нигде не видел, чтобы с населением работал местный партийный и советский аппарат. А между тем информация о подготовке этих событий поступала в партийные органы, МВД и КГБ за неделю до их начала. Сейчас нам известны такие факты. Но снова опоздали принять правильное и своевременное решение, и ситуация оказалась выпущенной из-под контроля. Здесь достаточно сил и средств у министра внутренних дел, в его подчинении находятся внутренние войска, расположенные в Тбилиси. Даже здесь, в Сухуми, есть моторизованное подразделение внутренних войск, и если бы с его помощью вовремя перекрыли дороги, трагедии могло бы и не быть…».16 Эти свидетельства генерала Шаталина лишний раз подтверждают заинтересованность властей Грузии в гражданской грузино-абхазской войне в Абхазии, преднамеренном непредотвращении ими кровавых июльских событий в Абхазии. «Под руководством тогдашнего зам. министра внутренних дел Республики Абхазия (нациста-грузина. – И.М.) Гиви Ломинадзе заблаговременно было завезено в Абхазию много оружия, и в тот злосчастный день, 15 июля, грузины и сваны оказались вооружёнными автоматами Калашникова. Со слов очевидцев, «подъехавшая к Красному мосту грузовая машина была нагружена оружием, и оно раздавалось грузинам…».18 Накануне военной агрессии Грузии против Абхазии специальным Распоряжением Совмина ГССР у местного абхазского населения было изъято всякое огнестрельное оружие, абхазские милиционеры были разоружены; у главарей боевиков-грузин – авторов «крестового похода» на Абхазию – на руках находились «Карта Абхазской АССР» с обозначениями особыми грузинскими знаками абхазских сёл, на дверях абхазских квартир делали пометки, кресты в городе Сухум; грузинское население в Абхазии было предупреждено, оно заранее запаслось продуктами, а наиболее агрессивная его часть была снабжена автоматами, ручными гранатами, взрывчатыми веществами, множеством метровых стальных прутьев-пик, с отточенными на токарных станках концами, способных пробить грудную клетку человека.

Вслед за июльскими 1989 года событиями в Абхазии Гиви Николаевичу Ломинадзе, из-за которого тогда практически началась война в Абхазии, было присвоено звание генерала-милиции (!), приказом министра ВД Грузии Ш.В. Горгодзе назначен министром ВД Абхазии – вместо генерал-майора М.А. Чулкова; тот Ломинадзе, который 48 дней не подчинялся Постановлению Верховного Совета Абхазской ССР об его освобождении от должности министра ВД Абхазии, не покидал кабинет министра, пока его физически не вышибли оттуда 24 июня 1992 года; является одним из главных зачинщиков и организаторов грузино-абхазской войны 1992-1993 годов в Абхазии… Если бы в распоряжении тогдашних грузинских властей было советское вооружение, которое Эдуард Шеварднадзе заполучил в августе 1992 года по Ташкентскому соглашению, то, несомненно, они использовали бы и такую военную армаду-технику, была бы пущена в ход против Абхазии, абхазского народа.

То, что «в Абхазии были силы и средства достаточные для эффективного противодействия и предотвращения кровопролития, решительного отпора вылазке экстремистов и уголовников»; что «в Сухуми находилось значительное количество работников милиции Абхазии и Грузии во главе с министром внутренних войск», – констатировала и Комиссия Верховного Совета Абхазской АССР в информации «О некоторых результатах расследования событий, имевших место в городе Сухуми, других городах и районах Абхазской АССР 15-16 июля 1989 года» от 31 июля 1989 года. «Несмотря на всю серьёзность обстановки, руководство Абхазии и Грузии не принимало действенных мер... Бездействовали министры внутренних дел Грузии и Абхазии, которые были в Сухуми и располагали достаточными силами и средствами»,20 – утверждала Комиссия.

В этот роковой день, 15 июля, в городе Сухуме находились: министр внутренних дел Грузии Шота Горгодзе (с Кутаисским батальоном грузинской милиции из 600 человек), Председатель Президиума Верховного Совета Грузинской ССР Отар Черкезия, второй секретарь ЦК КП Грузии Александр Павшенцев, которым удалось полностью парализовать возможность антигрузинских действий руководства партийных органов Абхазской АССР во главе с первым секретарём Абхазского обкома КП Грузии Владимиром Филипповичем Хишба, которому, окружённому этими «гостями» в своем служебном кабинете, ни разу не удалось выйти к собравшемуся на площади Ленина своему абхазскому народу. Все знали, что в тот день грузинская колонна – полчище из 40 тысяч человек – вооружённой массы разъярённых, отравленных грузинской национал-фашистской заразой жителей Гальского района Абхазии и Западных районов Грузии (Мегрелия),21 с большегрузными самосвалами БелАЗ, МАЗ, КамАЗ, на крыше которых были установлены ручные пулемёты, хлынула на Абхазию, подошла к шоссейному мосту через реку Аалдзгу в Очамчырском районе. Представители грузинского руководства в Сухуме с нетерпением ждали, когда эта грузинская разъяренно-вооруженная толпа перейдёт мост и ворвется в села Абжуйской Абхазии, а основная её часть дойдет до Сухума, затем до реки Псоу, через сёла Бзыбской Абхазии, и физически расправится с «неугомонно-строптивыми абхазами». Уж точно, ни они, ни руководство в Тбилиси никак не ожидали, что так мгновенно среагирует на сообщение о начале грузино-абхазской гражданской войны в Абхазии народный депутат СССР Владислав Ардзинба в Москве, и что ему через министра ВД СССР Вадима Бакатина, Председателя КГБ СССР Владимира Крючкова, оперативно, в ту же ночь 16 июля, удастся направить в Абхазию два борта с пятью тысячами вооружённых войск МВД СССР во главе с вышеупомянутым генералом Шаталиным; и что фактически в зародыше будет пресечена запланированная широкомасштабная военная агрессия Грузии против Абхазии...

«Ну, когда же начнётся?!», «ну, когда же начнётся?!», – с негодованием вопрошал Отар Черкезия в час дня 15 июля 1989 года в сухумском парке возле здания Абхазской госфилармонии, спешно направлявшийся в сторону здания Абхазского обкома КП Грузии.22 И началось! С четырёх часов дня!..

15 июля, в 16-17 часов, в парке имени Руставели по улице Лакоба произошла скоротечная грузино-абхазская драка: у абхазов не было оружия, дрались камнями, кирпичами, палками, ветвями деревьев, рейками, сорванными с садовых скамеек и заборов; грузины были серьёзно избиты, получили тяжёлые увечья, часть из них была загнана в море. Погиб их главарь В. Векуа. Милиция бездействовала, в том числе Кутаисский батальон грузинской милиции из 600 человек, а драка была недалеко от места, где они стояли. Затем группа возбуждённых безоружных абхазов ворвалась в помещение грузинской школы №1, избила находившихся там членов приёмной комиссии для т.н. Сухумского филиала ТГУ, вынесла сейф с документами будущих абитуриентов. Был избит начальник Сухумского ГОВД Джемал Рапава, грузинские милиционеры, которое охраняли эту школу… Здесь отличился ткуарчалец Нодар Качабаа (Гячба)…23 В целях безопасности и охраны в 19 часов по просьбе автора этих строк все собравшиеся в Сухуме в тот день абхазы в количестве до 15 тысяч человек, переместились на площадь имени Ленина (ныне – площадь Свободы). Женщин и пожилых людей поместили в актовый зал первого этажа Совмина Абхазской АССР. Для освещения всей площади установили несколько прожекторов, по периметру площадь загородили грузовыми бортовыми машинами из Сухумского АТП №2, предоставил их его начальник Георгий Какалия. Вокруг собравшихся людей были расставлены молодые, энергичные парни – более ста человек, которые, периодически ударяя в розданные им Гиви Агрба милицейские пластмассовые щиты обрезками арматуры, имитировали звуки автоматных выстрелов, создавали эффект, что абхазы-охранники вооружены…

В те июльские дни и ночи автор этих строк был вместе с собравшимися на площади имени Ленина абхазами, прибывшими в столицу республики выразить протест против провокации грузинских властей – открытия филиала Тбилисского госуниверситета в Сухуме. Он знал, что хлынувшая в Абхазию огромная толпа воинственных грузин и мегрелов остановлена на мосту через реку Аалдзга, но силы обороняющихся – очамчырцев и ткуарчалцев были мизерными. Необходимо было срочно им на подмогу отправить собравшихся на площади мужчин из Абжуйской Абхазии, иначе напавшие на страну прорвали бы оборону моста и могли бы ворваться в абхазские сёла для уничтожения живущих там абхазов, дойти до Сухума, а затем и дальше с теми же намерениями. Эти и другие важные факты, информацию о складывающемся общественно-политическом положении в Абхазии и вокруг неё он получал от Председателя Президиума Верховного Совета Абхазской АССР Кобахия Валериана Османовича, в ту роковую ночь до утра находившегося на рабочем месте в Доме Правительства. Кобахия распорядился, чтобы все имеющиеся в наличии прогулочные катера были причалены к Сухумскому морпорту, но автор этих строк не смог открыто сказать собравшимся на площади обо всей критичности ситуации в Очамчыре. Если бы он изложил суть и сообщил, что всем мужчинам-абжуйцам надо выйти из толпы и направиться к ожидающим их в порту катерам, то напугал бы всех людей, и так находящихся в состоянии психологического стресса. Началась бы паника. Отправка людей в Очамчыру так и не была осуществлена до утра следующего дня.24

В районе 20 часов на перекрестке нынешних улиц Гулиа и Айдгылара ткуарчалцем Валерием Агрба был подорван самосвал МАЗ с 50-тью боевиками, голыми по пояс сванами и грузинами, пытавшимся с трёмя такими же самосвалами ворваться в плотную толпу абхазов на площади Ленина, чтобы смять, раздавить их. Но после мощного взрыва сваны дали дёру. Надо было видеть, как разбегались они от накренившегося самосвала с ручным пулемётом, приваренным к крыше. По секретной договорённости с автором этих строк, самодельные взрывные устройства из аммонала («алаяъым»9 заблаговременно были изготовлены ткуарчалским шахтовзрывателем Станиславом Гварамия и 15 июля были привезены в Сухум на автобусе ПАЗ Ткуарчалского АТП. Ткуарчалцы сыграли исключительную роль в обороне и сопротивлении абхазов в Сухуме и на мосту через реку Аалдзга…

Героизм, бесстрашие проявили сотрудники МВД Абхазии, вооруженные автоматами, пистолетами: Гиви Агрба, подполковник, замминистра, начальник охраны общественного порядка МВД Абхазской АССР, Амиран Гуния – капитан милиции, Валерий Делба, Валерий Зухба – лейтенанты милиции, милиционер Вахтанг Гвинджия. По согласованию с автором этих строк, Валерий Делба возглавил операцию на вышеупомянутом автобусе ПАЗ Ткуарчалского АТП (водители Вячеслав Сангулия и Владимир Севдар-оглы) по успешному захвату нарезного оружия со склада Эшерской спортбазы. В числе группы находились Нугзар Сангулия, Юрий (Дмитрий) Палба, Юрий Акаба, Отар Цвижба, Даур Гварамия, Заур Кварчия, которые (по донесению Л. Даваджяна) были осуждены, отбыли годичные сроки заключения в Зугдидской тюрьме, перенесли издевательства «грузинских обработок» там. На три года был осужден Валерий Делба, досрочно вышёл из тюрьмы по амнистии. Двое – Дмитрий Палба и Юрий Акаба чудом избежали арестов.

К 21 часу 30 минутам грузины, сваны в большом количестве направились в сторону Красного моста и набережной, там кинотеатр «Апсны» и прилегающая территория были заполнены грузинами, вооруженными чем попало, которые стали перекрывать подходы к обоим мостам и улице Чанба. С подъехавших автобуса и грузовика им раздали автоматы, после чего они стали задерживать прохожих и транспорт, среди которых выявляли лиц абхазской национальности и подвергали их моральным и физическим оскорблениям. В 23 часа грузинские пикетчики у Белого моста противоправно задержали автобус, приехавший в Сухум и принадлежащий колхозу села Кутол Очамчырского района, устроили самосуд над его пассажирами-абхазами: стальными прутьями-пиками зверски были убиты братья Иван и Нур Ласурия, избиты были Леонид Когония, Арвелод Бебия, Валерий Голандзия, отец и сын Куачач и Аслан Микая, братья Беслан, Эдуард, Тамаз, Георгий Ласурия, последний получил тяжкое телесное повреждение, стал инвалидом II группы…

Во власти бесчинствующих грузинских экстремистов, их разгула, бандитизма и насилия оказались по существу Сухум и пригородные районы – Гулрыпшский и Сухумский. Грузинами были учинены обыски и вооружённые грабежи квартир, избиение абхазов. Множество граждан, в том числе женщины, оказались блокированными в городе, вынуждены были ночевать под открытым небом, а часть – в здании Дома Правительства…25 В ту ночь на помощь в Сухум на четырёх грузовиках из Гудауты подъехал к нижнеэшерскому мосту отряд из 114 вооружённых абхазов во главе с Геннадием Сабуа и Джондиком Тванба. Их сперва хотела разоружить грузинская милиция в районе дома отдыха «Мимозовая роща», но им не удалось этого сделать, а затем их не пропустил в город и вынудил вернуться обратно в Гудауту наряд войск МВД СССР, прибывший в Сухум к 13 часам 30 минутам, блокировавший столицу со стороны моста в Нижней Эшере.26 О нахождении в селе Нижней Эшере этого гудаутского отряда знал Озган Константин Константинович – председатель исполкома Гудаутского районного Совета народных депутатов, но он советовал остановить продвижение в Сухум, подождать, пока он лично не выяснит обстановку и не сообщит о необходимости такой вооружённой помощи. Озган прибыл в Сухум, появился на трибуне рядом с автором этих строк, но не сказав ни слова, поднялся в кабинет Валериана Кобахия. В ту же ночь у Кобахия был и Багапш Сергей Васильевич – первый секретарь Очамчырского райкома КП Грузии, который на глиссере отправился из Сухума в Очамчыру, предпринял попытку переговоров с грузинскими боевиками о прекращении стрельбы, но это не увенчалось успехом, наоборот, грузины, увидев его на мосту, стали по нему стрелять, и он залёг на мосту на некоторое время. А потом пришлось вернуться обратно.

Действия Валериана Кобахия в ту ночь в служебном кабинете грузинские власти расценили как помощь «абхазским экстремистам», поскольку стекавшаяся к нему скудная, но важная информация (с мест, от руководителей районов, даже из Москвы) в какой-то степени влияла на слаженность действий абхазов против грузинских боевиков. Периодически выходя на правительственную трибуну к собравшимся, автор этих строк через усилитель сообщал дозированно-успокаивающую информацию: «вот-вот помощь придёт, нельзя падать духом». Говорил без конкретики, чтобы слушающие грузины не смогли помешать «поступающей помощи». Было известно и о кипучей деятельности Владислава Ардзинба в Москве – по отправке в Абхазию необходимого количества военных. «В ночь, когда произошли эти события, и я получил первую информацию, – говорил он потом, – то сумел дозвониться по домашнему телефону даже председателю Комитета государственной безопасности Владимиру Крючкову. Тот в свою очередь связался с министром внутренних дел Бакатиным. Тогда были подняты в воздух два борта, на которых были переброшены внутренние войска для предотвращения трагических событий в Абхазии».27 Прибывший с пятитысячным войском МВД СССР генерал Юрий Шаталин первым посетил Валериана Кобахия, в рабочем кабинете которого был выработан экстренный план действий. Автор этих строк имел беседу с генералом об обстановке, настроениях собравшихся на площади абхазов, дисциплине, порядке среди них и т.д. Генерал захотел на лифте вдвоём со мной подняться на крышу Дома Правительства. Увидел там двух абхазов-охранников с охотничьими ружьями и два ручных пулемёта по краям крыши. «Арестовать его! Мы срочно вылетели в Абхазию спасать вас, абхазов, как безоружных, незащищённых, а вы здесь с ружьями ходите!» – закричал генерал на автора этих строк в присутствии собравшихся там людей. И арестовал бы, если бы не срочный вызов его по телефону из Москвы.

Июльские события в Абхазии Валериану Османовичу Кобахия не простили: ЦК КП Грузии вывел его из состава бюро Абхазского обкома КП Грузии, хотели освободить от занимаемой должности на ближайшей сессии Верховного Совета Абхазской АССР, но грузинские депутаты не смогли собрать кворума, и Кобахия продолжал работать на своём посту, пока его не сменил Владислав Ардзинба 4 декабря 1990 года…

С часа ночи 16 июля обстановка резко обострилась. К этому времени большое количество грузин-экстремистов, боевиков-пикетчиков вооружились автоматическим оружием. Ими были заблокированы верхние и нижние шоссейные мосты через реку Гумисту, и очаги резких грузино-абхазских боестолкновений образовались на Сухумском железнодорожном вокзале и на железнодорожной платформе Бараташвили. Здесь грузинские боевики забаррикадировали шоссейные проходы к абхазам в городе Сухуме. На этих участках активное участие принял капитан милиции Амиран Гуния с сослуживцами Валерием Зухба и Вахтангом Гвинджия. Гуния получил тяжелое ранение, стал инвалидом II группы, был объявлен во всесоюзный розыск, скрывался в Москве у народного депутата СССР Владислава Ардзинба… На Сухумском железнодорожном вокзале в боестолкновениях участвовали, проявив бесстрашие и отвагу, абхазы Алхас Шакрыл (со своей группой из села Лыхны), Сергей Анкваб (водитель «КамАЗа»), Мираб Квициния, Мака (Амиран) Дзидзария (был ранен в плечо), Беслан Чкотуа (тяжело раненный, скончался в Сухумской 2-й городской больнице), Альберт Кобахия (тяжело раненный, скончался по дороге в ту же городскую больницу). Активный отпор грузинской агрессии в ту ночь дали и сухумчане Нугзар Шоуа, Андрей Кварандзия… В ту ночь под свою личную ответственность раздал ранее изъятые автоматы своим сотрудникам капитан милиции, зам. начальника Гудаутского РОВД Виталий Смыр. Он, возглавив взвод (из 10 человек) вооружённых гудаутских милиционеров, направился на помощь абхазам в Сухум, дошёл до верхнегумистинского шоссейного моста, но дальнейшее его продвижение в город Сухум было остановлено Константином Озган…

16 июля в Сухумском аэропорту старший лейтенант милиции Сухумского ГОВД Гиви Кварацхелия, мегрел, уроженец села Джал Цаленджихского района Мегрелии, проявив агрессивно-шовинистическую ненависть к абхазам, демонстративно называя Абхазию Грузией, грузинской землёй, развязал физическую потасовку с начальником смены аэропорта Алексеем (Резо) Чагрицовичем Когония. Угрожая пистолетом, Кварацхелия затащил Когония в милицейский автобус и произвёл смертельный выстрел. Алексей Когония геройски погиб, стал жертвой грузинского нациста за то, что смело утверждал: «живет он в Абхазии, а не в Грузии, на абхазской земле».28

Критическая ситуация создалась к 6-ти часам утра 16 июля в районе моста через реку Аалдзгу в городе Очамчыре, где на противоположном берегу находилось более 20 тысяч вооружённых лиц грузинской национальности, а на подступах сосредоточилось ещё около 40 тысяч человек29 из Галского района Абхазии, Мегрелии… Среди грузинских боевиков с речью выступал Мираб Костава, призывал к обороне на границе Очамчырского района и к оказанию помощи грузинам в городе Сухуме.30 По наблюдениям полковника А. Зубарева и данным наземной разведки, «голова колонны находилась в селе Илори, а хвост в селе Ачигвара… Их было 30 – 40 тысяч человек, вооружённых разными видами огнестрельного оружия, во главе с гигантом БелАЗом и приваренным к его крыше ручным пулемётом, автобусами «Икарус» и грузовиками с боевиками-грузинами. Толпа была управляема и, в известной мере, организована по-военному».31 Есть все основания утверждать, что конфронтация у Аалдзского моста носила агрессивный характер. Ибо сбор, организация и вооружение большой массы людей невозможно было бы осуществить за столь короткое время: заключённых из тюрьмы №6 в городе Зугдиди в числе 180 человек освободили, передав им табельное оружие охраны тюрьмы; аналогичные акции почти в полсотне правоохранительных органов, плюс оружие со складов воинских частей Поти, Кутаиси и др.; нападение на охрану ИнгурГЭС, завладение 11-тью карабинами, 13-тью револьверами системы «Наган» с боевыми патронами; нападение на охрану ГЭС №1 посёлка Речхи, завладение 10-тью карабинами, 14-тью револьверами системы «Наган» с боевыми патронами и др. – говорят об истинных планах и намерениях грузин-экстремистов».32

До прибытия войск МВД СССР абхазское население Очамчырского района и города Ткуарчала организовало самооборону на мосту через реку Аалдзгу. В целях преграждения пути грузинским боевикам из Западной Грузии, оно перекрыло этот мост автомашинами, заминировало его самодельными взрывными устройствами на случай прорыва боевиков… «И когда угроза прорыва через мост сделалась реальной, а власти показали свою неспособность защитить население, толпа граждан окружила Очамчырское РОВД и стала требовать выдачи изъятого у них оружия, а когда ей в этом было отказано, толпа стала угрожать захватом боевого оружия силой. Именно в этих условиях, с целью предотвращения захвата боевого оружия и организации защиты населения от нападавшей массы вооружённых людей», прокурор Очамчырского района Валерий Гурджуа и начальник отдела вневедомственной охраны при Очамчырском РОВД майор милиции Даур Шларба «приняли продиктованное ситуацией решение – выдать населению охотничьи ружья», хранящиеся в помещении Очамчырского отделения Агропромбанка СССР в количестве 1050 гладкоствольных охотничьих ружей, более 40600 охотничьих патронов и снаряжение из магазина «Абхазохотрыбобщества». «Этим оружием был обеспечен лишь шумовой эффект, который сдерживал наступавших»; «выданным оружием не был убит и ранен ни один человек».33 Здесь наиболее отличились отец и дочь Расим и Этери Буюк-оглы, а также Анатолий Хибба, Эрик Зарандия (был ранен, инвалид I группы), Валерий Хинтуба, Гули Джопуа (был ранен), Иона Какалия (был ранен), Заур Адлейба… Анатолий Хибба загородил полным бензовозом мост и поджег его, тем самым предотвратил продвижение тараном на мост большегрузного БелАЗа и пресёк страшную трагедию – прорыв грузинской вооруженной толпы в Очамчыру, дальнейшее ее продвижение в глубь Абхазии.

Около 14 часов прямо в Очамчыру из Сухумского аэропорта прилетел полковник А. Зубарев, командир оперативной маневренной группы из 60 солдат,34 а к 8 часам утра – и сам генерал Шаталин из Сухума с группой десантников. Аалдзский мост был атакован и взят, толпа рассеялась. Прибывшие десантные войска сумели без кровопролития несколько разрядить обстановку у моста, но до 18 июля, введения особого режима поведения граждан в Абхазии, наиболее крупные группы грузинских боевиков совершали нападения на абхазские поселения, устраивали засады, захватывали заложников… «Если бы местные жители Очамчырского района не смогли удержать оборону на мосту через реку Галидзга, то произошедшее было бы гораздо страшнее, чем в Фергане», – заявил тогда Шаталин…35 По официальным данным, по всей Абхазии было убито 17 человек – 11 грузин, 5 абхазов и 1 грек, а ранения различной тяжести получили 4448 человек.36 Среди пострадавших в городе Сухуме были и граждане Западной Грузии – Зугдидского, Цхакаевского, Цаленджихского, Гегечкорского районов, города Поти и др.37 В Очамчырском районе при перестрелке было убито пять граждан грузинской национальности (жители Очамчырского и Галского районов и районов Западной Грузии), ранено 19 абхазов, 13 грузин, других национальностей – 3 человека. Из 19-ти раненых абхазов пулевые ранения у 14-ти, дробью – 5; из 13-ти раненых грузин – пулевое ранение у одного, дробью – 5, ножевых – 2, ушибленные – 5 человек. Данные указывают на характер вооружения сторон и степень их готовности к произошедшим событиям.38 По мнению авторитетных очевидцев, особенно военных, всё, что делали абхазы, «было необходимыми мерами самозащиты и самообороны»… Многочисленные факты бесчинств, уголовных преступлений фашиствующих грузин-нацистов на территории Абхазии приводятся в собранных и проанализированных материалах вышеназванной Комиссии Верховного Совета Абхазской АССР в информации «О некоторых результатах расследования событий, имевших место в городе Сухуми, других городах и районах Абхазской АССР 15-16 июля 1989 года» от 31 июля 1989 года,39 и нет надобности их подробно фиксировать в предлагаемом тексте проекта Постановления Парламента Республики Абхазия.

В те максимально критические дни – 15, 16 июля 1989 года автор этих строк в тот период – первый заместитель председателя Народного форума Абхазии «Айдгылара» («Единение») на общественных началах, заведующий жилищно-бытовым отделом Совета профсоюзов Абхазской АССР – находился в гуще происходивших событий, среди собравшихся представителей абхазского народа в количестве до 15 тысяч человек, на площади Ленина, руководил организационными вопросами: порядок, дисциплина в их среде, их безопасность и охрана, периодически выступал перед ними; успокаивал, обнадёживал информацией о скорейшем прибытии в Абхазию войск из Москвы и т.д.; за активное сопротивление грузинской агрессии в Абхазии подвергался гонениям со стороны прокуратуры Грузии, чудом избежал трёх попыток ареста в 1989,1990 годах. Написал он открытые Заявления и Письмо руководству Абхазии, прокуратурам Абхазии, Грузии, СССР – Генеральному прокурору А.Я. Сухареву – 8 июня, 5 октября 1989 года, 7 июня 1990 года.41 Убеждённое в неизбежном аресте автора этих строк, а также чтобы отмежеваться от его «экстремистской» деятельности, руководство Народного форума Абхазии «Айдгылара» во главе с его председателем Алексеем Ночиевичем Гогуа, не проявившим лидерские качества в ту ночь, ни разу не появившимся перед собравшимся на площади Ленина своим народом, исключило И.Марыхуба из состава «Айдгылара». Бездоказательно, несправедливо его обвинили в том, что якобы он без ведома руководства «Айдгылара», самолично 15 июля собрал в Сухуме не подготовленный к сопротивлению народ и противопоставил его грузинам. Грузино-абхазская гражданская война якобы была спровоцирована им! «Жълар р-Форум щазлацъажъо а6ыр06ъеи а8суааи реидыслара атъы инар0бааны иазаа0гылеит, уи зыхйьази, иаиуз ахйьа-8йьа6ъеи ирылацъажъеит. Игор Мархолиа (Марыхъба9 «Аидгылара» ахадара ирзымдыруа, ихащъатъала акагьы иазыйа7амыз ажълар еизганы 8хынгъы 15 рзы а6ыр06ъа иахьыр=иаиргылаз азы июызцъа и6ъыёбеит, иаргьы уи ашь0ахь дгъааны уаща «Аидгылара» ам8ан ды6ъымлеит…»! О тяжком обвинении в адрес автора этих строк, не соответствующем действительности, пишет Валерий Ермейович Кварчия, тогдашний председатель Сухумской городской организации и член президиума «Айдгылара» в своей книге «Из истории национально-освободительного движения абхазского народа 1967 – 1992 годов» (Сухум, 2011 г., с. 39). «С задачей руководства людьми, которые собрались на площади Ленина, хорошо справился Игорь Мархолиа (Марыхуба)…» – так позже охарактеризует автора этих строк сам Гогуа.42

Прибывшее из «горячих точек» в Абхазию пятитысячное войско Шаталина быстро взяло ситуацию под свой контроль, разоружив наиболее активных участников событий и восстановив общественный порядок.

17 июля Владиславу Ардзинба удалось убедить сессию Народных депутатов СССР о необходимости принятия Верховным Советом СССР Постановления «О событиях в Абхазской АССР», а 18 июля – и Президиумом Верховного Совета Абхазской автономной республики Постановления «О введении особого режима поведения граждан по всей территории Абхазской АССР».45

Фактически с этого момента, с 15-16 июля 1989 года, Владислав Ардзинба возглавил национально-освободительную борьбу абхазского народа, стал подлинным национальным лидером своего народа: в самый ответственнейший момент новейшей истории, когда решался вопрос быть или не быть абхазскому этносу, возглавил Отечественную войну народа Абхазии 1992-1993 годов, сокрушил грузинский национал-фашизм, привёл Абхазию к победе над нацистской Грузией, к Победному дню – 30 сентября 1993 года. Владислав стал венцом, апофеозом совершенно качественно нового уровня борьбы абхазов за своё самоопределение, за свою государственность, основал национальное Абхазское государство, Суверенное, Свободное, Независимое. Стал первым его руководителем и Президентом в 1990 – 2005 годах…

30.09.2015 г.,

г. Акуа (Сухум)

О проекте Постановления Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия

В вышеприведенном тексте отсутствуют имена абхазов-активистов, противозаконно осужденных грузинскими судами, принимавших участие в побоищах грузин-неформалов в селе Бзыпте, которые прибыли из Тбилиси на автобусах «Икарус» и возвращались с несанкционированного антиабхазского митинга грузин в селе Гячрыпше (бывшее Леселидзе) 1 апреля 1989 года, вели себя вызывающе, провокационно в адрес абхазов; участников грузино-абхазского побоища возле стадиона в Гагре, активиста этих событий Наазима Джансуховича Бганба, противоправно осужденного грузинским судом; абхазов, не пощадивших своего здоровья во имя интересов Абхазии и абхазского народа – участников политических акций-голодовок, внутришахтных забастовок под руководством Абхазского республиканского забастовочного Комитета в Гагре, Пицунде, Гудауте, Ткуарчале в сентябре и декабре того же года; первых политзаключённых, политически репрессированных абхазов начала 80-х годов ХХ века – Левантия Борисовича Гицба, Мирона (Ивана) Ахметовича Тыркба, Заура Махазовича Гиндия, противоправно осужденных грузинскими судами, содержащихся в спецтюрьме КГБ Грузии в Тбилиси, подлежащих политической реабилитации и аннулированию их судимости специальным отдельным Постановлением Парламента Абхазии…

Зная, что награждение орденами и медалями граждан не прерогатива Парламента Абхазии, тем не менее в предлагаемом проекте Постановления сгруппированы лица – наиболее активные участники именно июльских кровавых событий 1989 года в Абхазии, с градацией заслуг перед Родиной и предполагаемыми высшими правительственными наградами им, для объективного суждения абхазской общественностью. Их политико-правовой статус может быть определён и как «активные участники национально-освободительной борьбы абхазского народа 80-х годов ХХ века» или как «защитники Родины – Апсны, национальной государственности Абхазской АССР от агрессии Грузии против Абхазии в 1989 году». Главное, мы надеемся, своё мнение выскажут непосредственные участники тех военно-политических событий грузино-абхазских гражданских столкновений июля 1989-го в Абхазии. Ниже приводится проект Постановления Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, который может быть скорректирован, дополнен…

В связи с обширным фактологическим, константационным текстом «Об агрессии Грузии против Абхазии, июльских кровавых событий грузино-абхазской гражданской войны 1989 года в Абхазии» и концептуальными выводами в нём, Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия

П о с т а н о в л я е т :

1. Приравнять статус Ардзинба Владислава Григорьевича к статусу лидера национально-освободительной борьбы абхазского народа 1989–2005 годов, участника Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, наградить его орденом Леона (посмертно).

2. Приравнять статус Шаталина Юрия Васильевича к статусу участника Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, наградить его орденом Леона (посмертно).

3. Приравнять статус Кобахия Валериана Османовича к статусу участника Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов; наградить его медалью «За отвагу» (посмертно).

4. Приравнять статус Когония Алексея (Резо) Чагрицовича к статусу погибшего в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов; наградить его орденом Леона (посмертно).

5. Приравнять статус Чкотуа Беслана Ражденовича, Кобахия Альберта Карбеевича, Ласурия Нура Махазовича, Ласурия Ивана Махазовича к статусу погибших в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов; наградить их медалями «За отвагу» (посмертно).

6. Приравнять статус Агрба Гиви Камуговича к статусу участника Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов; наградить его орденом Леона (посмертно).

7. Приравнять статус Делба Валерия Ратимовича, Шакрыл Алхаса Викторовича к статусу участников Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов; наградить их орденами Леона (посмертно); аннулировать уголовные дела, заведённые правоохранительными органами Грузии в отношении их.

8. Приравнять статус Гуния Амирана Андреевича, Гварамия Станислава Камшишовича, Агрба Валерия Багратовича, Буюк-оглы Этери Расимовну к статусу участников Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов; наградить их орденами Леона; аннулировать уголовные дела, заведённые правоохранительными органами Грузии в отношении них.

9. Приравнять статус Смыр Виталия Хазаратовича, Тванба Джондика Кунтовича, Дзидзария Маку (Амирана) Сергеевича, Кварандзия Андрея Илларионовича, Ласурия Беслана Дуровича, Буюк-оглы Расима Исмаиловича, Хибба Анатолия Ремизовича, Севдар-оглы Владимира Чичиковича, Сангулия Вячеслава Ивановича, Джопуа Гули Сулиевича, Какалия Иона Махайдовича, Акаба Юрия Сатбеевича, Какалия Георгия Хиударовича к статусу участников Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов; наградить их медалями «За отвагу» (посмертно); аннулировать уголовные дела, заведённые правоохранительными органами Грузии в отношении них.

10. Приравнять статус Гурджуа Валерия Тебовича, Сабуа Геннадия Ильича, Шларба Даура Варламовича, Зухба Валерия Владимировича, Гвинджия Вахтанга Ардовича, Анкваб Сергея Миродовича, Квициния Мираба Алексеевича, Палба Юрия (Дмитрия) Шалвовича, Качабаа (Гячба) Нодара Шалвовича, Гварамия Даура Анатольевича, Цвижба Отара Шотовича, Сангулия Нугзара Григорьевича, Кварчия Заура Утовича, Шоуа Нугзара Шотовича, Когония Леонида Едиговича, Голандзия Валерия Кутовича, Микая Куачача Иродовича, Микая Аслана Куачачовича, Бебия Арвелода Карбеевича, Ласурия Эдуарда Ивановича, Ласурия Тамаза Леварсовича, Ласурия Георгия Чачовича, Зарандия Эрика Карбеевича, Хинтуба Валерия Шаликовича, Адлейба Заура Андреевича к статусу участников Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов; наградить их медалями «За отвагу»; аннулировать уголовные дела, заведённые правоохранительными органами Грузии в отношении них.

11. Настоящее Постановление вступает в силу со дня его принятия.

Автор проекта Постановления Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия:

И.Р. МАРЫХУБА

30 сентября 2015 года,

г. Акуа (Сухум)

1 И.Р. Марыхуба. Предисловие ко второму тому книги-сборника документов и материалов «Абхазия в советскую эпоху. Из истории национально-освободительной борьбы абхазского народа (70-е годы ХХ века)», Акуа (Сухум), 2009 г., с. 3.

2 Е.К. Лигачёв. Кто предал СССР? М., 2010 г., с. 275.

3 А.Н. Яковлев. Большевизм – социальная болезнь ХХ века. Предисловие к книге «Чёрная книга коммунизма: преступления, террор, репрессии», перевод с французского, изданной в Москве 2001 году, под коллективным авторством – Стефана Куртуа, Николя Верт, Жан-Луи Панне, Анджея Пачковского, Карела Бартошека, Жан-Луи Марголена, с. 14.

7 Газета «Заря Востока», №88 от 14 апреля 1989 г., с. 1.

8 А.Б Крылов. Постсоветская Абхазия. М., 1999 г., с. 13, 35; И.Р. Марыхуба. Страницы истории абхазского народа. Акуа (Сухум), 2011 г., с. 107.

9 См. газ. «Советская Абхазия», №119 от 22 июня 1989 г., с. 3.

12 И.Р. Марыхуба. 65-летие. Акуа (Сухум), 2011 г., с. 497-498 и др.

13 Газета «Заря Востока» №269 от 23 ноября 1990 г., с. 1.

14 См. газеты: «Известия», «Правда» от 13 марта, 18 августа, 26 ноября 1991 года; И.Р. Марыхуба. Исторические, государственно-правовые обоснования суверенитета Абхазии. Акуа (Сухум), 2004 г., с. 57-59.

15 Бюллетень №2 Заседания Совета Национальностей СССР. М., 21 марта 1990 г., с. 18.

16 Газета «Семья», №31 за июль 1989 г., с. 13.

18 Газета «Республика Абхазия», №132 от 28-30 ноября 2003 г., с. 4.

20 Газета «Единение», №4 за июль 1990 г., с. 3, 4.

21 Газеты: «Единение», №6 за декабрь 1990 г.; «Абхазия», №22 от 4 июня 1991 г., с. 3.

22 Эти слова слышал и свидетельствует автор этих строк. – И.М.

23 И.Р. Марыхуба. 65-летие. Акуа (Сухум), 2011 г., с. 292, 300, 560-567.

24 И.Р. Марыхуба. 65-летие. Акуа (Сухум), 2011 г., с. 244-245, 292.

25 Газета «Единение», №4 за июль 1990 г., с. 4.

26 Газета «Правда Абхазии», №7 за июль 1999 г., с. 2.

27 В.К. Зантариа. Слово о Первом Президенте. Сухум, 2014 г., с. 13-14.

28 См. Приговор судебной коллегии по уголовным делам города Тбилиси от 5 ноября 1990 года по уголовному делу №23 по обвинению Кварацхелия Гиви Иродиевича, 1946 года рождения…

29 См. А.Ф. Авидзба. Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.), книга первая, Сухум, 2013 г., с. 124-125.

30 Справка хроники событий, происшедших 15-17 июля 1989 года в Гальском районе, с. 3.

31 Газета «Единение», №4 за июль 1990 г., с. 5.

32 Там же; Справка хроники событий, происшедших 15-17 июля 1989 года в Гальском районе, с. 2.

33 Обращение Первого Всесоюзного съезда представителей национально-государственных, национально-территориальных образований и народов, не имеющих своей государственности, адресованного Президенту СССР М.С. Горбачёву, Председателю Верховного Совета СССР А.И. Лукьянову, Председателю Верховного Суда СССР Е.С. Смоленцеву от 22 сентября 1990 года, с. 1-2.

34 Объяснительная записка Прокурора Очамчырского района В.Т. Гурджуа от 7 августа 1989 года, адресованная руководству СССР во главе с его Президентом М.С. Горбачёвым, с. 5.

35 См. Депутатский запрос Генпрокурору СССР Н.С. Трубину народных депутатов СССР от Абхазской АССР В.Г. Ардзинба, Р.А. Аршба и др.; Обращение населения Абхазии к руководству СССР во главе с Президентом СССР М.С. Горбачёвым.

36 В.А. Чирикба. Советская Абхазия в 1921 – начале 1991 года. В монографии «Абхазы», М., 2007 г., с. 98. Количество погибших грузин было гораздо больше, но из-за грузинского престижа точная цифра не была указана в официальных сводках.

37 Газета «Единение», №4 за июль 1990 г., с. 4.

38 Газета «Единение», №4 за июль 1990 г., с. 5.

39 Газета «Единение», №4 за июль 1990 г., с. 2-5.

41 См. И.Р. Марыхбуа. 65-летие. Акуа (Сухум), 2011 г., с. 467-471, 488, 494-504.

42 Газ. «Эхо Абхазии», №46 от 8 декабря 1998 г., с. 1-2; его же. Постскриптум. Статьи. Сухум, 2008 г., с. 39.

45 См. А.Ф. Авидзба. Указ. соч., с. 125-126.

(За достоверность фактов, изложенных в статье, ответственность несет автор)


Номер:  130
Выпуск:  3307
Рубрика:  политика
Автор:  И.Р. МАРЫХУБА

Возврат к списку