февраля 07, 2023

Издается с сентября 1991г.

Image

Аутизм – не приговор. Важно вовремя принять нужные меры

Автор: Эсма Арджения 22 декабря 2022 308

Услышав о таком диагнозе, как аутизм, большинство родите­лей впадают в отчаяние и не знают, что в этом случае делать. Однако расстройства аутистического спектра у детей – это не безысходность и не приговор, так как такую проблему давно ис­следуют учёные и предлагают множество способов борьбы с не­дугом и всесторонним развитием детей.

Выпускник военного университета Министерства обороны РФ (по специальности военный психолог) Мурат Габуния уже четы­ре года работает в центре развития детей «Росток» (Сухум), ко­торый занимается комплексными развивающими занятиями для детей с особенностями развития. Перед тем, как приступить к работе в центре, он прошёл международные сертифицированные курсы по сенсорной интеграции, альтернативной коммуникации и АВА-терапии и теперь успешно применяет их в своей коррекци­онной работе.

О том, что это за методики и насколько они эффективны в работе с детьми с особенностями развития, молодой специалист рассказал в интервью корреспонденту газеты «Республика Абха­зия».

– Мурат, что такое ABA- терапия, сенсорная интегра­ция и альтернативная комму­никация?

– АВА-терапия (аббревиатура расшифровывается как «при­кладной анализ поведения») на­правлена на формирование не­обходимых навыков у детей с особенностями. Принцип этой методики прост: если малышу нравятся результаты и послед­ствия его действий, то он будет с радостью их повторять. Поэтому в процессе занятий каждое до­стижение поощряется похвалой, оценкой, конфетой или игруш­кой, а неудача не одобряется или игнорируется вовсе. Таким обра­зом развиваются функционально значимые навыки: самообслужи­вание, коммуникация, социали­зация и так далее. В настоящее время – это один из самых эф­фективных методов коррекции поведения детей с аутизмом и другими особенностями разви­тия.

Сенсорная интеграционная те­рапия включает в себя комплекс терапевтических мероприятий, направленных на корректное восприятие сенсорных сигналов, благодаря которым мозг обеспе­чивает эффективные реакции тела и формирует эмоции и по­ведение.

У детей с сенсорной дезинте­грацией сигналы, поступающие из внешней среды к органам чувств, не всегда корректно обра­батываются мозгом, что несет за собой нежелательное поведение, диспраксию (двигательное нару­шение), нарушение речи, боязнь звуков и каких-то пространств, нарушения речевого восприя­тия, глазодвигательной коорди­нации, концентрации внимания, пространственно-временного восприятия, равновесия и при­водит к сложностям в выстраи­вании адаптивного поведения и проблемам с усвоением акаде­мических навыков. Проявления могут быть разными, как гипер-, так и гипочувствительность к определенным раздражителям. Развитие сенсорики позволяет ребёнку адекватно реагировать на условия окружающей сре­ды, выстраивать тактику взаи­модействия с другими людьми, управлять своими движениями и выражать эмоции в приемлемой форме.

С помощью альтернативной коммуникации мы обучаем ре­бёнка навыкам взаимодействия с окружающими людьми, и если это возможно, запускаем и вер­бальную речь.

К видам альтернативной ком­муникации также относятся жестовый язык, коммуникация с помощью коммуникативных планшетов, использование пик­тограмм.

Мы обучаем неречевого ребен­ка с помощью альтернативной коммуникации PECS, используя карточки с изображениями. Эта система обязательно должна поддерживаться семьей и вне­дряться в бытовую и социаль­ную жизнь ребенка.

Это все разные направления в коррекционной работе с деть­ми.

После диагностики мы рабо­таем с ребёнком по одной из ме­тодик. Однако в нашей практике бывает, что ребёнку необходима помощь по всем трём направ­лениям. Помимо меня с детьми работает логопед-дефектолог, ЛФК-тренер, нейропсихолог. У нас большая группа специ­алистов, много коррекционных педагогов, и у всех свои методы работы.

– Кто ставит диагноз ребён­ку?

– Дети приходят к нам с заклю­чением от невролога или психиа­тра, и уже в центре мы проводим общую диагностику со всеми специалистами, но это не значит, что мы устанавливаем, снимаем или уточняем диагнозы детей, поскольку это не входит в квали­фикацию психологов, логопедов и дефектологов. Во время диа­гностики мы осматриваем ре­бёнка, выбираем упражнения и задания для выявления текуще­го уровня познавательных про­цессов, навыков и особенностей поведения и взаимодействия, а также беседуем с родителями, даём им рекомендации. Соответ­ственно, если родитель согла­сен, то мы начинаем коррекци­онную работу. Запрос родителя тоже имеет важное значение. Не всегда наши рекомендации совпадают с желаниями роди­телей. Зачастую родители хотят, чтобы ребёнок начал говорить. А для этого ребёнку необходимо пройти множество этапов кор­рекционной работы. Работа с ре­бёнком с особенностями разви­тия должна идти на постоянной основе, она не должна заканчи­ваться за стенами нашего цен­тра, а должна быть постоянной. Иначе не будет положительного результата. Родители должны научиться жить с диагнозом сво­его ребёнка, а мы должны об­легчить им жизнь. Таким обра­зом построена вся наша работа. Опять-таки мы направляем, а ро­дители поддерживают наши ре­комендации и работают вместе с нами. Учитывая наш ментали­тет, родители взаимодействуют с нами по-разному. В нашем обще­стве только-только начинают го­ворить о существовании такой проблемы, как аутизм. До того, как я начал вникать в эту рабо­ту, знал, что есть дети с особен­ностями, но я не слышал, чтобы кто-нибудь рассказывал о них. А сейчас, работая с такими детьми, я понимаю, что их немало, и о них молчать нельзя. К сожале­нию, есть родители, которые не хотят принимать диагноз своего ребёнка.

– Что вы делаете в таких слу­чаях?

– Мы начинаем работать с родителями, рассказывать им о детском аутизме и насколько важна их работа с нами. Если ро­дитель примет диагноз ребёнка, то нам легче будет с ним рабо­тать и намного эффективнее бу­дет результат.

– Когда родители не прини­мают диагноз ребёнка, то они не хотят проводить коррекци­онную работу?  

– Проводят, но постоянно ме­чутся. Все время ищут какого-то чуда. Чудес не бывает, с такими детьми должны работать специ­алисты. Важно также, чтобы де­тей с особенностями не боялись, не остерегались, не жалели, и, безусловно, важно также, чтобы к ним не относились предвзято. Нужно принять, что есть дети с особенностями, и относиться к ним с пониманием.

– Что такое аутизм? Чем именно вы можете помочь ре­бёнку с этой проблемой?

– Аутизм, а точнее, расстрой­ства аутистического спектра (РАС), – это группа психических расстройств, которые характе­ризуются нарушениями в соци­альном взаимодействии и ком­муникации, процессе общения и передачи информации другим людям. При аутизме наблюдает­ся ограниченное, стереотипное, повторяющееся поведение. У разных пациентов нарушения выражены в разной степени, при этом они могут как сопро­вождаться, так и не сопрово­ждаться нарушениями речевого и интеллектуального развития. Первые признаки заболевания отмечаются уже в младенчестве или раннем детском возрасте. Аномалии социального функ­ционирования и особенностей поведения сохраняются на про­тяжении всей жизни. Нельзя говорить, что все дети с аутиз­мом чего-то не понимают, не знают, не могут делать. Люди с расстройствами аутистического спектра могут быть и гениями. Есть примеры успешных вра­чей, учёных с этим нарушением. К сожалению, некоторых мы не можем научить говорить, но для этого есть альтернативная ком­муникация, а некоторым мы не сможем помочь развить интел­лектуальные и умственные спо­собности, но их можно научить навыкам самообслуживания, на это направлена ABA-терапия. Если ребёнок избирательный в еде, то мы проводим тренин­ги, чтобы он перестал быть из­бирательным. Если у ребёнка проблема с мелкой моторикой, он не может застегнуть пиджак, мы обучаем его тому, чтобы он мог застегнуться, и всей цепочке навыка одеваться. Таким детям сложно в целом все воспроиз­вести, поэтому мы по чуть-чуть, шаг за шагом обучаем его этому навыку. Благодаря нашей работе ребёнок учится быть самостоя­тельным.

– Дети с расстройствами ау­тистического спектра могут учиться в школе?

– В Сухуме для этого есть кор­рекционная школа. Однако есть примеры, когда дети с аутизмом ходят и в обычную школу. Им, конечно, сложнее учиться, чем норматипичным детям. Дети с аутизмом, обучающиеся в обще­образовательной школе, обычно высокофункциональны. У них нет проблем с речью, у них есть способности к обучению и они, что также важно, самостоятель­ны.

– В обычной школе эти дети всё же будут отличаться от остальных. Не сталкиваются ли они с издёвками со стороны других детей?

– С этим в школе может стол­кнуться абсолютно любой ребё­нок. Много примеров, когда дети с расстройством аутистического спектра успешно обучаются и в обычной школе.

– С какими детьми вы ещё работаете?

– В своей работе я занимаюсь не только с детьми с расстрой­ством аутистического спектра, но и с синдромом Дауна, ДЦП и другими коморбидными наруше­ниями. Это, когда у одного паци­ента сосуществуют два или бо­лее заболевания, синдрома или психических расстройств.

– В чем отличие коррекци­онной работы в данном слу­чае?

– Наши методики могут быть применены для детей с различ­ными нарушениями. На каждого ребенка пишется индивидуаль­ная программа, по которой мы проводим коррекционные заня­тия.

– Вовремя к вам обращаются родители?

– Не все обращаются вовремя и не все своевременно начинают работу в этом направлении. Это влияет на результат коррекци­онной работы. Когда все отделы мозга уже сформировались, мало что возможно сделать. Поэтому важно, чтобы родители, заметив, что с их ребёнком что-то не так, сразу же обратились к специали­стам и вовремя начали коррекци­онную работу.

– До какого возраста вы ве­дёте ребёнка?

– У нас нет регламента и воз­растных ограничений.

– С какими проблемами чаще всего к вам попадают дети?

– Чаще всего ко мне попадают невербальные, то есть неречевые дети. Такому ребёнку сложно объяснить свои желания, попро­сить что-то, выразить какую-то мысль. Обычно родители по каким-то жестам и движени­ям понимают своего ребёнка, но всем остальным сложно его понять, поэтому ребёнок мо­жет быть нервным, капризным, агрессивным. Мы работаем с тем, чтобы ребёнка можно было понять всем. Мы вводим аль­тернативную коммуникацию. А некоторые приходят вообще ни с чем. Не говорят, нет никакой коммуникации, проблемное по­ведение, аутоагрессия. Для ра­боты с поведением мы также ис­пользуем ABA-терапию.

Как я уже не раз говорил, рабо­та с каждым ребёнком индивиду­альная, и всегда можно добиться хорошего результата, главное – вовремя обратиться к специали­стам и начать коррекционную работу.


Вопросы задавала Эсма АРДЖЕНИЯ

Image

ЗДОРОВЬЕ | COVID-19

СПОРТ

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me