Главная

КАБАНЫ ВИТТО И КОЗЫ ЛАМЩАЦА 19.05.2020

КАБАНЫ ВИТТО И КОЗЫ ЛАМЩАЦА

Современная басня

Витто Граффити живет в Италии, в небольшом городке у подножия когда-то извергнувшегося вулкана Везувия. Тогда около него густо селились люди, и расползавшаяся по склонам лава не давала возможности куда-то укрыться. Сегодня же горы и место проживания Витто так слились друг с другом, что трудно расчертить их границы.

Ламщац Ламщиа живет в таком месте, где никогда ни один вулкан не извергался и где по этой причине народ не переселялся. Живет он на райской земле Апсны, в деревушке у подножия гор. Горы Витто и горы Ламщаца схожи одним: когда приближается зима, макушки их укрываются белыми башлыками, а при наступившей зиме, в зависимости от того, какая она – умеренная или холодная, снег приближается, и не только горы, но и сами страны полностью укрываются белым полотном.

Витто и Ламщац тоже чем-то похожи: имеют по одному сыну и внуку.

В один из весенних дней, когда уже сошел слегка покрывавший горы снег, когда косогоры и крутые склоны ожили от наступившего тепла и когда Ламщац Ламщиа справился со своей скотиной – козлят загнал в загон, а больших коз погнал через горку на пастбище, у ворот его двора, на единственной дороге в деревушке, остановилась большая сверкающая машина.

– Дедушка, как поживаешь? – поинтересовался его единственный внук, и сопровождавшие его друзья поздоровались с ним кто как умел.

– Даа, дад, только ты один меня не забываешь, получается! – Ламщац своего внука не обнял, а поцеловал в голову. И этот внук приезжал сюда не часто, знал только, что дедушка его жив.

– Дедушка, эти родились в городе, на асфальте выросли, не видели красот природы, – сказал внук, подмигнув своим дружкам. – Когда они меня попросили показать им отдаленные, девственные места, я привез их сюда. Я правильно сделал?

– Если не забыл места в горах, где играл в детстве, подними их туда, а я до вашего возвращения приготовлю еду, – сказал Ламщац, очень обрадовавшийся гостям. Обычно, и ко времени, и не ко времени, его одолевали охотники, да какие? Голодранцы! Пацанва! А эти – вроде культурные, без оружия. Да и внук с ними! Между тем все дружки закинули за плечи рюкзаки и двинулись в путь. «Кто знает, а вдруг в один из дней он приедет сюда насовсем», – подумал с надеждой дед.

– Какая черная земля, как чудно будет она здесь произрастать! – воскликнул один из дружков, когда добрались до места.

– За всю историю здесь не засеивалась земля ни одним семенем. Мы сможем хорошо продать и заплатить за усилия тем, кто нам с востока тайно перенес семена через реку. И сами заработаем, и на личное потребление «травка» останется, – восторженно сказал внук Ламщаца.

С парней, которые никогда себя не утруждали хозяйственной деятельностью, ручьем текли струи пота, им непривычно было беспрестанно работать руками. Когда один садился на каменный валун и покуривал травку, казавшуюся здесь, «на таком свежем воздухе», очень слабой, другой заменял его. Менялись они также лопатами и тохами.

– Эта пещера – лучшее место для укрытия, разве когда-нибудь доберётся сюда наша милиция! – произнёс самый длиннющий из них. – Если я того богатого, на кого имею зло, привезу сюда и привяжу, разве его найдет кто-нибудь? – не то в шутку, не то всерьез, бог его знает, продолжил он и рассмеялся, оголяя черные от кофе и дыма «спецтравки» зубы.

И другой, подергиваясь, постучал по спине внука, мол, у какого прекрасного для укрытия места живет твой дед.

Солнце уже катилось к горизонту. Ламщац варил мясо заколотого по случаю козла и винил себя за то, что не пошел с ребятами – как бы не заблудились, не провалились куда.

Еще лет 25 тому назад не только один лишь сын Ламщаца, но и все из округа уехали в город, и никто из них особо часто сюда не наведывался. О многом сейчас вспоминал и думал Ламщац…

– Вижу, вы очень устали, эти места не обойти за один день, – отбросив мысли, встретил он появившихся на пороге парней.

Поставив на стол вареную козлятину, горячую мамалыгу с копченым сыром, а к ним виноградную чачу и черное вино, Ламщац поднял рюмку и произнес за молодых тост.

– Мы не пьем, – заявил тот, кто прятал свои глаза за отливающими чернотой стеклами очков.

– Это так, – подтвердил и другой, которого было не разобрать: священнослужитель он или просто так отпустил бороду.

«Видать, эти идут по правильному пути», – подумал про себя дед.

– Ваш внук влюбился в городскую девушку. Каких только продающихся в городе цветов ей ни вручали! Не нравятся их запахи. Решили взрастить ей цветы у подножья какой-нибудь горы. Неужто их запах её не покорит?! Поэтому сегодня мы так потрудились, – сказал, подмигивая непонятно кому, тот, кто сидел перед грудой обглоданных костей.

И другой, уже подмигивая внуку Ламщаца, проговорил, мол, когда будешь играть свадьбу, наверняка дед накроет все столы козлятиной.

«А куда он их денет, если только с собой на тот свет не унесет?» – читалось в глазах третьего.

Возможно, в это же самое время или неделей, месяцем раньше внук Витто Граффити вместе с дружками на машине, которая была, возможно, по габаритам поменьше той, что стояла у ворот Ламщаца, но не менее престижной, остановились у дедовского дома. Парни с трудом извлекли из багажника полные вещмешки и поволокли их к первому этажу.

(Продолжение в следующем номере)

Борис КАДЖАЯ

(Газета «Апсны», №85 за 30 декабря 2019 года)

Перевела с абхазского языка Заира ЦВИЖБА


Номер:  50
Выпуск:  3928
Рубрика:  общество
Автор:  Борис КАДЖАЯ, (Газета «Апсны», №85 за 30 декабря 2019 года) Перевела с абхазского языка Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку