Главная

ЧТО ГОД ПРОШЕДШИЙ НАМ ПРИНЕС 13.02.2020

ЧТО ГОД ПРОШЕДШИЙ НАМ ПРИНЕС

Интервью с министром культуры Республики Абхазия Эльвирой Арсалия

Эльвира Анатольевна Арсалия является министром культуры Республики Абхазия с 15 октября 2014 года.

Родилась в 1978 г. в Гудауте.

В 2000 году окончила Уфимский технологический институт сервиса, факультет дизайна.

С 2001 по 2014 годы являлась директором Центрального выставочного зала Союза художников Абхазии.

Преподаватель, доцент кафедры изобразительного искусства Абхазского государственного университета.

Лауреат Государственной премии имени Д. И. Гулиа.

Член Союза художников Абхазии и Союза дизайнеров России.

С 2014 года – министр культуры и охраны историко-культурного наследия Республики Абхазия.

Куратор и участник художественных выставок в Абхазии, Северном Кавказе, России, Турции, Германии, Франции.

Автор проектов и персональных выставок по декоративно-прикладному искусству и реконструкции абхазского костюма.

Автор телевизионных проектов, фильмов и телепередач, связанных с историей абхазского искусства.

В 2009 году стала лауреатом премии Министерства культуры Абхазии на конкурсе «Лучший художник года».

С 2012 года является автором телевизионного проекта на Абхазском государственном телевидении об истории изобразительного искусства «Тайны красоты».

Работы Эльвиры Арсалия хранятся в Государственной национальной картинной галерее Абхазии, в Абхазском Государственном музее, в частных коллекциях России и дальнего зарубежья.

Замужем, имеет двоих сыновей.

– В городе Сухуме, да и в других городах Абхазии много красивых зданий находится в плохом состоянии. Планируется ли их реставрация? Или же будут проданы собственнику, а он поступит так, как ему захочется? Я знаю много таких фактов, когда собственник переделывает или сносит объект, который в аварийном состоянии, – на нем не надстроишь и к нему ничего не пристроишь. И когда уже он снесен, тогда Министерство начинает, грубо говоря, возмущаться. Но почему объект довели до такого состояния, что он опасен для жизни? Такие объекты есть еще с советских времен.

Может быть, на них хоть какие-то вывески сделать, чтобы люди знали, что они являются памятниками архитектуры?

– В 2019 году завершилась работа над Госпрограммой по инвентаризации памятников историко-культурного наследия. Программа реализовывалась три года – с 2016-го. И широкая презентация этой программы состоялась в августе прошедшего года. Мы её еще раз представим в начале наступившего года. Это современная многоуровневая информационная система о всех памятниках культуры, которые находятся в Абхазии, – историческая справка о каждом из них, технические параметры и состояние объекта, вид и архитектурный стиль и т.д. Ссылка на геоинформационную систему есть на сайте нашего Министерства, и ею могут пользоваться все желающие – СМИ, Министерство просвещения, Комитет по курортам и туризму, администрации городов и районов и другие.

Вся наша работа началась с того, что в 2016 году экс-президент Рауль Хаджимба утвердил, по представлению Батала Кобахия, государственный список памятников. В список вошли полторы тысячи памятников, защищенных ныне Законом о культурном наследии. И в том же году началась работа по программе, то есть инвентаризация всех объектов по этому списку, плюс выявлялись новые объекты. В 2019 году, например, были выявлены дополнительно несколько сотен памятников по горной Абхазии, и на вновь выявленные памятники распространяются те же требования, что и к тем, что в основном списке.

На нынешнем этапе самое важное для нас – это систематизация и учет памятников.

По поводу табличек. Мы обсуждали этот вопрос. Думаем предложить главам администраций едиными стандартными табличками помечать объекты архитектурных памятников, чтобы люди знали, что они охраняются государством.

Да, есть и собственники таких объектов, но вот когда собственник узнает, что ему запрещено переделывать памятник архитектуры, он возмущенно спрашивает: «Почему этот объект считается памятником культуры, если является моей собственностью?» Но у нас в Законе написано, что независимо от форм собственности памятники культуры, находящиеся в государственном списке, являются всеобщим достоянием, и к ним нужно соответствующее отношение. Если это, скажем, памятник начала 20 века и со своей архитектурой – модерн, конструктивизм и т.д. – собственник не имеет права менять или вносить отдельные изменения в фасад, не утвердив предварительно проект.

Я скажу и о положительной тенденции в этом направлении. В последнее время к нам в Министерство, к работникам Департамента по историко-культурному наследию обращаются люди для согласования проектов реставрации или строительства по таким памятникам, чтобы действовать в соответствии с Законом. Людям нравится жить в таких объектах, это даже престижно. И нам хочется верить, что они желают и сохранить их. В них действительно можно жить и благоустраивать их, но необходимо согласовывать с госорганами, которые отвечают за сохранность объектов. Хочу надеяться, что это является со стороны собственников и проявлением сознательности и уважительного отношения к наследию.

Скажу и о другом. Когда случается акт вандализма, снос памятника культуры, это становится достоянием СМИ, и не всем хочется в таком случае стать объектом критики. Это ведь в первую очередь имиджевые потери и для собственника.

– Памятники видным деятелям Абхазии. Они часто бывают грязными, в каких-то подтеках. Кто ухаживает за теми же памятниками Ленину по Абхазии или художнику Чачба-Шервашидзе в Сухуме? Есть для этого какая-нибудь структура в Министерстве или городских, других местных организациях?

– Этот вопрос мы недавно также обсуждали на совещании с участием руководителей администраций городов. Так получилось, что у нас пока нет единого реестра памятников государственным деятелям. За 26 лет после окончания войны стихийно возникло большое количество памятников по инициативе граждан, общественности. Но надо этот процесс регулировать, поэтому в 2016 году по нашей инициативе при Кабинете Министров под председательством Премьер-министра создали Монументальную комиссию. Основные положения комиссии гласят, что архитектурная среда города является общим достоянием граждан. И любая инициатива по увековечению памяти должна обсуждаться в Монументальной комиссии, куда входят историки, архитекторы, скульпторы, художники, руководители институтов.

А отдельной организации, которая ухаживала бы за памятниками, пока нет. По нашей просьбе за ними в Сухуме ухаживает служба по благоустройству парков. Мы изучали практику в других городах, где есть службы, занимающиеся реставрацией, восстановлением, очисткой памятников. Но для нас такая служба – дело будущего.

– Почему у нас с кинотеатрами никак не получается? Один открывшийся в Сухуме закрыли, второй…

– Конечно, это беда, и очень жаль, что их у нас нет. А до войны в городе, и не только в Сухуме, их было по несколько. Сегодня в республике нет ни одного соответствующего необходимым требованиям кинотеатра, у нас нет технических возможностей для их создания. Это первое. А второе – это вопрос, связанный с прокатом: большие фильмы выходят на экраны всех кинотеатров одновременно.

– Какие события в культурной жизни, на ваш взгляд, были самыми яркими в 2019 году?

– Это ежегодный международный фестиваль «Культурные сезоны Абхазия – Россия», который мы реализуем в рамках плана сотрудничества Министерства культуры Российской Федерации и Министерства культуры Республики Абхазия и который прошел в 11-й раз.

В рамках «Культурных сезонов» в прошедшем году состоялись: гастроли Государственной хоровой капеллы Абхазии в концертном зале имени Чайковского в Москве, в городе Твери, выставка художников Абхазии в Российском институте стратегических исследований, концерт прославленного Государственного академического русского народного ансамбля «Россия» имени Людмилы Зыкиной в Абхазской госфилармонии в Сухуме ( исполнил и абхазскую песню).

«Культурные сезоны» вобрали в себя и театральные обмены. К нам в Русдрам имени Фазиля Искандера приезжал Московский художественный театр им. Чехова, а сам Русдрам участвовал (как русский театр за рубежом) в федеральной программе «Большие гастроли») и показывал спектакли в Сыктывкаре, Йошкар-Оле. И важным стал показ Русдрамом в Ясной Поляне спектакля «Хаджи-Мурат», который ни один театр еще не ставил и который получил положительные рецензии.

У себя в Сухуме Русдрам продолжил реализацию проекта «Шедевры московской сцены». В прошлом году прошел традиционный фестиваль Фазиля Искандера «Стоянка человека», в рамках которого состоялась премьера фильма Ибрагима Чкадуа «День жизни, или Фазиль Искандер» – заключительной части документальной трилогии об Искандере, и большая фотовыставка – ретроспектива жизни и творчества писателя.

Эффективными были гастрольные поездки Абхазского драматического театра в Северную Осетию, Адыгею, Кабардино-Балкарию, а Абхазского молодежного театра – в Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию и Адыгею.

Я отмечу всплеск театральной жизни в Абхазии. Если раньше, особенно после войны в театр ходили в основном взрослые, у которых была ностальгия по театру, то теперь потянулась в театры и молодежь. Это здорово.

И тот абхазский курс студентов, который закончил Щукинское училище, бурно ворвался в театральную жизнь Абхазии. Молодые актеры играют в обоих театрах, а некоторые и там, и тут, и в главных ролях. Пройдя замечательную школу Щукинки, они обогатили жизнь абхазских театров. Вообще, межкультурные коммуникации обогащают, раскрывают творческий потенциал.

И еще приятный факт: в международном фестивале «Интермузей-2019» в начале лета участвовал Музей имени Дмитрия Гулиа.

В 2019 году открылись две музыкальные площадки – малый зал в Абхазской филармонии и музыкальная гостиная в Абхазском драмтеатре.

Отметили 50-летний юбилей Государственного камерного оркестра Абхазии. А Государственному ансамблю народного танца «Кавказ» исполнилось 25 лет. Юбилейному торжеству ансамбля предшествовали большой гастрольный тур по городам России, поездка в Сирию, участие в концерте в Кремле.

Еще есть юбиляры, но уже в наступившем году – широко будем отмечать 50-летие Госансамбля «Щаратын», который в 2019-м участвовал в фестивале «Мир Кавказу», и 50-летие Государственной хоровой капеллы Абхазии.

На стадионе «Динамо» в Сухуме в октябре прошел XVII международный музыкальный фестиваль «Хибла Герзмава приглашает». Стадион смог вместить многих желающих попасть на её концерт, это было грандиозное мероприятие мирового уровня.

– Почему концерт Хиблы Герзмава не состоялся у Бедийского храма, как предполагалось в рамках фестиваля?

– В Бедии концерт состоится в 2020 году. В 19-м и погода подводила, и риски другие были высокими. В 2020 году фестиваль пройдет летом.

У нас состоялись и другие музыкальные фестивали. Первый международный хоровой фестиваль «Шьардаамта» с участием Уральского государственного камерного хора и Камерного хора Московской консерватории. Концерты проходили на разных площадках Абхазии. Прошел ежегодный джазовый фестиваль. И особое место, как всегда, занял ежегодный фестиваль органной музыки, который традиционно проходит в Пицунде.

– Выходит, что культурная жизнь в республике была насыщенной, просто рядовые граждане не на всех концертах и фестивалях бывают, а те, кто бывает, могут что-то и запамятовать. И я кое-что забыла. Спасибо за такую полную информацию.

Недавно Парламент страны проголосовал за выделение под создание этнографического парка 7,7 гектара земли в селе Мгудзырхуа. Что вам о нем известно?

– У меня нет сведений об этом. Я поинтересуюсь. Но знаю, что о таком объекте многие мечтают давно. Создание этнографического парка – это большой и серьезный проект, который должен быть привязан к туристическим маршрутам. Он требует немалых вложений. Этнографический проект «Абхазское застолье» в Дурипше – замечательный, он стал популярным среди туристов и отдыхающих. А национальный парк должен стать еще одним интересным проектом.

– Мастера народного творчества вроде есть в Абхазии, а сувениры завозятся извне…

– Это вопрос стоимости сувениров. Они производятся там, где сырье дешёвое. И они не всегда высокого качества. Но в последнее время в Абхазии появились творческие объединения, где производятся сувениры из керамики, стекла, дерева. К нам обращаются за поддержкой в этом вопросе, например, обращалось руководство художественного училища, чтобы в нем создать базу для производства сувениров с участием студентов и преподавателей. В перспективе это можно сделать. Главное – чтобы сувениры были конкурентоспособными. Потому что в последнее время многие жалуются на спад их реализации. Сейчас люди ездят по многим городам и странам, имеют возможность покупать любые сувениры высочайшего качества, поэтому и мы должны предлагать лучший товар.

Раз мы заговорили о народном творчестве, я напомню о следующем. Когда исчезает материальная культура, те же архитектурные памятники, то начинается бурное обсуждение вопроса. А не материальная культура умирает тихо, никому до этого, получается, нет дела. А это не менее важная часть достояния народа. Поэтому приятно, что несколько лет назад был создан уникальный ансамбль народных инструментов имени Отара Хунцария. Это – значительное явление в нашей культурной жизни. В день 26-летия Победы ансамбль народных инструментов провел концерт совместно с эстрадными исполнителями, и это было оригинально и современно. Я и директор Сухумского государственного училища культуры Сира Авидзба еще в 2016 году инициировали вопрос придания этому ансамблю статуса государственного, сегодня он таковым и является. Пока он располагается в одном из кабинетов филармонии, но ищем для него отдельное помещение. Руководит ансамблем Денис Арухаа, а народные инструменты для него изготавливает отец Дениса. Изготовление народных инструментов – это тоже вид народного творчества, только мастеров в этой сфере не так много, а вопрос их обучения не рассматривался пока никем.

– Эльвира Анатольевна, вы сами не так давно успешно занимались реконструкцией национальной одежды. Есть ли новые работы?

– К сожалению, нет, у меня сейчас на это не остается времени. Но я работаю над авторским телевизионным проектом уже 7 лет, тематика которого, конечно же, – культура и историко-культурное наследие.

Интервью вела Заира ЦВИЖБА


Номер:  13
Выпуск:  3891
Рубрика:  общество
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку