Главная

07.08.2019

ГЕННАДИЙ АЛАМИА: «Я СЧАСТЛИВ, ЧТО БЫЛ УЧАСТНИКОМ ПОЕЗДКИ ВЛАДИСЛАВА АРДЗИНБА В ТУРЦИЮ»

Дата в новейшей истории

Было лето 1992 года. В итальянском городе Генуе проходила Международная выставка, посвященная 500-летию открытия Америки Христофором Колумбом. Она длилась с 15 мая по 15 августа. Абхазия участвовала в ней в числе 46 стран, имевших отношение к Колумбу и к Генуе.

В Генуе за время работы выставки побывали две абхазские делегации. Во второй поездке, состоявшейся в июле, должен был участвовать и Председатель Верховного Совета Абхазии Владислав Ардзинба, а к приезду делегации на Международной выставке должен был отмечаться День Абхазии. Но Владислав Григорьевич не улетел в Италию, хотя все в Абхазии считали иначе, так как он вместе со всеми выехал из Сухума. Он остался в Москве, видимо, чтобы решать политические вопросы, ведь для Абхазии время было тяжелое, предвоенное. А немного позже, в конце июля, Ардзинба поехал в Турцию встречаться с абхазской диаспорой – тоже с политическим прицелом, и это тоже, как и его непоездка в Италию, не афишировалось.

Поездка состоялась после того, как 23 июля были приняты Государственный Флаг и Государственный Герб Республики Абхазия, а вечером того же дня на Сухумском стадионе по такому случаю состоялся грандиозный праздник и в нем приняли участие делегаты проходившего в то время в Абхазии Всемирного фестиваля абхазо-адыгского народов.

В делегации, вылетевшей с Владиславом Григорьевичем Ардзинба в Стамбул, находился и ГЕННАДИЙ АЛАМИА – поэт, общественно-политический деятель, депутат первого (золотого) созыва Парламента Абхазии, хорошо известный еще в предвоенные годы среди наших северокавказских братьев и абхазской диаспоры в Турции. Поэтому редакция в эти июльские дни решила обратиться именно к нему, чтобы он поделился своими воспоминаниями о том, как там встречали лидера абхазского народа Владислава Григорьевича Ардзинба.

– 1992 год. Это и трагическая дата, и одновременно дата переломного периода в новейшей истории Абхазии. Это год, когда был сделан шаг к воссозданию нашей государственности, – этими размышлениями начал свои воспоминания Геннадий Аламиа, ныне редактор журнала «Апсны Аказара». – Так получилось, что грузины, которые волею судьбы были нашими оппонентами и извечно покушались на нашу самостоятельность, сами предоставили нам возможность решить нашу судьбу. Они в порыве отрицания всего того, что связано с советской властью, в одночасье вычеркнули все, что связывало их с Советским Союзом, и перешли к Конституции 1921 года. А это то время, когда Абхазия была самостоятельной республикой, представители которой подписали Договор о создании Союза Советских Социалистических Республик (СССР).

Перейдя к Конституции 1921 года, Грузия создала правовой вакуум, который не предполагал никаких связей Абхазии и Грузии. В этом случае мы имели полное право перейти к Конституции Абхазии 1925 года, в которой декларировалось право существования как самостоятельное государство. И 23 июля 1992 года состоялось заседание сессии Верховного Совета Абхазии, на котором было принято решение о переходе к этой Конституции.

Одновременно там же было принято новое название Абхазии – Республика Абхазия и утверждены Государственный Флаг и Государственный Герб.

Все это давалось нелегко, приходилось преодолевать упорное сопротивление грузин.

Именно в этих тяжелейших условиях Владиславом Григорьевичем Ардзинба было принято решение поехать в Турцию. Помню реакцию людей даже в ближайшем его окружении. Многие были против такого шага, говорили, что это усилит противостояние с грузинской стороной, что не все, в том числе и в России поймут нас. Но Владислав Григорьевич здесь проявил одно из своих хороших качеств – выслушать всех и сделать по-своему. И это «по-своему» оказалось верным шагом, предопределившим многое в нашей дальнейшей судьбе и истории.

Владислав Ардзинба хотел показать всему цивилизованному миру и недругам, что нас, абхазцев, в мире все же не 100 тысяч, а во много раз больше, и показать там, в Турции, нашей диаспоре, что они обрели свободную и независимую Родину. Он хотел также убедить мир в том, что, вопреки всем домыслам, наш народ, пройдя через тысячелетия, сохранит себя и в дальнейшем.

Я счастлив, что был участником этой исторической поездки.

В принципе, Владислав Ардзинба приехал в Турцию главой Абхазского государства, по истории которого он как ученый изначально проводил изыскательские работы именно здесь, на Ближнем Востоке, в основном на территории Турции.

Встреча с ним в Турции была организована на таком высочайшем уровне, которого удостаивают в основном глав мировых держав. В Стамбуле было остановлено движение на автотрассе, и продвижение нашего кортежа происходило в сопровождении почетного эскорта.

Незабываемые встречи состоялись не только с представителями абхазской диаспоры, но и с руководством Турецкой Республики.

Кстати, очень много представителей диаспоры приехало в Стамбул из разных турецких городов и регионов на своих машинах, и они обратились ко мне с просьбой разрешить им наклеить на лобовые стекла фотографии нашего лидера Владислава Ардзинба. Я им сказал, что этого делать не надо, так как он не любит излишних действий.

Наш приезд действительно был организован на очень высоком уровне. И характерно то, что, не дождавшись приезда Ардзинба в Анкару, председатель Великого национального собрания (парламента, или меджлиса) Турции сам приехал в свою резиденцию в Стамбуле и там его принял.

Конечно, затем наша делегация была в Анкаре, где прошли встречи с депутатами различных парламентских комиссий. Встретились также с экс-премьером (1978–1979 гг.) Бюлентом Эджевит – гениальным человеком и поэтом, тогда работавшим председателем одной из партийных фракций в парламенте. Он рассказал, что тогдашний премьер-министр Сулейман Демирель (с 1993 по 2000 годы – президент Турции), узнав о нашем приезде, уехал на границу с Грузией для встречи с Шеварднадзе. Так вот открыто он дал нам информацию, – подчеркнул Геннадий Аламиа. Кстати, Бюлент Эджевит позже, с 1999 по 2002 годы, вновь был избран премьером Турецкой Республики. Когда уезжали из Анкары, Бюлент Эджевит попросил Геннадия Аламиа, который хорошо его знал и как политика, и как поэта, даже переводил несколько его стихотворений на абхазский язык, задержаться, чтобы сказать спасибо за приезд делегации и выразить свое восхищение нашим лидером.

– А нашего лидера везде принимали прекрасно, продолжал Геннадий. – Его сила заключалась в том, что за ним была правда, он являлся вождем своего народа, независимо от того, в каком бы ранге он ни находился.

А какая встреча с турецкими бизнесменами была организована! Председатель Союза бизнесменов Турции (имени не помню), турок по национальности, сказал: «Мы счастливы, что такой человек нас посетил. Я бывал в Абхазии, это прекрасная, удивительная страна, – и, обращаясь к другим бизнесменам, добавил: – Наладьте с ней связи, но не с целью выкачать из неё деньги, а относитесь к ней как к своей родной дочери». Незабываемая встреча состоялась и в селе Балбала. Это большое село, где собралось огромное количество людей, в том числе из других сел и городов.

– Это то село, в котором Владислав Григорьевич танцевал? Я смотрела кадры…

– Кадры не могут передать всей той атмосферы, которая там царила. Люди ему аплодировали, пели… и плакали. Я как-то уже об этом рассказывал – о том, как он прекрасно танцевал в том селе, о том, что он мог бы не выступать, ничего не говорить, но этого танца было бы достаточно, чтобы завоевать сердца наших соотечественников. Хорошо известная в Турции и здесь Бедиз Кварацхелия тогда сказала, что Ардзинба – это человек, ниспосланный Богом для того, чтобы собрать рассеянный по миру наш народ.

В принципе, по кадрам видно, как он и они, то есть Владислав Григорьевич и наша диаспора в Турции, были счастливы в те дни!

Несмотря на все это, признаки тревоги за судьбу Абхазии ощущались и в их сердцах. В Балбале группа абхазцев отвела меня подальше от массы людей и попросила рассказать правду. И я сказал, что война в нашей стране возможна. А что было скрывать?!

Поездка в Турцию Владислава Григорьевича была решающей для пробуждения многих сердец, для познания нашими соотечественниками, теми, кто был от этого по каким-то причинам далек, истории и настоящего своей исторической Родины. Они тогда Владиславу поверили. Наши связи после этого стали интенсивней.

Да простят меня лукаво мудрствующие наши деятели, которые могут считать, что я чрезмерно возвышаю роль Владислава Григорьевича. Чтобы жить нам дальше, развиваться, надо помнить этого человека, не принижать его роли в истории нашего народа – чтобы не лишиться нам будущего.

Материал подготовила Заира ЦВИЖБА


Номер:  81
Выпуск:  3821
Рубрика:  политика
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку