Главная

ВОЙНА И МИР ГЕНЕРАЛА АНУА 28.11.2018

ВОЙНА И МИР ГЕНЕРАЛА АНУА

ОНИ ЗАЩИЩАЮТ РОДИНУ

Все четыре президента Абхазии отметили мужество и героизм генерал-полковника Вооружённых сил Республики Абхазия, заместителя министра обороны РА Владимира Ивановича Ануа, проявленные в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов. Владислав Ардзинба ему вручил орден Леона, присвоив звание генерал-майора; Сергей Багапш присвоил ему звание генерал-лейтенанта; звание «Герой Абхазии» – Александр Анкваб и звание генерал-полковника – Рауль Хаджимба.

За его плечами большая жизнь. Но главным временем для себя он считает годы Отечественной войны народа Абхазии и послевоенные 15 лет, когда наш народ вершил подвиг во имя свободы будущего поколения. Он часто возвращается к тому времени.

– Вы знаете, что меня больше всего волнует и злит? – начинает разговор Владимир Иванович. – Сегодня море горе-политологов, утверждающих, что мы не умели воевать, что не жалели своих бойцов. Врут, врут страшно. Хотят отобрать у нас великий праздник Победы. Не удастся. Мы били врага профессионально.

Это говорит он – генерал-полковник Ануа, в войну – командир полка, проведший на переднем крае Восточного фронта более года в непрерывных боях, возглавлявший все послевоенные операции по уничтожению диверсантов. За время войны был ранен, контужен. Грузинские спецслужбы неоднократно организовывали покушения на него. Он знает, что такое война.

Мирный Тамыш

Владимир Иванович Ануа родился в 1957 году в селе Тамыше Очамчырского района, раскинувшемся в живописном междуречье на восточном берегу Чёрного моря. Его родители – отец Иван Батович и мать Женя Киазимовна Амичба, уроженка села Джгиарды, – создали семью в непростое для крестьян время. Отрабатывать трудодни в колхозе было нелёгким делом. Они собирали чай, сушили и низали табачные листья, выращивали кукурузу, обрабатывали цитрусовые насаждения в саду, ухаживали за живностью в подворье, в котором разводили коров, коз и лошадей. Так в этой трудолюбивой семье родились сыновья – Андрей и Владимир, и дочь Марфуля. Детей с детства родители приучали к труду на земле. Они помогали родителям по хозяйству, а когда колхоз преобразовали в Тамышский эфирно-масличный совхоз-завод, заготавливали эфирно-масличную продукцию вместе с ними: сушили лавровые и эвкалиптовые листья, собирали тунг и лепестки герани, розы, базилика. Зарплата в совхозе была небольшой, поэтому родителям приходилось работать с утра до вечера и на своём подворье. Жила семья в старинном каштановом доме с резными окнами, красивым камином, дубовым полом и просторным балконом. Во дворе стояла большая пацха, которую Иван Батович заштукатурил для большей надёжности от плохой погоды. Позже, в 70-х годах Иван Батович построил капитальный двухэтажный дом. Много гостей побывало в этом гостеприимном доме.

Окончив сельскую школу, Владимир Ануа поступил в Ачигварский совхоз-техникум, где освоил профессию агронома. Затем был призван в Советскую армию. Попал в киргизский город Фрунзе в секретные войска правительственной связи. Отслужив два года, вернулся в родное село. С 1980-го по 1986 год Владимир Иванович заочно учился в ГИСХе, работал агрономом в совхозе. В то время там заготавливали дорогостоящие эфирные масла и тунг. Продукцию отправляли в Тбилиси, а затем её переправляли во всесоюзные научно-исследовательские институты.

Заметив его трудолюбие и организаторские способности, в 1985 году назначают председателем Тамышского сельского совета. В селе насчитывалось 650 хозяйств с населением 3 тысячи человек. В советское время на территории Тамыша функционировали 18 предприятий и организаций: два асфальтных завода, «Сельхозхимия», ПМК-12, РСУ-2, филиал Обезьяньего питомника, турбаза, две школы, два детских садика, ясли и другие. Работал железнодорожный вокзал.

– В то время первым секретарём Очамчырского райкома партии был Сергей Васильевич Багапш, – вспоминает Владимир Ануа. – Он знал, чем дышит не только каждое село района, но и каждая организация в нём, так как постоянно ездил по району. Помню, в очередной раз посетив наш сельсовет, он пошутил: «Как ни заеду к вам, ты постоянно на своём рабочем месте». Работы было много. Я дал задание руководителям предприятий, расположенных на территории Тамыша, заасфальтировать проселочные дороги. Работы велись успешно. Строились ведомственные дома, в которые заселяли грузин. Грузинские старожилы и абхазы жили дружно, кое-кто даже записались абхазами, что нельзя было сказать о новых поселенцах. В 1989 году обстановка накалилась, но затем её удалось урегулировать. Перед войной даже появились инвесторы. Они скупили участки с термальными источниками, где собирались строить водолечебницы. Администрация села тогда получила пошлину в размере 500 тысяч рублей и положила деньги в Очамчырский коммерческий банк. Однако воспользоваться этими деньгами не удалось. Началась война.

Первый день войны

Первый день войны застал Владимира Ануа в отделении очамчырской милиции. По автомобильной трассе передвигалась грузинская техника: грохот танков и военных машин наводил ужас на мирное население.

– У абхазов тогда был полк внутренних войск, подразделения которого дислоцировались в Бабышире, Агудзере, Тамышской турбазе и Охурее, – рассказывает Владимир Иванович. – В полку было много тамышцев. Я вернулся в село, в центре начали собираться люди. Была надежда на то, что конфликт не затянется, как в 1989 году. Однако наши надежды не оправдались. Первый удар принял Тамыш. Приехали ребята из Кутола. Обнаружив у них милицейскую рацию, грузинские солдаты их арестовали. Затем мы получили информацию собраться в селе Тхине для разработки плана дальнейших действий. И уже ночью кутолцы временно прервали продвижение оккупационных войск на Сухум, взорвав мост по реке Тоумыш.

Вначале мы не оставляли свои дома, так как они располагались в стороне от центральной трассы на высоте Ануаа-рху (посёлок фамилии Ануа. – Р.Б.). В первый же день я вместе с Сулико Габелая спустился в центр. Позже он пропал без вести. В селе стоял гул грузинской техники. Мимо нас проехала длинная колонна танков и БТР. Почти всё население бежало через лес в ближайшие сёла. После взрыва моста начали обстреливать село. Героически сражались за Тамыш Даур, Заза, Степан и Семён Зантария, Джон, Рауф и Роман Гадлия, Беслан Ануа, Димур Цицибава, Руслан и Гвидон Кутелия, Дмитрий и Эдик Тарба, Дамей, Вадим и Рамин Церетели, Беслан Ломия, Мераб Тванба, Адгур Дзвелая, Владимир Барателия, Дмитрий, Даур, Гарри, Валерий и Руслан Габлиа, Джамбул и Джансух Муратия, Гена и Гарри Квасия, Заур Кацба, Нарт Пилия и другие. Человек тридцать тамышцев первыми встали на защиту села.

Тут звучный голос генерала Ануа дрогнул. Он отвернулся, чтобы я не заметила слёз, навернувшихся на его глаза. Но через секунду поднял голову. В его влажных глазах отражался весь ужас этой бессмысленной, никому не нужной войны.

– Кутолцы привезли тротил, машина стояла на Ануаа-рху, – продолжил свои воспоминания Владимир Иванович. – Попали под обстрел. Над Тамышом кружили вертолеты противника. Гвардейцы были уже почти во всех домах. Я спускался к дому, негде было укрыться. И тут попал в плен. Меня обыскали, отняли документы, деньги и повели к трассе. По дороге нас встретил фронтовик Великой Отечественной войны Владимир Несторович Ануа. Он подумал, что я иду с абхазами. За эту ошибку он чуть не поплатился жизнью. Его схватили за шиворот и хотели расстрелять. Рискуя жизнью, я заступился за старика, и чудом спас его. На трассе хозяйничал батальон отморозков Каркарашвили, сам он сидел в кустах. Меня подвели к нему, он проверил документы и приказал отвести меня в автобус. Вывели меня на трассу и подвели к беспредельщику с кнутом. Я подумал, что если он меня ударит кнутом, то я дам ему ответ, даже если меня убьют. Я бросил на него решительный взгляд, полный ненависти и злобы, и вдруг он отказался от идеи поднять на меня руку. Тогда моим же ремнем мне связали руки и посадили в автобус. Ко мне подошла журналистка из Тбилиси, которая хотела взять у меня интервью. Она поинтересовалась, будем ли мы воевать против Грузии. Мои ответы ей не понравились, и интервью не состоялось.

После взрыва моста грузинская техника начала передвигаться через брод. У местных грузин стали расспрашивать о Владимире Ануа, но никто о нём плохого слова не сказал. Затем ему сняли наручники и поручили, как главе сельской администрации собрать население и убедить его не поднимать оружие против оккупантов. Владимир Иванович ответил, что под обстрелом народ не соберешь, народ ушел в лес. Грузинские гвардейцы отпустили его. По дороге домой он встретил Гришу Ануа, который был весь избит и изуродован. Позже он и его сосед Сулико Габелая пропали без вести. Так прошел первый день войны.

В омуте сражений

На Ануаа-рху абхазы заняли позиции и установили блокпост. В их арсенале уже были пулемёты, самодельные миномёты, автоматы, гранатомёты. В ноябре они прорвались к трассе и 10 дней удерживали её. Несколько раз Владимир Ануа летал в Гудауту за оружием. В очередной раз с ним летел Руслан Кутелия (погиб 27 сентября при взятии Сухума). Вертолет посадили в аэропорту, но благодаря тому, что в нём было много женщин и детей, они остались живы. Оружие перевозили в гробах. Кроме оружия они привезли медикаменты и форму. Все это доставили в штаб в селе Джгиарде. Там Владимира Ивановича встретили женщины-односельчане, которые сообщили ему, что грузинские гвардейцы горько пожалели о том, что отпустили его живым. – Вначале войны Ануаа-рху удерживали тамышцы, кутолцы и джгиардцы, – вспоминает В.Ануа. – В доме Володи Ломия стоял длинный стол, и мы все там питались. Его сын Бесик Ломия воевал с нами. Заза Зантария поручил тыловую службу моему дяде Спиридону Ануа. Он на лошади объезжал сёла и собирал у населения продукты. Высоту обстреливали со всех видов артиллерии, но взять не смогли. 2 декабря мы услышали взрыв. Валера Зантария вместе с Раданом Учава пошли в разведку, но напоролись на мину и Учава потерял ногу. Отходили через болото к Джгиарде. На тракторе привезли его в полевой госпиталь. Стали возвращаться обратно, но начался интенсивный обстрел со стороны грузин. Вернулись на свои позиции. Подъехал Заза Зантария с Асланом Камкия на БМП, с ними мы обговорили план дальнейших действий. Решили двигаться к киндыгской ферме и тоумышскому мосту. Я шел первым, за мной Семён Зантария и Мераб Парулуа из села Члоу. Подошли ко двору, где засел наш противник. Из двора доносился шум, похожий на праздничное веселье. Мы находились от них в 30 метрах. У Парулуа был пулемет, снятый с трофейного танка, у меня – автомат. Мы открыли огонь. Нас было человек 15. У Парулуа закончилась лента с патронами. И тут меня ранили в руку, однако я продолжал отстреливаться. Завязался бой, мы их застали врасплох. Парулуа просил помочь перезарядить пулемет. Даур (Дым) Зантария помог ему, и перебежками стал уходить назад. И вдруг вражеская пуля настигла его и попала в затылок. Затем контузило Мераба Парулуа. Я старался прикрыть отход наших бойцов. В ночь со 2 на 3 декабря на БМП Заза Зантария вёз Даура в Джгиарду, но по дороге тот умер. В этом бою за Ануаа-рху погиб Степан Зантария и боец Маландзия из Ткуарчала. Потеряв эту высоту, мы перебазировались в село Лабру.

В январе 1993 года наша группа вместе с Асланом Камкия, находясь в тылу врага в радиусе 5 километров, взорвала железнодорожный мост в Тамыше и пустила под откос вражеский эшелон с военной техникой. Кроме того, заминировав подход к железнодорожному полотну, ликвидировала три грузинские машины с боеприпасами.

Во время войны о селе Тамыше заговорили даже в ООН. В докладе Генсекретаря ООН «О положении в Абхазии» 28 января 1993 года, направленном в Совет Безопасности ООН, говорится: «В начале декабря 1992 года в деревне Тамыше активизировались боевые действия… Время от времени абхазским войскам удавалось отрезать контролируемые Грузией дороги, пролегающие вдоль побережья».

В декабре Владимира Ануа назначили командиром первого полка. Линия Восточного фронта тянулась от села Агубедии до села Адзюбжи. Людей, желающих воевать, было много, но не хватало оружия и продовольствия. Бойцы Восточного фронта геройски погибали в неравных сражениях. В ноябре вместе с добровольцами с Северного Кавказа отбили у грузин село Кочару. Командующим Восточным фронтом был назначен Мираб Кишмария, а его заместителем – Заза Зантария.

– Штаб моего полка, в который входили пять батальонов, базировался в селе Джгиарде – продолжает В.Ануа. – Полк насчитывал 1500 человек. На вылазки ходили поочерёдно, передавая оружие друг другу. Как только появились трофейные БМП, Заза Зантария организовал ремонтную мастерскую техники. Поставил там дизель, токарные станки. Село Лабру освобождали в два этапа – 1-2 марта (в этом бою погибли Вадим Джологуа и Мушни Ашуба) и 9 марта. Освободили село, но не смогли удержать. 9 марта обстреляли их трофейными минометами. С марта по июль наши бойцы вели интенсивные бои. Затем были июльские события, когда мы неделю удерживали трассу.

Одной из самых значимых военных операций была высадка военно-морского десанта Вооружённых сил РА под командованием Заура Зарандия 2 июля 1993 года в селе Тамыше. Встречала его группа во главе с Зазой Зантария и Асланом Камкия. Десант и подразделения Восточного фронта под командованием Мираба Кишмария заблокировали переброску грузинских воинских частей в Сухум и провели совместные боевые операции. Владимир Иванович Ануа вместе с абхазскими бойцами проявил высокое воинское мастерство, мужество и героизм в этих операциях. Они в течение недели контролировали стратегическую магистраль Очамчыра – Сухум. Сдерживали натиск восьми мотострелковых батальонов противника, танковой бригады и артиллерийского дивизиона. За время боёв было уничтожено 5 вражеских танков, 3 БМП, 2 вертолёта и захвачено 3 танка, 1 БМП, 2 БТР.

– Принимать десант было трудно, стреляли со всех сторон, – вспоминает В.Ануа. – Нас обстреливали кинжальным огнем. Пули свистели над головами, но оружие выгружали. Много вражеских натисков было отражено. 15-16 сентября мы вновь приняли баржу с техникой и машины с вооружением. Благодаря этому мы дошли до села Адзюбжи, где начался заключительный этап войны.

Военный мир

В 1994 году в марте без потерь освободили село Лату в Кодорском ущелье, – продолжает В.Ануа. – Затем начали строить границу по реке Ингур. Даур Ашуба был назначен начальником штаба моего полка, заместителем – Важа Ашуба, Маврик Амичба стал комиссаром полка. Мы строили дзоты, рыли противотанковые рвы. Выполняя боевые задания на границе по реке Ингур, 5 марта 1996 года погиб Гена Лагвилава, а 8 октября – Важа Ашуба. Затем меня назначили заместителем командующего Восточным фронтом Амирана Бердзения. Участвовал в многочисленных боевых операциях по зачистке Галского района от бандитских формирований «Лесные братья» и «Белый легион». В 1998 году участвовал в майских событиях. В этом же году меня назначили заместителем министра обороны РА и командующим восточной группой войск Абхазии. В 2001 году принимал участие в уничтожении гелаевских бандитов в Кодорском ущелье. Группами выходили за реку Ингур. Обменивали солдат на неравных условиях: 1 к 100. После войны часто подрывались на минах. После 2008 года, можно сказать, что жизнь стала более спокойной, а то жили так, как будто ходили по острию кинжала.

В начале августа 2008 года верхняя часть Кодорского ущелья – Дал – оставалась единственной территорией Абхазии, которую контролировали власти Грузии. Именно Дал служил плацдармом для целого ряда вооруженных провокаций грузинской стороны против Абхазии. Сергей Васильевич Багапш принял решение о проведении наступательной операции против грузинских войск на Кодорском и Галском направлениях. Задача очистить Дал от грузинских оккупантов была возложена непосредственно на главу военного ведомства Абхазии генерал-полковника Мираба Кишмария. В целях недопущения наступательных действий грузинских войск на Галском направлении подразделения Восточной группы под командованием Владимира Ануа заняли боевые позиции в Галском районе. И снова в бой, и снова потери друзей. Результатом этих операций стало полное освобождение территории Абхазии от грузинских военных формирований. Это потребовало политической воли властей, усилия силовых структур и простых жителей Абхазии.

Через год в жизни Владимира Ивановича произошло радостное событие. Он женился на Чамагуа Алине Станиславовне. Она по профессии юрист. Свадьбу сыграли в 2010 году 10 октября. Эта дата вошла в их жизнь как 10.10.10. И эти три десятки внесли в их дружную семью удачу, радость, взаимопонимание и согласие. Родились дети – Леон, Алан и Аннушка. Леон учится в 3 классе Абхазской школы-интерната в Очамчыре. Много орденов и медалей у Владимира Ивановича на парадной генеральской форме. А четырехлетняя любимая Аннушка, как сказал генерал Ануа, «это брошка на моём военном кителе».

Русудан БАРГАНДЖИЯ


Номер:  127
Выпуск:  3728
Рубрика:  политика
Автор:  Русудан БАРГАНДЖИЯ

Возврат к списку