Главная

Турция – Абхазия: жизнь в диаспоре 06.11.2017

Турция – Абхазия: жизнь в диаспоре

«МЕРОПРИЯТИЕ ПО ПРИМИРЕНИЮ», ИЛИ ШАНТАЖ, КОТОРЫЙ НЕ УДАЛСЯ АЙШЕ

(Из дневниковых записей Полпреда Абхазии в Турции (1994 – 2014 гг.) Владимира Авидзба)

Был 1999 год. Стало известно, что правительство Турции собирается на своей территории провести «мероприятие по примирению» Абхазии с Грузией. Эту новость в Абхазии прокомментировали не без соответствующего сарказма, но все-таки решили: поедем, тем более, что Владислав Ардзинба и вся его команда давно уже собирались в Турцию, чтобы плотно и эффективно пообщаться с многотысячной абхазской диаспорой. Спецрейс доставил в Стамбул солидную делегацию во главе с Президентом Абхазии Владиславом Ардзинба, как того ждали турецкие соотечественники, но официально ее возглавлял тогда Премьер-министр Сергей Багапш. Поскольку «примирение сторон» организовывало правительство Турции, то и возглавлять официальную делегацию должен был кто-то из руководителей Правительства Абхазии.

У Полпреда Владимира Авидзба и Комитета солидарности с Абхазией, при котором работало Полпредство, начались горячие дни. Самым главным, отмечено в записях дневника за 1999-й год, было организовать торжественную, на самом высоком уровне, как того единодушно требовали абхазцы, живущие в разных городах Турции, встречу Владислава Ардзинба, ставшего и для них Победителем, Героем, завоевавшим Свободу Абхазии. Однако сделать все именно так было не просто – Турция не признавала Абхазию как независимую страну, и власть могла не позволить такой торжественности. Но солидные, уважаемые турецким руководством представители абхазской диаспоры добились желаемого, и Ирфан Аргун, тогда еще заместитель председателя Комитета солидарности, а позже его многолетний руководитель, тут был далеко не на последнем месте. Встреча Владислава Ардзинба в Стамбульском аэропорту «Ататюрк» прошла и с красной дорожкой, и при огромном стечении встречающих – торжественно, как и планировалось. И все дни пребывания делегации были наполнены ее результативным общением с представителями диаспор – абхазской и черкесской, политическими дискуссиями, встречами с деловыми кругами, сотрудниками турецких СМИ.

Достаточно серьезной составляющей этого визита продолжала оставаться встреча с представителями грузинской стороны. Она состоялась в конференц-зале отеля «Хилтон», в котором турецкие хозяева разместили обе делегации. Но этому предшествовали события, вызвавшие определенную напряженность. За два дня до прибытия делегации из Абхазии в Стамбул в Полпредстве появилась Айше – представительница турецкого Министерства иностранных дел, приехавшая из Анкары. Приказным тоном она заявила Владимиру Авидзба: «Вы, хотя вас и называют здесь Представителем Президента Республики Абхазия, никаким официальным лицом в Турции не являетесь, так как нет ни Республики Абхазия, ни, следовательно, законного ее Президента и, значит, его Представителя тоже. Вы – историк, вот историей при диаспоре и занимайтесь. В связи со всем этим вы не имеете права присутствовать на мероприятиях, предусмотренных программой, ни, тем более, на встречах и переговорах грузинской и абхазской делегаций. Но вы обязаны предупредить ваших соотечественников, чтобы они нигде не произносили: «Республика Абхазия», а только «автономная Республика Абхазия».

Строки в дневнике: «Оскорбить женщину грубым словом я себе не позволил, но тоном, тоже не терпящим возражений, сказал: «Учить нас не надо. Где быть, что делать и что говорить – мы это решаем сами». Но я, естественно, задумался: были ли эти указания собственной инициативой Айше – выяснил, что она по происхождению грузинка, или это задание турецкого МИД? Стал перебирать свои мидовские контакты в Анкаре. Вспомнил о Бураке Гюрсель – начальнике одного из отделов МИД. У нас с ним сложились доверительные отношения – он как-то обращался ко мне за содействием по организации в Абхазии Культурного турецкого центра. С ведома Владислава Ардзинба, которого я поставил в известность об этой просьбе, и при его поддержке такой центр некоторое время функционировал в Абхазии. К Гюрселю я и обратился. Он сказал, что Айше послана в Стамбул им, но никакого поручения провести такой разговор он ей не давал. Бурак Гюрсель сообщил, что он приезжает в Стамбул на переговоры и пообещал отрегулировать ситуацию в моих интересах. Свое слово он сдержал. Я, к явному неудовольствию Айше, да и членов грузинской делегации тоже (ее возглавлял заместитель правительства Грузии Важа Лордкипанидзе), был полноправным участником всех мероприятий. И молчанием мое присутствие там, конечно, не ограничивалось».

Серьезность и ответственность пребывания и общения абхазской делегации в Турции не обошли и курьезы. Во время посещения Полпредства Владислав Ардзинба и Владимир Авидзба сфотографировались у рабочего стола, на котором стояли абхазский и турецкий флаги. «Роль» фотографов исполнили член Комитета солидарности Бедис Кварацхелия и Энвер Дарынба – большой помощник Комитета (этого патриота Абхазии, к сожалению, уже нет в живых). Но… У Бедис пленка полностью засветилась (не будем забывать, что это 1999 год и до современной электронной техники было далеко. – Л.Я.), а у Энвера на снимках не получились верхние части головы. Он обратился в фотоателье, предложил другие свои снимки, чтобы дополнить. Там согласились, но перепутали и дополнили прическами… от других лиц. Было много смеха, комментариев, шуток, что стало хорошей разрядкой, необходимой в той достаточно напряженной ситуации.

«Гвоздь» программы – «мероприятие по примирению». Конечно же, несмотря на длительность разговоров, желаемого результата оно не принесло ни организаторам – турецкой стороне, ни заинтересованной – грузинской. Абхазская сторона была непримиримой и бескомпромиссной – сегодня в мире существует свободная, независимая Республика Абхазия. И это суверенное государство и его народ живут жизнью, которую строят сами. (Признание независимости Абхазии Россией, как известно, состоялось в августе 2008 года, затем последовали и признания других стран).

Президент Республики Абхазия Владислав Ардзинба ответил потом и на вопросы журналистов, тоже собравшихся в конференц-зале гостиницы «Хилтон». Их вопросы он предварил небольшим экскурсом в историю республики. Говорил все на абхазском языке. Одна из грузинских журналисток спросила: «А почему вы говорите по-абхазски? Нам же это непонятно». Владислав Григорьевич удивленно посмотрел на нее, потом повернулся к Сергею Багапш и спросил: «Сергей, ты меня понимаешь?» «Конечно», – ответил Сергей Васильевич. «Но тогда почему меня не понимают те, которые говорят, что они наши братья, что мы одна семья, что мы должны жить в едином государстве? Братья почему-то не понимают друг друга. Значит, надо раз и навсегда усвоить – мы разные народы, и у каждого своя судьба, своя жизнь».

… До отъезда абхазской делегации на Родину остался еще один день. Неделя, насыщенная многими значимыми событиями и общением, пролетела незаметно. Грузинская группа возвращается домой сегодня. Где-то в середине дня Владимир Авидзба увидел Ирфана Аргун и Бедис Кварацхелия, которые о чем-то очень взволнованно говорили, но, заметив его, замолчали. «Что-нибудь случилось? Секрет?» – спросил Владимир. «От тебя – нет, но надо ли об этом сказать Владиславу? Не хотим его расстраивать. Дело в том, что сегодня, перед самым отъездом грузинской делегации домой, Важу Лордкипанидзе – руководителя – принял президент Турции Демирель».

Строки в дневнике: «Меня обдало холодной волной. Мы одинаково приглашены Турцией, по ее инициативе, для примирения. Мы – равнозначные стороны в этом их мероприятии. Но почему такая разница? Почему только грузинскую делегацию принял президент страны?»

За разъяснением снова решили обратиться к работнику турецкого МИД Бураку Гюрсель. Тот постарался смягчить ситуацию, сказав: «Мы все взвесили, абхазская делегация за время нахождения здесь получила значительно больше преимуществ. Во-первых, грузинская делегация приехала на день позже и уезжает на день раньше, ваш визит на два дня больше. Во-вторых, тот план пребывания абхазской делегации в Турции, который вы представили в МИД и который насыщен очень многими мероприятиями, включая торжественную встречу вашего Президента, хотя он и не является главой делегации, мы нисколько не изменили, не требовали никаких сокращений. У грузинской стороны все было скромнее. Поэтому и решили немного дополнить их визит приемом президента».

Строки в дневнике: «Соответствовало ли это объяснение истинным причинам состоявшейся встречи? Не знаю. Дипломат есть дипломат. Но создавать в связи с этим конфликтную ситуацию было неуместно. Тем более что план, нами составленный, действительно, никто не пытался изменить, более того, помогли его реализации. Мне удалось остудить некоторые горячие головы в диаспоре, которые жаждали обострения.

Владислав Ардзинба, когда узнал о встрече грузинского руководителя с президентом Демирелем, вначале расстроился, а потом проявил свою всегдашнюю мудрость, которая не раз всех выручала. Он сказал: «Не будем мелочиться. Какие-то несколько минут общения с президентом Турции грузинской стороне ничего не дали. А у нас было настоящее народное общение. И, главное, очередной план по возвращению Абхазии в Грузию в очередной же раз и лопнул. У всех нас должно быть одно убеждение – мы снова победили!»

Публикацию подготовила Лилиана ЯКОВЛЕВА


Номер:  118
Выпуск:  3579
Рубрика:  политика
Автор:  Лилиана ЯКОВЛЕВА

Возврат к списку