Главная

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ ТЫЖЫН ЧУРЕЙ 06.11.2017

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ ТЫЖЫН ЧУРЕЙ

На конкурс Союза журналистов РА и Комитета по репатриации РА

Мечта вернуться на Родину жила в сердце каждого махаджира. Они мечтали об этом всю жизнь и, уходя в мир иной, оставляли эту мечту как завещание своим детям и внукам. Сила генетической памяти велика, поэтому потомки махаджиров, даже те, кто не имеет и далекого представления о своей исторической Родине, стремятся побывать на ней, а многие – и вернуться. И та же боль, сжигающая сердца их предков, порой неосознанно, но таится в глубине их сердец и в любой момент может проснуться, как вулкан, и вырваться наружу.

История переселения

Моя героиня Тыжын Чурей – кабардинка. Ее предки выходцы из села Бесленеевского Карачаево-Черкесии. «У моего деда, – рассказывает Тыжын Чурей, – было три брата. В 1864 году он и два его брата во время насильственного переселения попали в Турцию. Одному брату удалось остаться на родине, и он умер в Черкесске. Переселенцы попали в город Мэрзифон и село Тавшандаг. Вначале жили разбросанно, где придется, затем начали проживать компактно в средней Анатолии, южной Анатолии, часть переселенцев перебралась в Сирию. Мой отец Али родился в Мэрзифоне в многодетной семье: у него три брата и одна сестра. В 15 лет он поступил в военную академию в Турции, служил в разных городах и странах. В первом классе я училась на Кипре, затем в разных местах в зависимости от службы отца. Школу окончила в Стамбуле. В 1987 году отец ушел на пенсию в чине полковника. Он всю жизнь занимается наукой, пишет стихи».

Али Чурей родился в 1937 году. Он – член Международной черкесской Академии наук, занимается исследованием адыгского языка в сравнении с хатто-хеттскими языками, автор ряда научных работ на адыгском и турецком языках, увидевших свет в Турции и Кабардино-Балкарии.

Али Чурей известен и как поэт адыгского зарубежья. Исследователи его творчества отмечают, что «для него именно исход с родных земель является своеобразной мерой исторического времени, его духовная жизнь, границы его осознанной памяти начинаются в эпоху вынужденного бегства черкесов из отчего края. Историческое мировидение Али Чурея основывается на личном знании и чувстве времени, на глубоко пережитом духовном опыте своего народа». По словам Тыжын, отец сыграл большую роль в ее жизни. Это из-за него она однажды поменяла свою жизнь полностью. «Отец, – говорит Тыжын, – всегда мечтал возвратиться на историческую родину, не важно – в Адыгею, Кабардино-Балкарию или Карачаево-Черкесию. Он не делил эти страны, для него это нечто единое. И это он настоял, чтобы я вместе с группой студентов из Турции уехала на учебу в Нальчик. Тогда осуществилась его мечта. И, можно сказать, что и сегодня я исполняю его мечту». Тоска отца Тыжын о исторической Родине особенно чувствуется в его стихотворении «История»:

Твои глаза большие,

Как волны моря грозного,

Отливы голубые…

Под ясною луною

Всмотрись в седое море

И расскажи прохожему

О пережитом горе...

Увлечение музыкой у Тыжын, скорее всего, от матери Сюмэр. Она – убышка, из семьи военных – отец и брат избрали военную карьеру. Сюмэр преподавала в лицее физику, работала в разных городах, но всегда увлеченно занималась музыкой – классической, турецкой. Бабушка Тыжын – Абзех Хуваш Нимет – была поэтессой, возможно, от нее и от отца Тыжын передался дар стихотворчества.

Тыжын и Кабардино-Балкария

Обосновавшись на исторической Родине – в Кабарде, Тыжын и не думала, что когда-нибудь переедет в Абхазию. В Нальчике она окончила Кабардино-Балкарский государственный университет, отделение английского языка и литературы филологического факультета, Северокавказское училище культуры и искусств (специальность «народные музыкальные инструменты»), аспирантуру по специальности «литература северокавказских народов» при кафедре кабардинского языка и литературы КБГУ.

В 2002 году Тыжын Чурей была принята старшим научным сотрудником отдела адыгского фольклора Кабардино-Балкарского научного центра РАН. В 2003 году защитила кандидатскую диссертацию по специальности «филология». В 2005 – 2007 годах училась на отделении духовых музыкальных инструментов Северокавказского государственного института искусств (специальность «флейта»). Она занималась научной работой и не собиралась менять свою жизнь, но судьба преподнесла ей сюрприз.

Судьбоносная встреча

В 2007 году в Абхазии проходили Иналиповские чтения, в которых принял участие отец Тыжын. Он выступил с докладом «К вопросу о древнем адыгском языке хаттов». Прозвучал здесь и доклад Тыжын, но сама она тогда не приехала.

«Первое мое знакомство с Абхазией произошло в 2008 году, – продолжает рассказывать Тыжын. – Я приехала забрать паспорт мамы, которая получила абхазское гражданство. Своего будущего мужа я впервые увидела в Госкомитете по репатриации, куда заехала попрощаться перед отъездом. Он стоял на втором этаже с группой людей, и я обратила на него внимание, не могу даже сказать, почему. Позже мне позвонил знакомый, который тоже тогда стоял рядом с ним, и спросил, когда я буду в Нальчике. Там, в Кабардинском театре, должна была состояться презентация книги, на которой я должна была присутствовать обязательно. И мой будущий муж приехал на эту презентацию. Тогда я и решила, что это судьба».

И слезы, и переживание, и долгое счастье

Тыжын вышла замуж за художника Тимура Дзидзария и переехала в Абхазию. Сложный процесс адаптации она прошла, попав на историческую родину в Кабарду. В Абхазии, по ее словам, было не так трудно, одолевали проблемы иного характера. Она оставила все, что приобрела за долгие годы, – хорошую работу, друзей. Это был ее мир, и вдруг разом его не стало. Новая жизнь, и только один родной человек рядом. «Самый кризисный период продолжался три месяца, – признается Тыжын. – Сидеть дома без работы, особенно исследователю, это мучительно. Конечно, были и слезы, и переживания, муж успокаивал, поддерживал меня, говорил, мол, узнают тебя поближе, и все наладится. Так и случилось. Я почувствовала поддержку и от других людей тоже. Вначале три года я работала в государственном ансамбле «Гунда». А затем в 2010 году меня приняли в Абхазский институт гуманитарных исследований старшим научным сотрудником отдела фольклора. Занимаюсь исследованием музыкального фольклора черкесской диаспоры (на материале абхазо-адыгов, проживающих в Турции). Мне очень помогли Диана Джинджолия, Василий Авидзба, Алеко Гварамиа, Арда Ашуба, Миля Цвинария, Отар Дзидзария, Алексей Касландзия, Руслан Гожба, весь отдел фольклора, в котором я работаю. Я преподаю в университете «литературу и этнокультуру черкесской диаспоры». Удивительно, что студенты очень мало знают об истории абхазов, адыгов, только кое-что о махаджирстве. Мы провели много вечеров с экспозициями книг, чтобы восполнить эти пробелы в знаниях. В этом году под грифом Абхазского института вышла моя книга материалов по этим дисциплинам – «Литература, этнокультура абхазо-адыгской диаспоры». В издании этой книги финансовую помощь оказал Госкомитет по репатриации».

Тыжын всегда в движении. Она никогда не оставляет свои дела на потом. Труднее всего ей мириться с медлительностью в людях, тем более, если это мешает ее движению вперед. Она привыкла к другому ритму в жизни, поэтому и успевает много.

Сегодня у Тыжын Чурей более 70 научных работ на адыгском, турецком и английском языках. Ее основные научные труды: монография «С родиной в сердце. Боль и страдания черкесского народа в творчестве Ахмета Мидхата Хагура» (2002), «Черкесские миры Хагура» (2003), «Оковы рабства» (2003), «Кафа» (2004), «Театр адыгской музыки» (2005), «Этномузыкальная культура абхазо-адыгской диаспоры в Турции» (2008). Они были изданы в Нальчике, а еще две значимые научные работы увидели свет в Стамбуле – «Нотный сборник детских песен на кабардинском языке» (2003) и в Сухуме – «Из песенно-инструментальной традиции абхазов» (2014). В настоящее время Тыжын завершила свою докторскую диссертацию по теме «Обрядовая песенно-инструментальная традиция абхазо-адыгской диаспоры в Турции». Так что ее ждет защита.

Мечты Тыжын

«У меня всегда были планы, мечты, – делится со мной Тыжын. – Отец говорил мне постоянно, что у любого человека должен быть свой план, и это не зависит от возраста. Человек родился неслучайно, значит, какие-то свои планы, неважно – маленькие или большие, он должен осуществить».

Спрашиваю: «А какие у вас, Тыжын, планы, мечты?»

– Я мечтаю, – отвечает Тыжын, – довести свои исследования до академического уровня, мечтаю, чтобы они дошли до моего народа, мечтаю хорошо выучить абхазский язык и свободно общаться на нем. Я училась 9 месяцев на курсах абхазского языка, и мне очень тогда помогла Нонна Куадзба. Возможность приобщиться к абхазскому языку дала мне и моя работа, и то, что я постоянно смотрю местное телевидение. Кроме того, у меня есть очень большое желание помочь каким-то образом возвращению потомков махаджиров на историческую родину, убедить их в том, что здесь их ждут, что для них это не чужие люди, а родные люди. Может быть, мне это удастся сделать своими успехами, тем, что я смогу состояться здесь. Для меня это очень важно, потому что это зов не только моего сердца, это зов сердец всех, оторванных волею судьбы от родных очагов. Самая заветная моя мечта – это чтобы абхазо-адыгские народы были на всех уровнях близки друг к другу, чувствовали свое единство, ведь это одна неотъемлемая часть, одна, как одно сердце. Нет других народов, которые были бы близки друг к другу так, как абхазы и адыги. Я нередко вспоминаю увиденный мной однажды телевизионный кадр, где Владислав Ардзинба и Султан Сосналиев обнимают друг друга. Это мне дает такой духовный толчок! Такие великие люди , как Владислав Ардзинба, Султан Сосналиев, не только говорили: «Псоми япэ ди напэ» («Честь дороже жизни»), они следовали этому принципу.

Я бы тоже хотела продолжать абхазо-адыгские традиции, существующие испокон веков, ведь они сохраняются с помощью людей, которые этим живут, помнят их и следуют им.

Жизнь в Абхазии – это мое второе рождение».

На чужбине родные Тыжын пытались сохранить свою национальную самобытность, язык, традиции, культуру, давали своим детям адыгские имена. Родного брата Тыжын, проживающего в Турции, зовут Эльдар Жанбэрк, его сына – Жануэс. А Тыжын в переводе с кабардинского означает серебро. Кроме того, в роду Тыжын нет смешанных браков, с турками никто семью не создавал. И таким образом они пытаются сохранить свою принадлежность к адыгскому миру. Брак Тыжын с абхазом в семье одобрили, думается, не надо объяснять почему. Союз абхазо-адыгов со временем только крепнет. Ведь к этому призывают общие корни. Так было и так будет. Будь счастлива, Тыжын!

Лейла ПАЧУЛИЯ


Номер:  118
Выпуск:  3579
Рубрика:  общество
Автор:  Лейла ПАЧУЛИЯ

Возврат к списку