Главная

И СНОВА ГЕНУЯ. 25 ЛЕТ СПУСТЯ 07.09.2017

И СНОВА ГЕНУЯ. 25 ЛЕТ СПУСТЯ

В памяти и реальности

500-летие открытия Америки Христофором Колумбом было отмечено в 1992 году в Генуе Международной выставкой, называвшейся «Колумб-92». В ней принимала участие и Абхазия. Не буду рассказывать о Колумбе (он родился в Генуе), его путешествиях и открытиях и широкой связи Абхазии с итальянским городом Генуя, расположенном на западном побережье полуострова. Читатели наши все это знают, а те, кто не знает, имеет возможность заполнить пробелы в своих знаниях через книги и Интернет. Я лишь напомню, что Абхазия в 13 – 15 веках вела тесную торговлю с Генуей, и долгие годы в Севастополе (Сухуме) находилась резиденция консулов Генуи. Торговали, помимо всего остального, и людьми, их продавали на невольничьих рынках на Черноморском побережье. Возможно, поэтому итальянцы похожи на нас, а мы – на них. Ведь они тоже, живя здесь в Абхазии подолгу, потом оседали навсегда, оставляли потомство. Помню, в Генуе на одной из остановок городского транспорта увидела мужчину средних лет – ну, настоящий сухумчанин! А моя родственница Лариса Смыр (к несчастью, она умерла в достаточно молодом возрасте несколько лет назад) утверждала, что Смыровцы вообще из Италии. Ей об этом кто-то сказал или она где-то вычитала. Тогда получается, что и я итальянских кровей – через свою бабушку Цицу Смыр, по материнской линии! Это все шутки, но это все и достаточно серьезно. Связи с Генуей были, и торговля была, в том числе и людьми. Это утверждал и Юрий Николаевич Воронов в интервью, о котором я скажу ниже.

Итак, 25 лет тому назад в Генуе прошла Международная выставка, посвященная открытию Колумбом Америки. Она длилась с 15 мая по 15 августа. Абхазия участвовала в ней в числе 46 стран, имевших отношение к Колумбу и к Генуе. Это стало возможным благодаря неимоверным усилиям гудаутского архитектора Игоря Мкановича Смыр, вышедшего на нужные структуры в Москве (именно Игорь Смыр и пригласил меня как журналистку посетить Геную). Совет Министров Абхазии для подготовки к выставке создал Государственную комиссию, её возглавлял замминистра сельского хозяйства ученый Олег Багратович Шамба. Помимо государства, финансовую поддержку при проведении выставки оказывала производственно-коммерческая фирма «Омар» во главе с генеральным директором Зауром Кегуровичем Авидзба из Гагры.

В Генуе за время работы выставки побывали две абхазские делегации. Во второй поездке, прошедшей в июле и длившейся почти две недели, участвовали Юрий Воронов, Геннадий Гагулия, Сергей Шамба, Циала Чачибая (знаток итальянского языка), Виталий Бганба, Джубей Аухат, Эдуард Смыр, Омар Жвания (единственный грузин среди нас, бывший житель Гагры), танцевальная группа во главе с Руфиком Дасания, который погиб во время начавшейся тем летом грузино-абхазской войны. В составе второй делегации была и я.

В июльской поездке абхазской делегации в Геную должен был участвовать Председатель Верховного Совета Абхазии Владислав Ардзинба. Это планировалось еще и потому, что к приезду делегации на международной выставке должен был отмечаться День Абхазии. Но Владислав Григорьевич не поехал, так как время было тяжелое, предвоенное, решил, видимо, остаться в Москве и заняться политическими вопросами (в Геную мы добирались самолетом рейсом Москва – Милан). Однако с нами полетел его личный телохранитель Виталий Бганба, которому дал «свободу» повидать Геную. А немного позже, в конце июля, Ардзинба поехал в Турцию встречаться с абхазской диаспорой – тоже с политическим прицелом, и это не афишировалось. Как не афишировалась его непоездка в Италию.

Поэтому в Абхазии почти все думали, что в Генуе с нами находился и Владислав Григорьевич. Близкий его соратник, редактор нашей газеты «Республика Абхазия» Виталий Чамагуа, как только я приехала, сказал, чтобы я срочно написала материал. И когда сообщила ему, что наш лидер в Геную с нами не поехал, лицо его удивленно вытянулось. Материал я написала, но он не был опубликован, был еще в рукописи (мы тогда писали ручкой, это сейчас сразу свои материалы набираем на компьютере). Когда приехала в Сухум из Генуи через Москву, где я примерно на неделю задержалась из-за проблем с билетами на самолет (Воронов и Бганба смогли вылететь чуть раньше), в Абхазии проводился Всемирный фестиваль абхазо-адыгского народов. В нем принимали участие представители диаспор из США, Германии, Израиля, Турции, Сирии, Иордании, Северного Кавказа, Юга России. Дни фестиваля совпали с принятием 23 июля Государственного Флага и Государственного Герба Абхазии, а вечером этого дня все гости принимали участие в грандиозном празднике на Сухумском стадионе, состоявшемся по такому случаю. Именно после этого Владислав Григорьевич улетел в Стамбул.

Как только вернулась из поездки, моя редакция подключила меня к обслуживанию Всемирного фестиваля. Я брала интервью, помню, у известного на Кавказе политика Юрия Калмыкова по дороге в Новый Афон, куда мы добирались на нескольких катерах вместе со всеми приехавшими к нам делегациями. Это были тревожные дни перед войной, хотя самой войны как таковой многие из нас предвидеть не могли. Но она пришла где-то через неделю. И мой рукописный материал о Генуе, отодвинутый (его актуальность снижалась тем обстоятельством, что Владислава-то с нами не было) более важными фестивальными материалами, в том числе моим интервью с Юрием Калмыковым, не успел увидеть свет и потерялся в пучине войны – в наших редакционных кабинетах не осталось ни мебели, ни документов. Единственная радость – через год с лишним у моей знакомой на квартире в Сухуме отыскался мой диктофон с записью интервью с Юрием Вороновым, которое я брала у него в дни пребывания в Генуе. Я сняла интервью с пленки, и оно было опубликовано в «Республике Абхазия», а потом вошло в книгу «Юрий Воронов – свет и боль», изданную, увы, после его гибели. Интервью я назвала «Абхазия помогла Колумбу открыть Америку». В интервью, конечно же, Юрий Николаевич рассказывал много интересного из истории наших связей с Генуей. Мы с ним тогда, нет, не в интервью, а между собой, говорили, что на выставке недостаточно отражены наши взаимоотношения с генуэзцами, что из запланированного не всё успели подготовить к её открытию. Это было связано и с материальными возможностями, и с политической обстановкой. Предстоявшее участие в выставке в те дни также не афишировалось широко. Ведь на престижной Международной выставке кроме России и Абхазии не оказалось никого ни из союзных, ни из автономных республик. Поэтому представители Грузии и решили вмешаться – потребовали через МИД России закрыть абхазскую экспозицию, хотя она была открыта не подпольно, а по официальному договору с Российским оргкомитетом Международной выставки «Колумб-92». Российское консульство в Генуе тогда возглавлял грузин, а вторым лицом в российском посольстве в Италии (Рим) был также грузин. Почему было такое засилье грузин в российских официальных представительствах? Это объяснялось тем, что министром иностранных дел Советского Союза определенное время являлся Эдуард Шеварднадзе, который постарался расставить «свои» кадры везде, где смог, и который привел огромную нашу Советскую страну к развалу, а Абхазию – к войне. Но это уже другая история, которую знают все.

В связи с требованием закрыть абхазскую выставку, Игорь Смыр позже вспоминал: «Упомяну коротко, не вдаваясь в подробности, что не все было просто и гладко. Были чиновники высокого ранга из МИД России и Министерства культуры, которые ежедневно требовали от комиссара выставки удалить представительство автономной в то время республики. Дело прошлое, но ход истории показал, что мы хотя и забежали немного вперёд с национальными флагами и транспарантами и заявили о себе всему миру на этой международной выставке, тем не менее в итоге оказались правы. Я очень благодарен средствам массовой информации Италии, которые поддержали нас. Благодаря этой поддержке мы смогли не только не подчиниться требованиям советских чиновников снять свои флаги и вывески, но еще и получили широкую рекламу или, если хотите, определенный международный резонанс». Речь здесь в первую очередь идет вот о чем. В Генуе наш павильон так и назывался «Ареспублика Апсны», и на иностранном – «Republica Apsni». Справа и слева от этих названий висели флаг Конфедерации горских народов Кавказа и флаг Абхазии как раз генуэзской поры – красное полотнище с белой ладонью, которое было официальным знаменем Абхазского царства в 786 – 1293 годах. Конечно, всё это не могло не вызвать протест тех наших недоброжелателей, недругов, которые тем же летом, в те же дни выставки пошли на нас всей своей военной мощью, чтобы искоренить нас, абхазов, чтобы наше имя, наша страна нигде в мире более не звучали…

А праздник Дня Абхазии на выставке «Колумб-92» состоялся. Он прошел 7 июля, был массовым, участвовали в нём высокопоставленные чиновники Италии. Среди гостей был и почетный посол Абхазии в Италии господин К.Писторино. И абхазские хозяева, в том числе постоянно находившийся при нашем павильоне Игорь Смыр, и гости произносили речи, обменивались теплыми словами приветствия, звучала абхазская музыка, головокружительные танцы удивляли присутствующих. Люди к абхазскому павильону подтягивались и из других разделов, появлялись незапланированные гости. Но всем здесь были рады, угощения и напитки из Абхазии были в изобилии.

Абхазский павильон (он был на одной территории с российским) пользовался успехом, вызывали интерес экспонаты из Абхазского госмузея, исторические справки и буклеты об Абхазии, экспозиция картин абхазских художников.

Кстати, вместе с диктофоном после войны нашелся и мой блокнот, в котором я вела в Генуе записи. Это была для меня большая радость, которая потом омрачилась, – я вновь почему-то потеряла этот блокнот, и он нашелся спустя годы. А там интересная информация, о которой я хотела давно рассказать. Сейчас я это и сделаю. Информацию из того блокнота, а я исписала тогда не один блокнот, я не использовала и в своей предвоенной рукописи: было или некогда, или не знала, как её преподнести, а думать над этим действительно было некогда.

В Генуе все павильоны стран, кроме павильона самой Италии, я осмотрела вместе с Юрием Николаевичем, а он ведь всё-всё знал. О каждом экспонате, о каждом периоде, о каждом флаге что-то обязательно рассказывал. В некоторых павильонах попадались флаги Абхазии или Себастополиса-Севастополя-Сухума. И наш великий учёный говорил, что это или то знамя уже известны. И в одном павильоне увидели флаг Себастополиса, которого Юра не знал. Значит, о нем никто и в Абхазии не знает. Я его как могла нарисовала в том самом блокноте, который всё терялся. Флаг был квадратный, разделенный на четыре треугольника, два из которых по горизонтали были прорисованы жирными точками – по одной точке на каждом светлом треугольнике, а два других треугольника были сплошь закрашены. Весь флаг был одного цвета – бледно-розового. В этом блокноте у меня нарисована и карта Абхазии (Аbasgia) доколумбовских времён, когда ещё думали, что Земля наша – плоская. Эта карта, притом огромная, висела в павильоне Италии, который я осматривала уже не с Юрием Вороновым, а с Виталием Бганба и Омаром Жвания. Мы усиленно искали вокруг Абасгии Грузию, но не нашли. А карта охватывала не только нашу, но и другие страны. Наша же простиралась, начиная от Крыма и кончая где-то у Армении. Я, конечно, сфотографировала карту, причем многократно и с разных ракурсов, но мой фотоаппарат в дни войны оставался в кабинете редакции с не проявленными пленками, и всё это также куда-то исчезло.

Возвращаясь к другим павильонам, скажу, что нас с Юрием Вороновым покорила и испанская карта 1489 года, на которой изображены Кавказские горы, реки Кодор (rio Corax), Рион (Фазис), Кубань (Уардано). Получается, что испанцы знали наши края, наш Кодор еще до открытия Америки Колумбом в 1492 году, так что испанские моряки могли прибывать к нашим берегам. Ведь сказал Юрий Николаевич, что Абхазия помогала открыть Америку Колумбу. Жаль, что не могу то генуэзское интервью опубликовать сейчас в газете вновь, оно большое.

Прошло 25 лет со времени проведения Международной выставки «Колумб-92». В связи с этой датой я и захотела что-то о ней написать. Не помню в подробностях, каким был тот мой неопубликованный материал, но точно не такой, как нынешний. Нынешний отяжелен многими потерями людей, имена которых связаны с этой поездкой в Геную, людей мне близких и мной незабываемых. Это Юрий Воронов, Эдуард Смыр, Олег Шамба. Это, конечно же, Владислав Ардзинба, к поездке с которым я тогда подготовилась по-своему особенно тщательно, купив изящные босоножки и юбку с блёстками, – в надежде на торжественные приёмы. Но обуть или надеть их мне в Генуе так и не пришлось, так как без Владислава приемов не было.

За 25 лет мы потеряли еще многих дорогих нам людей, но обрели свободу и независимость. А выставка в Генуе была одним из прорывов в современной истории Абхазского государства, когда, как выразился Игорь Смыр, мы заявили всему миру о себе накануне обрушившейся на нас кровавой войны. Мир, впрочем, всегда знал Абхазию и знать будет!

Заира ЦВИЖБА


Номер:  92
Выпуск:  3553
Рубрика:  политика
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку