Главная

ВАНДАЛИЗМ ГРУЗИИ В ПРЕДНАМЕРЕННОМ ИСТРЕБЛЕНИИ АБХАЗОВ 04.09.2017

ВАНДАЛИЗМ ГРУЗИИ В ПРЕДНАМЕРЕННОМ ИСТРЕБЛЕНИИ АБХАЗОВ

(Продолжение. Начало в № 90)

Многочисленные документы и материалы, брошенные грузинскими войсками при отступлении в конце сентября 1993 года, свидетельствуют о том, что против абхазского народа были задействованы десятки батальонов и отдельных рот, укомплектованных из местного грузинского населения. Примечательно, что если в начале боевых действий основную массу личного состава оккупационных войск составляли жители из различных регионов Грузии, то благодаря активизации работ военных комиссариатов в оккупированных районах Абхазии численность военного контингента из местных грузин значительно выросла. Уже в начале 1993 года 23-я и 24-я бригады и в целом 2-й армейский корпус вооруженных сил Грузии и полицейские подразделения, являющиеся основным ядром военной мощи оккупантов, почти целиком были укомплектованы из грузин, проживавших в Абхазии.

Первые же дни войны показали коварные военно-стратегические замыслы авторов планировки грузинских спецпоселений и в целом далеко идущий агрессивный характер формировавшейся десятилетиями структуры этнической мозаики Абхазии. В связи с тем, что от р. Ингур до Сухума вдоль центральной автомобильной трассы фактически проживало исключительно грузинское население, войска госсовета Грузии не встретили серьезного сопротивления. Более того, благодаря географическому расположению грузинских населенных пунктов (Чубурхинджи, г. Гал, Ачигвара, Охурей, Илор, Араду, Цагера, Кочара, Новый Киндги, Ахалдаба, Варча, Дранда, Пшап, Агудзера, Мачара, Келасур), жители этих сел выставили пикеты и взяли под контроль всю автомобильную трассу. Тем самым были заблокированы – оторваны от внешнего мира – абхазские населенные пункты, расположенные в предгорной зоне Восточной Абхазии. Оккупационным войскам оказали также поддержку крупные переселенческие грузинские села, расположенные над Сухумом (Баслат, Абжаква, Одиши, Тависуплеба, Шрома, Каман, Ахалшени и др.). Войскам Грузии, оказавшимся на подступах к столице Абхазии, тыл с северо-востока обеспечивало многочисленное мегрело-сванское переселенческое население Мачарского и Кодорского ущелий (села Мерхеул, Гурдзаул, Амткял, Цебельда, Лата, Чхалта, Ажара, Генцвиш и др.). После ввода оккупационных войск в Сухум, подступы к столице блокировали переселенческие села 40-х – 50-х годов, расположенные на левом берегу р. Гумста (Ачадара, Гумиста, Лечкоп и др.).

В военно-стратегическом отношении не лучше сложилась ситуация в Гагрском районе. Многочисленность грузинского населения в Леселидзе-Гантиадском регионе позволила грузинским войскам высадить морской десант. При его поддержке захватчики вошли в Гагру. Все это происходило очень оперативно, так как местные грузины были заранее информированы об агрессивных планах Тбилиси и по первому же сигналу выходили на выполнение поставленных перед ними боевых задач. А что касается вооружения грузинского населения Абхазии, этим власти Грузии интенсивно занимались после июльских событий 1989 года.

В ходе боевых действий в Абхазии из местного грузинского населения были укомплектованы десятки войсковых и полицейских подразделений. Например, в г. Сухуме были созданы вооруженные отряды на предприятиях, организациях и учреждениях. В добровольческо-ополченческий батальон «Цхуми», где числилось до 400 человек, вошли подразделения, созданные в Сухумском АО «Оргтехника», на Сухумском заводе газовой аппаратуры, табачной фабрике, обувной фабрике, ГИСХе. Сюда же входили формирования «Тамара», «Шевардени», «Колхида», им. Каджая, им. Шамугия и др. Командирами этих подразделений часто являлись известные в Абхазии руководители трудовых коллективов. Например, командиром 1-го взвода 2-й роты батальона «Цхуми» являлся генеральный директор «Оргтехники» А. Гамахария, 2-го взвода – директор Сухумского завода газовой аппаратуры З. Нишнианидзе, 3-го взвода – ректор Грузинского института субтропического хозяйства, профессор В. Пруидзе и т.д.

В основном из жителей грузинской национальности г. Сухума и Сухумского района были сформированы шесть мотострелковых батальонов, горно-стрелковый батальон, танковый батальон, резервный танковый батальон, противотанковый батальон, 247-й артдивизион, ракетная артиллерия 2-го корпуса, дивизион ПВО, дивизион береговой охраны, 1-й морской дивизион, батальон морской пехоты, батальон связи, инженерно-саперная рота, разведовательно-диверссионная группа, авторота, бронепоезд, комендантская рота 23-й бригады, отряд «Легион мира», батальон Сухумской военной полиции, батальон военной полиции Абхазской автономной республики, железнодорожная комендатура, комендантская рота и др. Кроме того, жители Сухумского района организовали вооруженные отряды, которые также входили в структуру Министерства обороны Грузии.

Особую активность в войне проявили жители Гулрыпшского района. Они создали военные отряды в Агудзере, Владимировке, Эстонке, Корасы. Сотни молодых людей служили в Ганахлебском батальоне, 1-м мотострелковом батальоне, Мерхеульском батальоне, мотострелковом батальоне с. Амткял, горно-стрелковом батальоне с. Ажара, Мачарском танковом батальоне, Мачарском зенитном батальоне, 3-м танковом батальоне 2-го армейского корпуса, 227-м отдельном противотанковом дивизионе 23-й бригады, инженерно-саперном батальоне, батальоне морской пехоты, в/ч 21240 ПВО и других подразделениях.

В восточном направлении против блокированных сел Абжуйской Абхазии и шахтерского города Ткуарчал было задействовано грузинское население Очамчырского района. Созданные здесь подразделения входили в состав 24-й механизированной бригады 2-го армейского корпуса. В уничтожении абхазского населения отличились 240-й, 241-й, 242-й, 243-й, 244-й батальоны, Ахалдабские, Киндгские и Кочарские батальоны, 250-й защитно-артиллерийский батальон, Охурейский батальон и др.

В Гагрском районе вооруженные отряды были созданы жителями Леселидзе, Микельрипш, Гантиади, Культубани, Цалкоти, Хейвани, Колхида и в самом г. Гагра. Скоро многие из этих формирований вошли в 1-й и 2-й Гагрский батальоны и Леселидзевский батальоны.

Кроме названных подразделений, входящих в структуру Минобороны или МВД Грузии, на всей оккупированной территории из местного грузинского населения были созданы отдельные многочисленные отряды – «Мхедриони», во главе которых стоял член госсовета Грузии, известное криминальное лицо Д. Иоселиани.

Грузины-переселенцы, обработанные идеологами грузинского агрессивного национализма, убивали, грабили, истязали мирных граждан Абхазии по национальному признаку, в первую очередь, конечно же абхазов. Агрессивный национализм и ксенофобия, поощряемые правительством Грузии, достигли невероятных масштабов – массовые убийства, сожжение живьем мирных жителей, изнасилования; пытки неслыханные по жестокости стали обычным явлением. В ходе преднамеренного уничтожения абхазов, как правило, грузины не щадили даже своих односельчан, друзей детства, знакомых. Все это было частью государственной программы Грузии по «очищению» Абхазии от абхазов. Удручающие результаты этнической чистки на оккупированной территории не скрывала и сама грузинская пресса, верно служившая стратегическим интересам Грузии по восстановлению былой империи. «В Старом Киндги, – сообщалось в газете «Шанси», – мы осмотрели поле боя. Не село, а пепелище… Сожженные дома, разгромленные сады, оскверненные могилы. Никакого признака жизни. Кругом ни человеческой души, ни крупного, ни мелкого рогатого скота. Даже беспризорной собаки не увидеть. Короче, чтобы не продолжать, чувствую себя как в Хатыни. Хотя, это только начало, Киндги по сравнению с Тамышем является вымыслом».

Грузинское население Абхазии, помимо чисто военной службы, широко использовалось оккупационными властями и в других сферах жизнедеятельности. Практически все грузины, занимавшие до войны те или иные должности на государственной службе, на производстве, в учреждениях и организациях, с большим энтузиазмом сотрудничали с агрессорами. Заводы, фабрики, научные и др. учреждения перешли на военный лад. Заводы «Оргтехника», Газовой аппаратуры, Химический завод, Сухумский физико-технический институт и другие предприятия выпускали различного рода вооружение, боеприпасы, военное обмундирование и др. Работники милиции, прокуратуры и суда стали «наводить порядок» по-грузински – наказывать абхазов, прощать грузин. Созданные в полицейских и армейских структурах т.н. «группы захвата» и «фильтрационные отряды» арестовывали невинных мирных граждан. Шла настоящая охота за абхазами: их забирали из домов, квартир, с улиц в различные «штабы», где подвергали различного рода пыткам, насилию. Одни погибали, другие исчезали без следа, третьи, уцелевшие чудом, оставались изувеченными.

Грузинские власти и их марионеточные структуры в Абхазии особое внимание уделяли грузинизации оккупированной территории. Помимо того, что многонациональные населенные пункты целенаправленно превращались в чисто грузинские, «патриоты» Грузии усердно переименовывали их названия на грузинский лад. Меняли названия улиц, городов и поселков. В некоторых официальных документах вместо «Абхазия» стали употреблять термин «Регион Абхазии» или просто «Сухумский регион». Во время войны в средствах массовой информации, на митингах и собраниях все чаще стали подчеркивать, что Абхазия – неделимая часть Грузии, а абхазы – пришельцы из-за гор, захватчики грузинских земель; говорилось о невозможности дальнейшего совместного проживания грузин с абхазами, о недопущении возвращения абхазов в места их постоянного проживания, оказавшиеся подконтрольными оккупационным властям Грузии. Инициаторами и исполнителями этих и им подобных античеловеческих деяний уже по инерции, без подсказки из Тбилиси, были вчерашние грузинские переселенцы. Они не скрывали своей радости по поводу того, что наконец-то стала осуществляться мечта «отцов» грузинской нации – огрузинивание и присвоение Абхазии.

Причина массового исхода грузин из Абхазии после поражения правительственных войск Грузии объясняется исключительно страхом перед возмездием за активное участие грузинского населения в войне и за преступные деяния против абхазского народа. Такой поворот событий еще в начале войны предугадывался грузинской стороной: «Если до решения проблемы войска будут выведены из Абхазии, то тогда за ними последует и все 250-тысячное население», – предвещала газета «Дрони».

В отличие от других регионов Абхазии, где проживало грузинское население, большинство жителей приграничного с Грузией Галского района не подняли оружие против абхазского народа и его государства. Объясняется это, прежде всего, их антипатией к незаконным властям Грузии, а также абхазским этническим происхождением большей части населения данного региона.

В этой экстремальной ситуации абхазская нация, несмотря на многолетний прессинг со стороны различных сил, оказалась морально-психологически и идейно-политически готовой взять на себя историческую ответственность за судьбу Родины, защитить себя и представителей других народов, проживающих в Абхазии, от грядущей катастрофы. Благодаря высокому национальному самосознанию и мужеству духа, поддержке добровольцев из республик Северного Кавказа, краев и областей Юга России, из зарубежной абхазо-адыгской диаспоры, абхазскому народу под руководством Председателя Верховного Совета Абхазии В.Г. Ардзинба, путем неимоверных усилий удалось освободить свою землю от агрессора, отстоять государственность Абхазии. Была предотвращена реальная угроза исчезновения абхазского этноса.

Таким образом, с окончанием войны 30 сентября 1993 года, с одержанием победы над грузинским агрессором, Абхазия избавилась от колониального режима, как это бывало во многих странах мира. Деколонизация обусловила доведение до логического конца политическое самоопределение абхазской нации.

Т. АЧУГБА, ведущий научный сотрудник АбИГИ им. Д. И. Гулиа АНА, доктор исторических наук, профессор АГУ, академик АН Абхазии


Номер:  91
Выпуск:  3552
Рубрика:  политика
Автор:  Т. АЧУГБА, ведущий научный сотрудник АбИГИ им. Д. И. Гулиа АНА, доктор исторических наук, профессор АГУ, академик АН Абхазии

Возврат к списку