Рубрики

ВСТРЕЧИ НА ГОРНЫХ ТРОПАХ: ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ СЕЛО В АБХАЗИИ 17.10.2019

ВСТРЕЧИ НА ГОРНЫХ ТРОПАХ: ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ СЕЛО В АБХАЗИИ

Нам пишут

В зеленой долине, надежно огороженной горами Кавказа, раскинулось село Псху. История его появления уносит нас в толщу веков.

У тех, кто побывал в селе, как правило, всегда возникает ощущение близости к природе. Кругом зеленые луга, быстротекущие извилистые реки и ручьи с чистейшей, отливающей серебром водой, седые горы с ледяными шапками в обрамлении облаков, стремительно несущаяся река Бзыбь с косяками форели, густой лес, и на фоне всего этого – знаменитое горное бездорожье.

Труднодоступность не помешала соорудить в селе «травяную» взлетно-посадочную полосу, принимающую вертолеты и самолеты АН-2, что в условиях высокогорного бездорожья иногда обеспечивает возможность попасть на Большую землю. За эту полосу надо добрым словом вспомнить безвестных строителей из эпохи исчезнувшего СССР.

Также надо поблагодарить советских авиаконструкторов и авиастроителей за выдающийся самолет АН-2, который более 70 лет успешно летает на различных воздушных трассах, включая пески Каракумов и окруженный льдами остров Врангеля в Северном Ледовитом океане. Долететь до Псху – сложная задача, поэтому унизительное название «кукурузник» не вполне подходит для характеристики жизненно необходимого жителям гор самолета. Скорее, для такого самолета, несмотря на всю болтанку в полете, больше подходит обнадеживающее название «Аннушка».

Вездесущий интернет и сюда дотянул свои щупальца – на некоторых домах можно увидеть спутниковые тарелки. В суровых условиях абхазского высокогорья любая реальная связь с Большой землей – огромная ценность.

Извилистую и каменистую дорогу до села Псху весьма условно можно назвать дорогой. По пути встречаются каменистые речки и ручьи, выступающие скальные породы, глубокие каньоны. По краям дороги разбросаны огромные валуны, напоминающие остроконечные шлемы абхазских воинов.

По весьма опасному полотну проехать возможно только в определенные периоды в году, когда серебристо-пенные горные речки еще позволяют перемещаться по быстротекущей водной глади. Да и то горная дорога с трудом позволяет справиться с собой только автомобилям повышенной проходимости. Брендовый легковой автомобиль из серии «Бегущая по волнам» может проехать максимум до первого подъема.

Перевал Анчха (2031 м над уровнем моря) – важнейший рубеж, разделяющий дорогу до села на сложнопроходимый и теоретически непроходимый участок. Но тем, кто преодолел эти участки, горы откроются во всем их великолепии.

Село Псху насчитывает около 200 жителей и находится на высоте 780 метров над уровнем моря. Кстати, село с 27 августа по 8 сентября 1942 г. было захвачено немцами, а затем освобождено частями группы войск Санчарского направления. Таким образом, Псху – единственное село Абхазии, в котором побывали немецкие горные егеря. Егеря очень вовремя убрались, кто успел. Кто не успел, остались на далеком Кавказе, оплакиваемые своими Гретхен.

Уникальность села Псху во многом объясняется его труднодоступностью, которая мощным магнитом притягивала весьма своеобразные людские потоки. Волна за волной входили в Псху и его окрестности свободолюбивые горцы, беглые крестьяне, монахи-отшельники, бежавшие от комиссаров в пыльных шлемах, раскулаченные и репрессированные, люди с проблемами с законом в эпоху позднего СССР и другие.

Густо заваренная и сдобренная острыми пряностями революций и войн драматическая история сформировала простой и цельный характер жителей этих мест – стойкий к трудностям, жесткий к врагам, открытый ко всем пришедшим с добрыми намерениями.

Под стать этому дома в Псху – добротные, теплые и просторные, выкрашенные в белый цвет, с острыми крышами, возвышающиеся посреди вечнозеленой буйной растительности.

Все новое рождается, как известно, в муках. Не исключением было и рождение советского строя. В 20-х годах прошлого столетия мощная искрящаяся революционная волна вымела монахов Новоафонского монастыря с насиженных мест. Спасаясь от комиссаров в кожанках, с маузерами, монахи растеклись по расщелинам и пещерам в долине разливистой реки Бзыбь. Однако карающая рука идеологического оппонента достала их и здесь.

Чем могли угрожать советской власти безоружные и безобидные монахи? История показывает, что вооруженного противника в составе организованной армии, или просто банды возможно переубедить, склонить к тому, чтобы сложить оружие или переманить на свою сторону.

Безоружного, но сильнейшим образом идеологически мотивированного противника переубедить и, тем более, склонить на свою сторону практически невозможно. Более того, безоружный, но истово верующий противник может легко разрушить, как карточный домик, внешне сильнейшие и монолитные империи без всякой армии. Развалы Османской, Российской, Советской, Австро-Венгерской, Британской и множества других империй свидетельствуют о верности тезиса Виктора Гюго: «Никакая армия не сравнится с силой идеи, время которой пришло».

Очевидно, советская власть, сама стоявшая на мощнейшей идеологической плите, считала монахов опаснейшими идейными конкурентами, которые потенциально могли явиться источником разрушительных для власти мыслей. Именно по этой причине первые христиане в древнеримскую эпоху подвергались страшным гонениям. Римские префекты вытаскивали молящихся из апеннинских катакомб, избивали и выгоняли их в пустыни, что в конечном итоге не помогло Римской империи, павшей под ударами пришедших из центральноазиатских степей свирепых воинов.

Любая новая религия жестоко, с корнем выжигает остатки старой. Аккуратно выведенные чьей-то рукой буковки из тезисов Мартина Лютера несколько веков собирали кровавую жатву из колесованных, повешенных, сожженных и зарубленных по всей «цивилизованной» Европе «неправильно верующих».

Первые шаги христианства в Древней Руси вызвали безбрежные реки крови. Ренегат Перуна, воевода князя Владимира – Добрыня, рубил мечом, сжигал не желавших отречься от веры предков волхвов, топил их в ледяных прорубях.

Возможно, из того времени явилось в 1930 году проклятие в виде чекиста Шубы, поселившегося под видом странствующего монаха-учителя в Псху. Днем Шуба обучал детей грамоте, а тихой ночью, аккуратно, как алхимик-колдун, записывал места пребывания, имена, явки, маршруты движения монахов в свою черную тетрадь.

Когда тетрадь была исписана, Шуба, подобно чернокнижнику, перевоплотился в офицера всемогущего ОГПУ с кожаным портфелем. Окрасились тогда кровавым цветом горные дороги.

Отряд милиции с винтовками с трехгранными штыками провел успешную спецоперацию по захвату безоружных и безобидных верующих. Арестованных под конвоем отправили из Псху в Сухум, но, то ли дорога показалась слишком длинной, то ли чрезмерно устали сопровождавшие, но конвой дошел до Сухума уже без монахов. Видимо, долго щелкали винтовочные выстрелы и гильзы со свистом летели на землю.

Так Псху оказалось причастным к установлению советской власти. История часто посмеивается над вершителями судеб и покорителями мира. В конце прошлого века, закостеневшая советская власть рассыпалась при слабом дуновении свежего ветра. В очередной раз кровавый дождь пролился над Кавказом.

Однако мирная жизнь взяла свое. В Псху снова, в соответствии со всеми марксовскими историческими закономерностями, победила христианская вера. В центре села возвышается новенькая церковь, которая самим своим видом свидетельствует о том, что нынешнее время – надолго.

В.ЧЕХА, доктор юридических наук


Номер:  108
Выпуск:  3848
Рубрика:  общество
Автор:  В.ЧЕХА, доктор юридических наук

Возврат к списку