Главная

24.02.2014

Он ушел. Но остался с нами как художник…

Вспоминая Сергея Габелия

Заслуженному художнику Абхазии Сергею Габелия было бы сегодня 74 года. Родился он в высокогорном селе Гупе Очамчырского района. Его мать Венера Матуа искусно ткала и пряла, вышивала растительные орнаменты, и маленькому Сергею запомнились ее причудливые узоры. Возможно, творчество матери повлияло на выбор его профессии.

Окончив среднюю школу, С. Габелия продолжил учебу в Сухумской художественной студии у Н.Табукашвили. В 1958 году он поступает сразу на 3-й курс Тбилисского художественного училища. Дипломная работа «Рыбаки» (1959 г., холст, масло) стала его первой композицией. Увы, она пропала во время военных действий.

В 1960 – 1966 гг. С. Габелия – студент Тбилисской академии художеств. На 3-м курсе он был закреплен за мастерской известного грузинского художника У. Джапаридзе. Тогда же он встречает свою мечту – юную Маро Габуния, девушку необыкновенной красоты, двоюродную сестру его близкого друга Хуты Авидзба. Влюбленный юноша пишет не один портрет с лица любимой. В «Портрете Маро» (бумага, гуашь) он создает одухотворенный образ молодой абхазки. Тонкой изящной линией обрисовывает ее чистый и точеный профиль, в ее больших синих глазах горит прекрасный огонь юности. И в дальнейшем художника сопровождали черты его музы. В 1966 году Маро становится его женой. Это был на редкость удачный союз двух любящих сердец.

В 1966 году С. Габелия возвращается в Сухум и вливается в коллектив Союза художников Абхазии, возглавляемого скульптором Мариной Эшба, приехавшей из Москвы и много сделавшей для становления и роста этой творческой организации. В этом же году было организовано Сухумское художественное училище, и Сергей Михайлович стал его директором, одновременно вел уроки по живописи. А в 1975 г. он становится председателем Союза художников Абхазии. И эта работа длилась более 20 лет. Спокойный и уравновешенный, он умел находить общий язык со всеми художниками, общаться с ним было легко и просто. Он добросовестно и азартно работал. Теперь, когда его не стало, я по-новому увидела его картины, по-новому восхищаюсь его мастерством, глубиной проникновения в образы, созданные им. Как-то я встретила Сергея после войны, и он мне сказал, что скоро уйдет на пенсию и полностью посвятит себя живописи. Освободившись от тяжелого бремени председателя Союза в 1997 году, он, к сожалению, прожил недолго. Много полотен художника погибло во время войны, осталась часть работ из семейной коллекции и фонда галереи.

Во время тревожных дней грузино-абхазской войны 1992-93 гг. в Гудауте была организована группа художников под названием «Ажвейпшьаа». Ее идейным вдохновителем был Сергей Габелия. В одном из своих интервью он говорил: «Наша задача, как и всякого гражданина Абхазии, в эти тяжелые дни – внести посильную лепту в победу, в освобождение нашей земли от врагов. Наше главное оружие – перо, кисть, карандаш. Это – мощное средство против войны, которое в свое время использовали величайшие художники мира – Веласкес, Гойя, Пикассо. Они создавали острые сатирические произведения, в которых развенчивали злых гениев войны. Я хочу объяснить, почему мы выбрали название «Ажвейпшьаа» – имя покровителя охотников из абхазского эпоса, потому что мы представляем себя как бы охотниками и собираемся поймать «белого и коварного лиса». Он опасен еще и тем, что быстро меняет свой внешний облик, оставаясь внутри кровожадным и ненасытным. У меня есть надежда, что ткварчельцы скоро его хвост «испачкают черным углем» и оборотень найдет свой достойный конец».

В своих политических плакатах Сергей и его единомышленники с беспощадной правдой создавали образы виновников наших бед и несчастий. Их хорошо запомнили во время войны, ведь плакаты выставлялись в городе, на всеобщее обозрение. Они поднимали боевой дух и укрепляли веру в победу.

Но даже в это время чувство юмора у Сергея не ослабло, а, наоборот, обострилось. Он находит в себе силы и время, чтобы отвлечь от печальных дум окружающих его друзей и самых близких. Он оставил любопытные дружеские шаржи, портреты наших художников. На эти работы нельзя смотреть без улыбки. Наблюдательный от природы, он на лету схватывал главное в человеке и передавал эти качества со свойственной ему тонкостью и редкой деликатностью, не обижая портретируемого. И мы как бы ощущаем его мягкую улыбку.

Известно, что во время войны Сергей гуашью написал в Гудауте несколько работ, и среди них эскиз к картине «Священная война». Но эскиз так и не получил своего дальнейшего воплощения. Вдова художника рассказывала мне о том, что Сергей собирался создать большое многофигурное полотно, посвященное бесстрашию защитников нашей Родины. И его совсем молодые сыновья Лаша и Батал прошли огонь этой жестокой войны.

Послевоенный период был тяжелым для всех. Сергей и его жена Маро были единственными детьми в своих семьях. А их постаревшие родители жили в разных концах Абхазии и нуждались в постоянном внимании. И Сергею стало не до себя, не говоря уже о любимом деле. Послевоенная безысходность продолжала подтачивать силы. Больное сердце художника не выдерживало натиска бед, и в 1997 году Сергея не стало. Но остался художник…

Говоря о творчестве С. Габелия, необходимо отметить его стремление к реализму. Он любил работать над историческими и бытовыми картинами с многофигурными композициями, и это ему удавалось. Осталось много замечательных портретов, пейзажей и натюрмортов. Над темой махаджирства Сергей начал работать еще в студенческую пору. Его дипломное произведение «Махаджиры» (1966 г., холст, масло) написано под влиянием западных мастеров ХIХ века. Более глубокой и проникновенной стала работа «Махаджирство» (1974 г., холст, масло). Горизонтальный формат картины занимает многочисленная группа изгнанников, состоящая преимущественно из стариков, женщин и детей. Седовласые старики, опираясь на посохи, в скорбном молчании, мужественно переносят предстоящую разлуку с землей предков. В центре композиции изображена молодая женщина, убаюкивающая малыша, на ее лице беспокойство, она тревожится за судьбу своего ребенка. Слева – мальчик в голубой черкеске в последний раз гладит голову своей любимой собаки. Изгнанников сопровождают вооруженные всадники. Вдали, в синем море, виднеется судно, к нему уже подплывают лодки с первыми беженцами. В картине нет ничего бурного, патетического – все передано сдержанно. И в этом, несомненно, сказался характер художника.

Любовь, уважение и знание крестьянской жизни определили тематику многих его произведений. В картине «Трудовая семья» он изображает семью, которая после напряженного дня возвращается домой. Воспета повседневная красота крестьянской жизни.

Сергей Габелия – автор многих портретов. Он ездил по абхазским селам, делал зарисовки. Его натурные рисунки отличаются точностью и достоверностью и поэтому послужили основой для создания ряда ценных портретов. Это, к примеру, портрет «Пимбы Трапш», в котором художник раскрывает душу старой женщины, пребывающей в глубоких страданиях. За свою длинную, 140-летнюю жизнь она пережила очень много горя. Трагический образ матери построен на резких контрастах света и тени с использованием белого фона бумаги. Интересен портрет народного сказителя «Кастей Арстаа» и другие.

В «Автопортрете» начала 1980-х годов Габелия передает нам свой грустный облик на пороге зрелого возраста. Художник в темно-синем берете, который напоминает времена Рембрандта, когда по берету определяли живописцев. Мастерская, как мы догадываемся, не отапливается. На нем светло-серый свитер, поверх которого одета теплая тужурка. Рядом – кисточки и краски. Пройдет немного времени, и настроившийся на работу художник подойдет к холсту и начнет вершить свой замысел, который почти созрел в его воображении.

Работая в пейзажном жанре, художник развивает традиции реалистического пейзажа в современной трактовке. В пейзажах «Ажара», «Гора Гуп», «Ауадхара» он воссоздает поэтический облик горной Абхазии.

Сергей много путешествовал и отовсюду привозил работы. Недавно я увидела новые для меня его произведения из семейной коллекции. Это и крымские пейзажи – с голыми и обрывистыми скалами в море, и польские городские пейзажи с интересными домами в готическом стиле, и заснеженные прибалтийские, и вьетнамские пейзажи.

Отзываясь о С. Габелия, Хута Авидзба отмечал: «Сергею был дан талант художника. Он – реалист, у него прекрасный колорит. Но у него было мало времени, чтобы свободно работать. Союз отнимал много сил. При всем этом он создал немало работ. Обращают на себя внимание его портретные рисунки, многие из них стали классическими образцами. Как человек он был теплый, внимательный, выдержанный, с ним всегда было интересно путешествовать. Он старался как можно больше писать об Абхазии, он посвятил много полотен махаджирам, у него прекрасные пейзажи. Он не фокусничал, а писал с натуры и по-своему воспевал то, что увидел».

Зоя Джинджолия, известный абхазский график: «Я восхищаюсь картинами Сергея с большими многофигурными композициями, их писать не так легко. Он великолепно владел секретом композиции. Его работы не вымученные, не выжатые, они написаны с любовью. Я отмечу еще одну отличительную деталь. Я не раз наблюдала, как он писал. В конце работы он брал чистую черную краску и использовал для контуров и пятен. Он наносил как бы последний штрих, привнося оживление и законченность своему художественному замыслу».

Сергей Габелия – народный художник. Его произведения близки и понятны всем людям. Будучи скромным и очень требовательным к себе, он считал, что время для его персональной выставки еще не настало. И, к сожалению, как при жизни, так и потом она так и не состоялась…

Думаю, всем было бы интересно увидеть его замечательные работы в Выставочном зале СХА, погрузиться в волнующий мир мыслей и чувств художника, которые двигали им на творческом пути.

Аза АРГУН, сотрудница Национальной картинной галереи


Возврат к списку