Главная

Из абхазской классики 30.03.2021

Из абхазской классики

У МОРЯ

Закатным заревом расцвечен

Обыкновенный летний вечер,

И слышится неторопливый,

Обыкновенный шум прилива.

И, как обычно, часом поздним

Над миром небо стало звездным,

И, озаряя всё вокруг,

Луна явилась – старый друг.

И уж конечно, под луною,

Вон там, где в берег бьет волна,

Всю ночь сидят, обнявшись, двое;

Он и она.

Как пылко юноша влюблен!..

Она на ласки отвечает,

Она луны не замечает,

И ярких звезд не видит он.

И даже мерный гул прибоя

Ни ей не слышен, ни ему...

А впрочем, может, им обоим

Луна и море ни к чему?

Нельзя же мир, что полон счастьем,

Делить на составные части,

Когда любви предела нету,

Когда она – на всю планету!..

Когда, собою знаменуя

Ту страсть, что горячей огня,

Лишь поцелуи, поцелуи

Вселенную заполонят!

В глазах влюбленных счастья свет;

Предела молодости нет!..

А в стороне стоял поэт...

Смущенный странностью картины,

Он звуки правильно и чинно

Из вялой лиры извлекал

И думал, голову ломал:

«Что поцелуи могут значить

И небо в тысячах огней?

И какова любви задача –

Ведь должен, так или иначе,

Какой-то смысл таиться в ней?

Со всех возможных точек зренья

Как расценить в стихотворенье

Тот факт, что ночь напропалую

Растрачена на поцелуи,

Как увязать учебу, труд

Со всем, что происходит тут?»

И жаркий шепот милой с милым

Он превратил в отчет сухой;

Любовь простую оскорбил он

Высокопарною строкой.

А ночь, как сказка, длится, длится

Мигают звезды-озорницы,

Роняя золото лучей,

А с молодыми сладу нету:

Целуются назло поэту

Всё горячей и горячей...

Трудясь той ночью над стихами.

Зарифмовать сумел поэт

И плеск волны, и звездный свет –

Всё, кроме жаркого дыханья

Двух любящих. Они в ночи –

Промолвить страшно! – целовались.

Всё описал. Одну лишь малость –

Сердцебиенье – исключил.

Перевод М. Соболя


Возврат к списку