Главная

ЕСЛИ БЫ МОГЛИ ПРЕДВИДЕТЬ... 23.09.2020

ЕСЛИ БЫ МОГЛИ ПРЕДВИДЕТЬ...

Факты из нашей жизни

Абхазы известны своим гостеприимством по всему Кавказу и далеко за его пределами. Причем абхазский кодекс отношения к гостю распространяется и на человека, совершившего преступление, даже очень тяжкое... – Закон гостеприимства не позволяет абхазу отказывать в хлебе и крове и преступнику, разыскиваемому властями. Если преступление было совершено во имя справедливости или кровной мести – именно по этим причинам чаще всего на Кавказе становились абреками – то таких людей абхазы вообще зачастую принимали с почётом. В начале XX века Сосо Джугашвили с известной партийной кличкой Сталин занимался в то время бандитизмом и грабежами. Впоследствии коммунистическими историками все это было названо борьбой с царизмом и «революционными экспроприациями». Сталин был прекрасно осведомлен о подобных абхазских традициях и знал, что лучшего укрытия, чем Абхазия, после разбойных деяний, ему не найти. Потому после ограбления пассажирского парохода «Цесаревич Георгий» два лихих налётчика, два фартовых закадычных друга Сосо Джугашвили и Андрей Рухадзе, спасаясь от полиции, направили свои стопы в Абхазию.

Поначалу убежище они нашли в селе Тхина, в доме Зорбака Дзяпш-ипа, принявшего пусть и незваных, но дорогих гостей в полном соответствии с нормами абхазского этического кодекса. Абреки, как-никак, не кто-нибудь... Тем более в княжеский дом пришли за помощью... А уж абхазские князья обычаи и традиции блюсти умели!

Несколько дней «фартовые» ребята в полном довольствии жили не тужили под гостеприимным княжеским кровом, но вскоре у них появился повод для беспокойства, если не сказать для испуга и паники. Дело в том, что по тем же этическим абхазским нормам хозяева должны были развлекать гостей беседой, чтобы не скучали. А поскольку самозваные абреки абхазского языка не знали, а в доме Дзяпш-ипа не говорили по-грузински, миссия эта была поручена жене князя Зорбака Кате Инал-ипа, неплохо знавшей русский язык, которым также владели и Джугашвили с Рухадзе. Так вот, однажды Катя рассказала гостям, как находящегося в их доме последнего владетеля Абхазии Хамутбея Чачба схватили жандармы, каким-то образом прознавшие о месте его пребывания. Рассказанное Катей очень испугало «бесстрашных абреков», видимо, они подумали, как бы и с ними не произошло то же самое. Потому и попросили они отправить их куда-нибудь подальше от вездесущей царской полиции и поближе к месту, откуда легче было перебраться в Грузию. А там есть надёжное укрытие... Зорбак решил отправить гостей в село Арасадзыхь, к братьям Капба, с которыми был очень дружен. От Тхины до Арасадзыха грабителей сопровождал Сипана Капба, средний сын Екупа, в доме которого и приняли гостей.

Кстати, с холма, на котором этот дом стоял, можно было рассмотреть тот самый ограбленный пароход, стоящий в море на траверзе Очамчыры.

В доме Капба гостей умели принимать не хуже княжеского. Абхазские крестьяне – ашнакума (а именно к этому сословию относился род Капба), не менее дворян чтили законы гостеприимства, предписанные кодексом чести и совести.

Несколько дней жили Джугашвили и Рухадзе в большой семье Екупа Капба, имевшего пятерых сыновей и шесть дочерей. Затем сын Екупа Дзадз и ещё один житель Арасадзыха по фамилии Агрба по тайным горным тропам переправили Иосифа Джугашвили за Ингур. А вот его подельник Андрей Рухадзе остался в Арасадзыхе... По рассказам абхазских долгожителей Темыра Амичба из Арасадзыха и Мащища Шамба из Тхины, Андрей Рухадзе был очень видный мужчина: высокий, широкоплечий, крепкий...

Из поведанного долгожителями можно сделать вывод, что в Арасадзыхе его удержала любовь. Вскоре он женился на изумительно красивой девушке по фамилии Ломия, и её родные приняли зятя и взяли в свой дом.

У них родились две дочки. Старшая была замужем за Батулом Багателия. Их внуки ныне живут и здравствуют. О судьбе младшей дочери известно меньше, говорят, что она вышла замуж за человека по фамилии Делба. Были ли у них дети – неизвестно... Учёный и публицист Руслан Капба рассказывал, что лично знал Андрея Рухадзе, который уже в советское время работал лесником в Очамчырском районе и свободно говорил по-абхазски.

Ну, а кем стал Сосо Джугашвили, он же Иосиф Виссарионович Сталин, известно всему миру. Эх, если бы тхинцы и арасадзыхьцы могли предвидеть, какие страшные злодеяния совершит в отношении абхазского народа человек, которого они спасли от полагающихся за тогдашнее его преступление пожизненной каторги или повешения, думаю, они наказали бы его построже, чем предусматривал в свое время закон о наказаниях в Российской империи.

Став руководителем Советского Союза, Сталин, судя по всему, в душе остался бандитом. И спасителей своих он «отблагодарил» по-бандитски.

Сыновья Зорбака Дзяпш-ипа Таташь, Гриша и Володя в 30-е годы были арестованы без всякой вины. Их мать, Катя Инал-ипа, столь гостеприимно принимавшая Сталина в своем доме, написала ему письмо, но, конечно же, ответа не получила. Все три её сына были казнены в тюрьме. Матери не выдали их тела. Зять Зорбака, князь Заганбей Мсоустович Маршан из села Гуп, был арестован и сослан в Сибирь. Жену его Гудж (Саша) тоже арестовали и долгое время продержали в тюрьме. Когда на шестом году ссылки её муж Заганбей Маршан умер, она поехала за его телом. Но ей тоже не выдали его. С большим трудом ей удалось отыскать место захоронения Заганбея. Гудж удалось договориться с одной совестливой женщиной из местных, чтобы та ухаживала за могилой. Отдав женщине все имеющиеся с собой деньги и Гудж, едва живая, вернулась домой, к детям. Её деверь, Дырмит Маршан, тоже был арестован, сидел в Батумской тюрьме, затем был выслан на Северный Кавказ... Так обошелся Сталин с людьми, спасавшими его в свое время, благодаря которым он стал «отцом народов», а не кончил жизнь где-нибудь в каторжной тюрьме...

Сердце обливается кровью, когда подумаешь, сколько миллионов человеческих судеб было сломано, растоптано, уничтожено этим тираном, начавшим с элементарной уголовщины, разбоя и бандитизма... Не только отдельные личности, но и целые народы стали жертвами его преступных деяний.

Так, в 1949 г. из Абхазии были высланы греки и турки. На их место также насильственно завозились грузины и мегрелы...

Поразительные истории рассказывали мне и моему большому другу Зурабу Гунба жители Цабала, греки по национальности, муж и жена Нико и Анна Адамиди. Это было в 2010 году, Нико тогда исполнилось 88 лет, а его жене 81.

Нико родился в Цабале, Анна из села Азанты. До 1949 года там жили около 400 греческих семей. Жили там и армяне, потомки изгнанных в XIX веке из родных мест турецкими властями. Так вот, в 1949 году греков депортировали в Среднюю Азию, а их дома бесплатно раздавали переселенцам-грузинам из Хонского, Чиатурского, Сачхарского, Онского, Амбралаурского районов, которых насильно заставили переселиться в Абхазию.

Анна рассказывала, что когда после смерти Сталина ей удалось вернуться на Родину, все греческие дома в Абхазии были заселены грузинами.

«Я таких диких людей в жизни не видала, – рассказывала Анна, – подушки у них были без наволочек, простыней и пододеяльников тоже не было. Грязную одежду в доме просто мочили, дескать, вода сама отстирает, говорили они. Все эти переселенцы были из высокогорных сел, даже табак выращивать не умели, но с удовольствием его курили. Табак, который греки и армяне в огромном количестве заготавливали на годы вперед».

То, что грузин в Абхазию завозили помимо их воли, подтверждает разговор пятидесятилетней давности между мной, тогда студентом, и великим абхазским актером Разынбеем Агрба.

«...В 1949 году группа актеров Абхазского театра выехала на гастроли в Грузию, в город Зестафони. Гостиница, в которой мы жили, располагалась рядом с железнодорожным вокзалом. Я услышал многоголосый людской плач со стороны железной дороги и пошел посмотреть, что там происходит. На вокзале и вокруг него я увидел множество людей с узлами, баулами, всяким домашним скарбом.

Многие держали связанных кур, индеек; тащили на веревках коз. Мужчины, женщины, пожилые и молодые, дети разного возраста кричали, плакали, многие рыдали навзрыд. Я подумал, что где-то случилось землетрясение, наводнение или другое какое-то стихийное бедствие, от которого эти люди спасаются, и спросил мужика, который немного говорил по-русски, что с ними случилось. Он горестно поведал, что заставили их покинуть родные сёла, пригнали в Абхазию. И он заплакал, как ребёнок. Через некоторое время подали к перрону состав из вагонов, в которых обычно перевозят скот. Погрузили всех собравшихся и поехали. Вот таким образом они оказались они в Абхазии», – закончил рассказ Разынбей.

Переселенцев разбросали по всем районам Абхазии, поменяв при этом название сёл и поселков на грузинский манер – Цагера, Ахалшени, Ахали Киндги, Ахали Сопели, Одиши, Октомбери, Ахалдаба и тому подобное. Разумеется, названия меняли не просто так. За всем этим стояла политическая подоплёка. По сути, действия эти были направлены на переписывание истории. Все предназначалось для внедрения в жизнь тезиса: «Абхазия – исконно грузинская земля». Тут и грузинские, с позволения сказать, ученые историки подсуетились, выдвинули очередную гипотезу, что коренное население Абхазии – грузины, а абхазы пришли сюда лишь в XVII веке откуда-то с Северного Кавказа. Разумеется, грузины в это поверили. Ведь легко поверить в то, во что очень хочется верить. Тем более, что за всем этим стоял товарищ Сталин, озадачившийся целью окончательно «огрузинить» Абхазию. Впрочем, политика эта продолжалась и после его смерти, вплоть до начала 90-х годов прошлого века, потому к этому времени и составило количество абхазов в Абхазии пресловутые 17 процентов.

О том, что это явилось результатом массового и не совсем добровольного переселения грузин в Абхазию, подтверждает рассказ Зураба Гунба, в 80-е годы прошлого века работающего в Агудзере. В Гульрипшском районе тогда грузин и мегрелов было наибольшее количество в сравнении с другими районами Абхазии. Вместе с Зурабом работали братья Давитая – Отари и Жора. Так вот, однажды Зураб спросил Отара Давитая, знает ли он, что большинство грузин и мегрелов были переселены в Абхазию насильственно? Отар признал этот факт, при этом рассказал, что половина переселенцев собирались вернуться в родные места. Тогда грузинское руководство создало из числа тех же грузин вооруженные отряды, выставило их по реке Ингур, чтобы остановить возвращенцев.

«Тех, которые шли через мост, мы задержали и заставили вернуться назад в Абхазию, но были и такие, которые уходили тайно, через горы...»

Так решал судьбы народов сын сапожника, налётчик-грабитель, которого когда-то спасли Тхинцы и Арасадзыхцы.

Аполлон ДУМАА, председатель Совета старейшин Абхазии


Возврат к списку