Главная

ВАСИЛИЙ АВИДЗБА И ЦЕНТР «АБХАЗСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ» 23.01.2020

ВАСИЛИЙ АВИДЗБА И ЦЕНТР «АБХАЗСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ»

НАУКА

Литературовед, общественный деятель, кандидат филологических наук, лауреат Государственной премии им. Г. А. Дзидзария, член Ассоциации писателей Абхазии, Василий Шамониевич Авидзба на протяжении многих лет руководил Абхазским институтом гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АНА. В настоящее время является директором Научно-исследовательского центра «Абхазская энциклопедия». О работе этого центра, проектах и проблемах и многом другом он рассказал в интервью корреспонденту «РА».

– Василий Шамониевич, вы возглавляете Научно-исследовательский центр «Абхазская энциклопедия». Что подвигло вас на его создание?

– Идея создания «Абхазской энциклопедии» для научной общественности Абхазии не нова, проблема озвучивалась и ставилась и в советское время, и в послевоенные годы. Однако по разным причинам выполнение этого труда оттягивалось. Было решено на первом этапе подготовить «Абхазский биографический словарь», что и было сделано. Но, на мой взгляд, на его написание ушло неоправданно много времени. Опыт работы над ним показал, что для подготовки энциклопедических изданий не следует привлекать слишком большое количество специалистов – в написании биографического словаря участвовало почти 100 человек. Всегда найдутся причины, и объективные, и субъективные, из-за которых будет сорван план работы, а чем больше людей – тем больше подобного рода случаев. Но, как говорится, нет худа без добра, процесс работы над биографическим словарем показал, кто из авторов относится ответственно, а кто – не очень. И я на каком-то этапе понял, что необходимо создать отдельную структуру, состоящую из небольшой группы специалистов, которая организует работу таким образом, что за сравнительно короткое время сумеет подготовить различные энциклопедические словари. Понятно, что несколько человек (в нашем случае, в Центре работают семеро) не в состоянии выполнить всю работу. Она должна строиться на договорной основе, должны привлекаться специалисты, обговариваться объем работы, сроки выполнения, условия оплаты за нее. Исходя из этого, очень важным является своевременная оплата исполнителям. Однако это в настоящее время внутри существующих научных учреждений, где имеются десятки других проектов, реализовать оперативно не представляется возможным. Поэтому создание отдельной структуры – вполне логичный вывод для решения такой важной задачи, как написание энциклопедических словарей, посвященных Абхазии.

– Какие у вас проекты? С какими трудностями сталкиваетесь в процессе работы над ними?

– В настоящее время у нас три проекта: «Абхазия. Краткий энциклопедический словарь», «Абхазский исторический биографический словарь» и справочник «Кто есть кто». После создания Центра в прошлом году (2018) мы дали пресс-конференцию, где рассказали о планах и сроках выполнения поставленных перед нами задач. Затем были другие интервью по просьбе журналистов. Но, к сожалению, некоторые из них публикуют несколько искаженную информацию о работе Центра. В частности, не чувствуют разницу между тем, что было сказано: «подготовим» и «будет издано», как отражено в одном материале. Поэтому повторюсь, книгу «Абхазия. Краткий энциклопедический словарь», в двух томах, объемом 100 печатных листов, мы подготовим к изданию (а не издадим) в течение двух лет. В 2018-м – это год создания Центра, в бюджете не были заложены деньги на выплату гонораров. За это время сотрудники Центра провели необходимую работу: подготовили словники, собрали информацию от различных учреждений и ведомств, определили состав предполагаемого авторского коллектива. С нынешнего, 2019 года, авторы приступили к написанию статей, поскольку в бюджете уже была предусмотрена статья о гонорарах. Стало быть, примерно через год, то есть к концу 2020 года, согласно нашему плану, мы подготовим к изданию первую книгу – наш первый проект. А ее издание зависит от других обстоятельств, не зависящих уже от Центра – где будет издаваться, какой тираж, и во сколько это обойдется. Поскольку в книге предполагается наличие достаточно большого количества иллюстраций, ее нужно издать качественно, а это, как известно, не всегда под силу каждому издательству и типографии. Когда дойдет до этого, думаю, получим понимание и поддержку.

– Василий Шамониевич, какой потенциал у Центра?

– Как я сказал, у нас 7 человек, ведущих научную работу, то есть они сами пишут статьи, но главным образом принимают, оценивают, редактируют работы исполнителей, и еще три человека представляют вспомогательный персонал.

– Что уже удалось сделать?

– Согласно плану до конца этого года мы будем иметь более половины текстов по первому проекту – краткой энциклопедии, идет работа и по другим проектам тоже. Но практика показала, что лучше сосредоточиться сперва на одном издании, а то получится как с тем, кто «за двумя зайцами погнался». Но, в любом случае, между книгами не будет промежутка времени больше года. То есть после первой вышеназванной книги, другие будут готовы в 2021 и 2022 годах. Иными словами, за 4 года мы подготовим три энциклопедических издания.

Нами параллельно ведется и другая работа, которую мы первоначально не планировали. Это поиск информации об Абхазии, содержащейся в самых разных энциклопедических изданиях. Скажу прямо, это сложная, затратная по времени, но очень полезная и интересная работа. Мы проработали большое количество русскоязычных энциклопедий – Брокгауза и Эфрона, три издания Большой советской энциклопедии, Большую российскую энциклопедию, некоторые отраслевые и ежегодники. Выявленный материал размещаем для читателей на сайте Центра.

– Есть ли проблемы с финансированием?

– На этот вопрос однозначно невозможно ответить. С одной стороны, пока не было случая, чтобы предназначенные Центру деньги не были спущены.Но, с другой стороны, всё это делается очень медленно, затягивается время между запросом и получением. Из-за этого может ситуация усугубиться. Я имею в виду то обстоятельство, что мы не можем сразу после получения текстов обращаться с просьбой о выдаче денег. Мы должны принять работу: прочитать, решить вопрос о ее качестве (иногда отклоняем, иногда возвращаем на доработку), в некоторых случаях набрать текст, посчитать объем, и только после всего этого уже обращаться в финансовые органы. А там сейчас письма с такого рода обращениями проходят несколько инстанций, что, как было сказано выше, замедляет процесс. Поэтому перед нами непростая дилемма – если мы не сможем выплатить положенную в этом году на гонорар сумму, её нужно будет выплачивать, вернее, доплачивать в следующем году, а откуда её взять, ведь остатки не переносятся на очередной год. От того, сумели ли мы выплатить предназначенную на этот год сумму, и будет зависеть ответ на ваш вопрос. Как говорится – время покажет.

– Кто участвует в осуществлении названных вами проектов?

– В реализации наших проектов принимают участие ученые Абхазии, представляющие научные учреждения страны, Абхазского госуниверситета, российские специалисты, есть один автор из Греции (бывший сухумчанин), соотечественники, работающие в Российской Федерации, и, естественно, сотрудники Центра.

На данный момент 19 авторов представили свои статьи. Из них 15 – отечественных и четверо – зарубежных. Но здесь нужно учитывать то, что объем у исполнителей разный; одни написали более ста статей, другие же – несколько.

– Вы сказали российские специалисты, не могли бы сказать, кто именно?

– Большинство авторов – это наши специалисты, российские учёные привлекаются в тех случаях, в которых мы испытываем кадровые недостатки в той или иной области. Как правило, это известные учёные, в числе которых есть и авторы статей Большой российской энциклопедии.

– Вы много лет на руководящей должности, не мешает ли это вам в научной деятельности?

– Я бы не стал сравнивать руководство институтом с руководством в Центре. Руководить коллективом, состоящем из 150 человек и возглавлять Центр из 10 человек – это разные вещи. В первом случае, гораздо сложнее, во втором, несмотря на ответственность, всё же полегче, хотя всяких бюрократических проволочек и здесь достаточно. Что касается другой части вашего вопроса – конечно, работе ученого мешает любая руководящая должность. Руководить научным коллективом и руководить какой-либо другой, нетворческой организацией – вещи, на мой взгляд, также несопоставимые. Научная работа – интеллектуальная работа, и, соответственно, руководителю приходится иметь дело с людьми, занятыми умственным, творческим трудом. А это зачастую люди сложные по своему характеру, каждый из которых со своим мнением, своим собственным «я» и руководитель должен стараться быть на их уровне. Значит, ему необходимо быть в курсе того, что ими написано, если и не наравне с каждым, то хотя бы до определенного момента иметь представление по всем разрабатываемым в институте темам и т.д. На все это уходит много времени и, безусловно, при таком подходе директор должен откладывать в сторону свои собственные научные интересы в сторону. Поскольку он несёт ответственность не только и не столько за свои собственные исследования, сколько за работу возглавляемого им научного учреждения. Впрочем, бывают разные руководители – одни, исполняя свои должностные обязательства, работают на результат коллектива, другие же, наоборот, – подчиняют коллектив сугубо личным интересам. В моём случае, ситуация была совершенно определенной – нужно было восстанавливать институт в полном смысле этого слова. Как известно, 22 октября 1992 года грузинскими оккупантами были сожжены Абхазский научно-исследовательский институт истории, языка и литературы (ныне АбИГИ) и Центральный государственный архив. Поэтому сразу после войны необходимо было восстановить институт. А это значит – заново собирать литературу для библиотеки, материалы для архива, и, конечно, осуществить планомерный процесс реализации организационных работ и исследовательских тем. Безусловно, настрой коллектива, его решимость во что бы то ни стало сохранить институт, сыграли свою решающую роль – институт функционирует, думаю, не хуже, чем другие учреждения. Что-то удалось, а что-то нет. Но это уже разговор о другом.

– Какая тема сегодня является предметом ваших научных исследований?

– В настоящий момент я работаю над темой по истории малых эпических жанров в абхазской литературе. Но это не единственная сфера моих научных интересов, пишу свою часть статей для вышеназванных энциклопедий. Должен заметить, что в обоих случаях сталкиваюсь с отсутствием источников и сопутствующего им необходимого материала. Я имею в виду книги, выходившие в разные годы издания (газеты, журналы). Особенно это касается 1920–1940-х годов. Далеко не все издания тех лет имеются в библиотеках и архивах Абхазии. Для того, чтобы всесторонне изучить ту или иную тему, недостаточно проводить анализ на основе позднейших переизданий того или иного произведения; чтобы понять дух времени нужно всесторонне изучить контекст, исторические условия, в которых он появился. А текстологические исследования и вовсе невозможны, если у тебя нет в наличии всех, по крайней мере, опубликованных текстов того или иного произведения.

– На ваш взгляд, на каком уровне находится абхазская гуманитарная наука?

– Я вряд ли смогу ответить на ваш вопрос однозначно, поскольку абхазская гуманитарная наука представляет собой немалое количество научных дисциплин и быть компетентным в каждой из них почти невозможно. Но я стараюсь не отставать и по возможности быть в курсе того, что делается в каждой из них. В настоящее время грех жаловаться, что мало выходит книг по абхазоведению. Другое дело, что одни из них написаны на хорошем научном уровне, другие же, мягко говоря, не тянут на научность. Если говорить обобщенно, абхазоведческая наука при всех имеющихся сложностях находится на достаточно хорошем уровне. Подтверждением этому могут служить мнения и оценки наших коллег из России, представляющие ведущие научные центры или республиканские институты и ведомства. Со многими из них были выполнены и продолжают выполняться немалое число совместных проектов.

– Что нового в абхазоведении?

– Нового в абхазоведении тоже достаточно. Судить об этом можно по изданиям. А их много. Среди них есть или находятся на стадии завершения ряд обобщающих работ в той или иной научной дисциплине. Всех их не перечислить. Назову хотя бы коллективную монографию «Абхазы», выполненную совместно с Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, а сколько выпущено сборников материалов, словарей и т.д. С другой стороны, само абхазоведение уже имеет достаточно богатую историю, что, в свою очередь, требует отдельного изучения, пройденного им пути, издания неизданных работ и переиздания научного наследия абхазоведов. Такая задача, допустим, лет 50 тому назад была не столь актуальна, но сейчас это одно из приоритетных направлений.

Среди недостатков, прежде всего выделю недостаточное внимание со стороны гуманитаристики к современным проблемам общества. Я имею в виду то, что те инновационные процессы, происходящие в нем, еще не стали предметом изучения абхазоведения, и это существенный недостаток.

Реализации неосвоенных тем мешает отсутствие соответствующих кадров, источниковедческой и материально-технической базы. Чтобы улучшить ситуацию по кадрам необходимо направлять наиболее талантливых и заинтересованных молодых людей на учебу (в вузы, аспирантуру и т.д.) с тем, чтобы они там обрели необходимые знания и исследовательские навыки. Далеко не по всем специальностям мы здесь, на месте, можем готовить квалифицированные кадры. И второе – необходимо продолжать поиск фактического материала об Абхазии в архивах, библиотеках, музеях тех стран, в которых они хранятся, а также оснастить необходимой современной техникой тех, кто в этом нуждается. Но для того нужно и соответствующее финансирование.

– Существует ли в научной среде практика наставничества? Есть ли у нас сегодня перспективные молодые ученые?

– В научной сфере практика наставничества была всегда. Она имеет место и сегодня. Каждая кандидатская диссертация, защищаемая тем или иным соискателем, в обязательном порядке должна иметь научного руководителя, что отражается на титульных страницах автореферата и диссертации.

Перспективные молодые ученые у нас были всегда, они есть и сегодня. Важно, чтобы они не свернули с избранного пути, и продолжили свою работу и дальше. Это я говорю к тому, что случаи, когда перспективный, подающий надежду молодой человек оставляет науку в самом начале своей трудовой деятельности довольно часты. Главная причина – низкий уровень зарплаты. Они не хотят жить в постоянном ожидании, что когда-нибудь заработная плата будет увеличена. Соответственно, они или уходят в другую сферу деятельности, или же вынуждены работать в нескольких местах одновременно, что отрицательно сказывается на результатах работы.

– Опекаете ли вы кого-нибудь?

– Да, у меня есть аспирант, я научный руководитель его кандидатской диссертации. Не хочу расхваливать его, но отмечу, что он очень вдумчивый, трудолюбивый молодой человек. Надеюсь, что если он продолжит свою работу так, как начал, мы со временем в его лице получим хорошего специалиста-литературоведа.

Вопросы задавала Лейла ПАЧУЛИЯ


Возврат к списку