Главная

19.12.2019

НОВЫЙ ГЕНПРОКУРОР, УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС, ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ И… ПОЖАР

В Парламенте РА

Работа депутатов на заседании сессии 12 декабря началась с рассмотрения кадровых вопросов.

Тайным голосованием на должность Генерального прокурора Республики Абхазия был избран генерал-майор юстиции Адгур Нугзарович Агрба. С декабря 2015 года по настоящее время он работал в должности Военного прокурора – заместителя Генерального прокурора РА.

Тайным голосованием также был избран председатель парламентского Комитета по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками – Астамур Омарович Логуа.

Спикер Парламента Валерий Кварчия поблагодарил депутата Рауля Лолуа за тщательную подготовку к третьему чтению законопроекта «О внесении изменений в Уголовный кодекс Республики Абхазия». Сам же Р.Лолуа сказал, что эти серьезные изменения вносятся в УК и касаются они положений Конституции РА, которые отсутствовали в Уголовном кодексе. Изменения будут в первую очередь сдерживать во властных структурах лиц, которые планировали бы изменения территориальной целостности нашей страны и её границ. Вот лишь два пункта измененных статей: «Действия против Республики Абхазия, направленные на передачу иностранному государству всей территории Республики Абхазия либо отделение от территории Республики Абхазия её части, – наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет»; «Заключение с иностранным государством, иностранной организацией или их представителем антиконституционных договоров в целях ограничения суверенитета в ущерб государственной независимости Республики Абхазия – наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет». Сроки предусмотрены и за публичные призывы на подобные действия, в том числе с использованием СМИ и социальных сетей. Также грозит срок от восьми до пятнадцати лет гражданам РА, поступившим на службу в иностранную разведку.

За такой Закон депутаты проголосовали в третьем, а потом в четвертом, окончательном, чтениях.

Затем в первом чтении депутаты приняли законопроекты «О пожарной безопасности» и «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности». При обсуждении этих законопроектов депутат Батал Табагуа резонно заметил, что в них содержатся требования, в соответствии с которыми уже завтра все предприятия в Абхазии можно будет закрывать, что по крайней мере у 90% из них нет всего необходимого для пожарной безопасности. Представители пожарной службы с ним согласились, но подчеркнули, что пожарную безопасность никто не отменял, что есть штрафные санкции за несоблюдение этой безопасности.

Депутат Натали Смыр продолжила: в Новом Афоне все дороги, все подъезды к объектам перекрыты, и в случае пожара спецмашинам не подъехать.

А я при этом вспомнила, как горел вещевой склад на Сухумском центральном рынке, но пожарные машины не могли подступиться к месту пожара, да и бассейн с водой перед рынком давно закатан в асфальт, и на его месте расцветают «поле чудес» и другие торговые точки. (Да, в советские времена люди соблюдали те самые требования и строили объекты в соответствии с ними. И при строительстве здания №3 Кабинета Министров, о нем речь ниже, также соблюдались все технические требования.)

Но парадокс оказался совсем в другом. Когда я писала этот отчет с заседания сессии Парламента, а если точней, то только приступила к теме пожарной безопасности, как рядом в Министерстве юстиции, а мы находимся – и Минюст, и наша редакция, на четвертом этаже одного крыла корпуса, загорелась елка, которую только что нарядили в коридоре и зажгли на ней лампочки. Когда я выскочила на шум из кабинета, из темного коридора Минюста валил едкий черный дым. Все куда-то бежали, звонили. Потом загудели пожарные машины. Их приехало три.

Но я сейчас даже не столько о пожаре, который случился прямо в накладку с моим текстом и с принятием законопроекта. А о том, что нас, по крайней мере, в редакции «Республики Абхазия», тревожит, и давно. Мы извещали (и просили изменить ситуацию) некоторые инстанции. А тревожит наша безопасность.

Ни с какого этажа, ни по одному коридору в нашем здании не пройти к точке, где может случиться пожар или теракт (в данном случае возгорание было в коридоре). Потому что в концах каждого из коридоров, а их на четырех этажах соответственно восемь (по два на каждый коридор), устроены кабинеты с железными дверями, а запасной выход во двор здания, тоже с железной дверью, всегда закрыт на ключ. Вот и сейчас люди вынуждены были идти только по одному направлению в черном едком дыму, кто-то не мог сориентироваться, куда бежать, а пожарные не знали, как подступиться к очагу возгорания, долго они соединяли шланги. Благо, дело было во второй половине короткого рабочего дня (пожар произошел в пятницу, 13 декабря), и многие сотрудники разошлись по домам, и машин во дворе стояло не так много, как обычно, так что пожарные смогли заехать хоть на краешек этого двора. И такое не где-нибудь, а в третьем корпусе Кабинета Министров произошло! Что уж говорить о других строениях…

Правда, заливать пожар из шлангов не пришлось, парни из Минюста и охраны смогли потушить елку и вытащить её по ступенькам вместе с ковровой дорожкой с верхнего этажа вниз на улицу.

...Пора вернуться к заседанию сессии, к его завершению. Предваряя рассмотрение множества следующих однотипных вопросов, Спикер В.Кварчия сказал, что в течение года постановления по земельному вопросу, за исключением нескольких, практически не принимались, поэтому они накопились. И депутаты, отметив, что у людей, видимо, появились какие-то деньги, они хотят строиться и мешать в таком случае не надо, проголосовали за дачу Кабинету Министров РА согласия на перевод земельных участков из категории в категорию. Это участки различной площадью в различных местах Абхазии – Гулрыпше, Дранде, Анхуа, Псырцхе, Приморском, Лыхны, Хыпста, Лдзаа, Гагре для различных целей – под строительство индивидуальных жилых домов, мини-гостиниц, оздоровительного центра, дельфинария, для замены оползневого участка, а самый большой земельный участок в 7,7 гектара выделен в селе Мгудзырхуа под этнографический парк, о котором, кстати, в Абхазии мечтали многие ученые-этнографы еще с советских времен.

Заира ЦВИЖБА


Возврат к списку