Главная

КАК СДВИНУТЬ ДЕЛО С МЕРТВОЙ ТОЧКИ 19.12.2019

КАК СДВИНУТЬ ДЕЛО С МЕРТВОЙ ТОЧКИ

Профессор Отар Дзидзария о том, как решить проблему сохранения абхазского языка

В 1994 году ЮНЕСКО впервые выпустил «Атлас языков мира, находящихся под угрозой исчезновения», который назывался в тот период Красной книгой вымирающих языков. Атлас периодически обновляется, и на сегодняшний день в него входят 2 500 языков мира, в том числе и абхазский, который отнесен к категории «уязвимых» языков. ЮНЕСКО рассчитывает жизнеспособность языков по 9 категориям, в том числе по числу носителей, передаче языка от поколения к поколению, доступности учебных материалов, отношению к языку внутри общества, а также отношению к нему государства, которое может поддерживать или игнорировать языки, поощрять или не поощрять их изучение, стимулировать ассимиляцию, принуждать к ней, запрещать использование недоминирующих языков. У нас в Абхазии проблемой сохранения абхазского языка занимаются на государственном уровне. Меры, предпринятые государством по улучшению ситуации, если и приносят результаты, то очень скромные, так как Закон «О государственном языке» практически не исполняется. Казалось бы, в мирной, свободной и независимой Абхазии не должно быть препятствий в развитии родного языка, но тем не менее острота проблемы все ещё требует от нас решительных и безотлагательных действий. И чтобы наш язык не оказался под угрозой исчезновения, мы уже сегодня должны сделать решающие и действенные шаги, которые помогут не только спасти наш язык, но и развивать его. На вопросы: как исправить ситуацию и какие меры нам необходимо предпринять, чтобы дело сдвинулось с мёртвой точки, отвечает доктор филологических наук, профессор, экс-декан филологического факультета АГУ Отар Платонович Дзидзария.

– Говоря о сохранении языка, в первую очередь хотелось бы отметить, что ребёнок должен слышать абхазскую речь с самого детства и научиться говорить на нем не в детском саду, не в школе, а у родителей. Именно родители должны передать ребенку все богатство языка, любовь и уважение к нему, поэтому нужно создавать ребёнку (в семье) языковую среду, необходимо заниматься с ним, давать смотреть мультфильмы на абхазском, читать абхазские сказки на родном языке. То, что ребёнок должен получить в семье, нельзя перекладывать на детские сады и школы. Да, бывает, когда родители не знают абхазского языка. В этом случае они, конечно, надеются на детский сад и школу, на репетитора. Но зачастую проблема возникают из-за того, что родители, знающие свою родную речь, не говорят с ребёнком на абхазском, так как боятся, что их ребенок, говорящий на абхазском, не сможет потом освоить на хорошем уровне русскую речь. А вы знали, что наши великие учёные Георгий Дзидзария и Шалва Инал-Ипа, когда поступали в школу, не знали русского языка? Но это не помешало им освоить его на высоком уровне, так как они уделяли большое внимание самообразованию и саморазвитию, и какие великолепные труды они потом написали на русском языке. Абхазский язык не может стать помехой для хорошего овладения русским языком. Грамотность зависит не от того, на каком языке ребенок заговорил, а от того, как много человек читает и работает над собой.

Если мы хотим, чтобы наши дети хорошо говорили на абхазском, важно, конечно, усовершенствовать и систему дошкольного и школьного образования. В детских садах необходимо создавать небольшие абхазские группы, состоящие из 5-6 детей, чтобы воспитатель мог всем уделять внимание. У нас большие финансовые средства выделяются на создание мультфильмов на абхазском языке. Я не говорю, что они не нужны. Дети обязательно должны смотреть мультфильмы и на абхазском языке. Но почему мы не делаем финансовых вложений в создание групп, о которых я говорил выше, в детских садах? Если говорить о мультфильмах, которые переводятся на абхазский язык, невозможно не вспомнить и об Абхазском телевидении. К сожалению, на сегодняшний день его смотрят в основном представители старшего поколения. Многие состоятельные люди предпочитают подключить спутниковое телевидение, при этом Абхазское телевидение у них может оставаться не подключённым, так как все свежие новости о событиях в стране наши граждане гораздо быстрее получают в интернете. Создавая абхазские мультфильмы, мы должны позаботиться и о создании интересных телепередач как на абхазском языке, так и на русском, чтобы главный телеканал страны имели желание смотреть и молодые люди. Во времена Ардзинба в эфир АГТРК выходили еженедельные программы на абхазском языке, проводились передачи с писателями, с нашей интеллигенцией. Сейчас этого нет вообще. Необходимо все это возвращать, изменив их подачу на современный лад.

Что касается школ, необходимо усовершенствовать учебники по абхазскому языку и литературе. В начальных классах школы в учебнике по родной речи иногда такие тексты встречаются, которые вводят детей в заблуждение. К примеру, есть такая сказка о девочке, которая заболела. И что вы думаете? В сказке рассказывается о том, что девочка сначала съела членов своей семьи, а потом всех своих домашних питомцев. А дети потом спрашивают у преподавателей: «Абхазы, что, людоеды?» Вместо того чтобы воспитывать в детях ценные человеческие качества, мы, наоборот, воспитываем в них жестокость и нечеловечность. Иногда в школьные учебники по абхазскому языку и литературе включают то, что проходят студенты филологического факультета АГУ. Зачем школьнику знать о том, какие существуют виды стихосложений, что такое рифма, ритм. Ему достаточно знать, что такое проза, поэзия, знать такие жанры прозы, как роман, повесть, рассказ и т.д.

О том, что нужно сделать для сохранения и развития языка, говорить можно долго. От того, что мы говорим, ситуация не изменится. Необходимо действовать. Исполняется ли государственная программа по сохранению и развитию языка? Скажу, что нет. Я бы хотел отметить работу Абхазского государственного университета, в котором открыты две кафедры абхазского языка и литературы. Первая кафедра обслуживает специалистов филологического, педагогического факультетов, а также отделения актерского искусства, вторая – такие неспециальные факультеты, как юридический, экономический, агроинженерный и др. Абхазский язык как государственный сдают студенты всех факультетов при окончании вуза. Это стимулирует студентов к изучению абхазского языка. Многие мероприятия в вузе проходят исключительно на абхазском языке. Но этого недостаточно для развития и поддержки языка. Почему заседания в Парламенте и Кабинете Министров до сих пор проходят только на русском языке? Необходимо создавать комиссии, которые контролировали бы, насколько выполняется государственная программа. И в эту комиссию необходимо включать и представителей университета. Например, в комиссию по проверке знаний абхазского языка кандидатами, претендующими на высший государственный пост, необходимо включать не только литераторов и фольклористов, но и лингвистов. Почему-то представители АГУ не входят в эту комиссию.

Ситуация изменится, если мы будем соблюдать законы. В Законе «О государственном языке» также прописано: «Брать на руководящую должность человека, владеющего абхазским языком». Но мы и этого не соблюдаем. Если гражданин будет знать, что без знания абхазского языка не сможет продвигаться по карьерной лестнице, то он сделает все возможное, чтобы его выучить. Будет ходить к репетитору, заниматься. В одно время абитуриенты, поступающие в российские вузы, не могли быть приняты на учебу без знания абхазского языка. Поэтому у преподавателей абхазского языка появилось множество учеников, потому что многие из них боялись не поступить. Сейчас мы всего этого не делаем, а проблема сама собой не может решиться. В первую очередь мы должны начать соблюдать Закон «О государственном языке», начать работать по программе развития и сохранения государственного языка. Вот тогда мы и получим тот результат, о котором так долго мечтаем.

Материал подготовила Эсма АРДЖЕНИЯ


Возврат к списку