Главная

Беслан ЦВИНАРИЯ: «На таможенном посту должны быть жёсткое государственное администрирование и контроль» 20.06.2019

Беслан ЦВИНАРИЯ: «На таможенном посту должны быть жёсткое государственное администрирование и контроль»

Проблема требует решения

Товары из Грузии

Думаю ни для кого не секрет, что несмотря на конфликт торговля между Тбилиси и Сухумом не прекращается. В течение многих лет с грузинской стороны частные лица контрабандой завозят товары, в основном фрукты, овощи, одежду, мебель, посуду и прочие товары народного потребления. Причём никакого учета грузов абхазскими структурами в настоящее время не ведется, и в то же время на этом процессе зарабатывают отдельные граждане.

Стоит пройтись по Сухумскому рынку и магазинам, чтобы убедиться в том, что значительное количество овощей и фруктов, различных промышленных товаров и мебели везут из Грузии. Несмотря на то что продавцы стараются представить свой товар как российский или галский, надписи на ящиках с продуктами на грузинском языке красноречиво опровергают их утверждения.

…Стихийный продуктовый рынок на тротуарах улиц им. Имама Шамиля и Д.Гулиа ежедневно заставлен импровизированными прилавками, сооружёнными из ящиков и досок, с которых продают фрукты, овощи и молочную продукцию. А проезжая часть дорог этих улиц с шести утра заставлена грузовыми и легковыми авто, с которых эти продукты продают оптом. В это время идёт бойкая торговля, во время которой звучит абхазская, русская, грузинская, мегрельская речь. Именно в это время никто не скрывает адрес происхождения и производства товаров. А наоборот, большим спросом у оптовиков пользуются продукты из Грузии. Как сказала мне одна из продавщиц, эта продукция свежее и качественнее.

– Откуда товар, – спросила я у продавца большого прилавка с ящиками яблок, персиков, абрикосов, помидоров, огурцов, редиса, перца, зелени и прочих продуктов.

– А вам какие продукты нужны? – ответил он вопросом на вопрос.

– Из Грузии, конечно, ведь они качественнее, – вступила я в диалог с ним.

В этот момент подбежала женщина и на ломанном русском языке с грузинским акцентом сказала: «Из Гали привезли сегодня утром вечерний товар из Грузии. Зелень из теплиц, вчера собрана…»

Мужчина резко прервал её на мегрельском языке и она, растерявшись, отошла в сторону.

…По улице Гулиа в районе рынка расположились небольшие мебельные магазины, в которых продают изящные диваны, расписные комоды и мраморные консоли, резные столы и стулья, картины-шелкографии, бронзовые люстры и вазы, подделанные под «антикварную старину». Всем известно, что эту мебель везут из Грузии. Многие заказывают здесь спальные мебельные гарнитуры, особенно в свадебный сезон, берут на приданое невестам. Этот товар раскупают, потому что он дешевле, чем тот, что завозится из России.

Разнообразен перечень товаров, завозимых из Грузии. Специи, сванскую соль, обувь можно приобрести в магазинах на рынке. Причём обувь грузинские челночники сдают оптом нашим магазинам, которая пользуется большим спросом не только у жителей Абхазии, но и у гостей республики. Ассортимент большой – от резиновых галош до модных тапочек и босоножек.

– Нам выгодно брать этот товар, – говорит продавщица обуви. – Никуда не надо ехать, сидя на месте, получаем прибыль благодаря этим челночникам.

А на углу улиц им. Ардзинба и Имама Шамиля раскинулся маленький промтоварный рынок, за которым закрепилось название «мегрельский». Здесь можно приобрести одежду, бельё, посуду, бижутерию, сыр, аджику и многое другое, привезённое из-за реки Ингур. Торгуют этими товарами жители грузинской национальности. Им легче перевозить товар через границу, особенно галцам, которым не нужен пропуск для пересечения границы.

Торговые отношения с Грузией всегда являются активно обсуждаемой темой в абхазском обществе. Долгие годы приграничная зона фактически работает в режиме беспошлинной торговли – товары перевозят местные жители, которые путешествуют в обе стороны через Ингурский мост. Абхазские эксперты и участники дискуссий в социальных сетях не раз предлагали регулировать этот стихийный рынок. Эту идею поддержал в своё время экс-президент Абхазии Александр Анкваб. Он выступил сторонником возвращения таможенной службы на линию разделения с грузинской стороной для соответствующего учета и оформления грузов, и взимания таможенных пошлин.

Этой проблемой занимался и действующий Президент РА Рауль Хаджимба. На одной из пресс-конференций он напомнил, что сразу по окончании военного конфликта на территории действовали таможенные платежи. Уже позже было принято решение отказаться от них. Рауль Хаджимба сказал: «Тот или иной товар, который перемещается на нашу сторону, создает условия демпинга на нашем рынке. Практически наши продукты становятся неконкурентоспособны. По цене и себестоимости товары из Грузии дешевле, так как они не проходят никаких процедур. Это этап сложный, но другого выхода нет – все товары, завозимые из Грузии, должны быть фиксируемыми… У нас здесь иногда звучат завуалированные ура-патриотические голоса – как это так, мы должны выстраивать отношения с Грузией? А почему отдельно взятому человеку можно выстраивать эти отношения? Государство должно создать механизм, позволяющий правильно регулировать эти вопросы. Речь идет о создании материально-технической базы, это будет сделано в ближайшее время».

Что же мешает нашим таможенникам начать взимать таможенные пошлины на посту «Ингур» с товаров, завозимых в Абхазию. Эту проблему комментирует председатель ГТК РА Беслан Цвинария:

– Напомню о том, что после войны с товаров, завозимых из Грузии, абхазские таможенники взимали пошлину. И только в 2008 году при Президенте Абхазии Сергее Багапш был введен полный запрет на провоз через грузино-абхазскую границу товаров, за исключением тех, которые перевозятся для личного пользования. Сегодня благодаря пограничному соглашению между Абхазией и Россией граница надёжно прикрыта, ведётся серьезная борьба с контрабандой. В этом вопросе два решения – либо полностью запретить торговлю, либо разрешить ее, взимая пошлины с ввозимых из Грузии и вывозимых в Грузию товаров. Стоит отметить, что полным запретом движение товаров через границу не остановить, это приведет лишь к их удорожанию. Об этом свидетельствует опыт других стран. При этом всё мировое сообщество обрушится на Абхазию с обвинениями в том, что здесь нарушаются права человека. Известно всем, что жители Галского района имеют на сопредельной территории близких родственников, и запретить им общаться мы не имеем права. Поэтому вопрос закрытия границы отпадает полностью. Но раз мы позволяем людям пересекать границу и перевозить товар в допустимой норме – 50 килограммов, то неудивительно, что это позволяет формировать товарные партии, которые и попадают на прилавки рынков Абхазии. Это уже официальный путь товаров из Грузии. Кроме того, люди находят и обходные пути, по которым завозят товар из Грузии. Поэтому сегодня нам необходимо ставить вопрос не о взимании пошлин, а вопрос государственного регулирования по осуществлению контрольных функций на границе по реке Ингур. Это – контроль: пограничный, фитосанитарный, ветеринарный и таможенный. И только тогда вопросы взимания платежей возникнут автоматически. За этим последует и решение вопроса о запрете ввоза некоторых товаров. Это – алкогольная и табачная продукция. Сегодня эта граница – административная. А когда она станет государственной, только тогда мы сможем регулировать передвижение людей и товаров и пресекать контрабанду. На таможенном посту должно быть жёсткое государственное администрирование и контроль. Может, укрепление роли государства в этой сфере не выгодно некоторым лицам. А власть боится негативной реакции со стороны общества. Взимание таможенных пошлин на границе по реке Ингур могло бы существенно пополнить доходную часть бюджета страны. Поэтому этот вопрос необходимо изучить и учесть мнение депутатов Парламента, экспертов, общественности.

Русудан БАРГАНДЖИЯ


Возврат к списку