Главная

ДЖОН ГУЛАРИЯ: «ИМЕТЬ СВОЁ НЕЗАВИСИМОЕ ГОСУДАРСТВО – ЭТО ВЕЛИКАЯ ПРИВИЛЕГИЯ, ДАННАЯ НАМ БОГОМ» 02.04.2019

ДЖОН ГУЛАРИЯ: «ИМЕТЬ СВОЁ НЕЗАВИСИМОЕ ГОСУДАРСТВО – ЭТО ВЕЛИКАЯ ПРИВИЛЕГИЯ, ДАННАЯ НАМ БОГОМ»

АИААИРА – 25

В 1989 году восстановление подлинной истории абхазского народа, подвергавшейся грубейшей фальсификации на протяжении многих десятилетий, привело к очередному подъёму национально-освободительного движения в Абхазии. Политическая борьба усиливалась, грозя перерасти в открытый конфликт. Новая волна антиабхазских выступлений ускорила создание НФА «Айдгылара». Форум проводил большую работу по консолидации всех прогрессивных и демократически настроенных слоёв абхазского общества в тот сложный период. Одним из активных её членов был историк Джон Владимирович Гулария. Кавалер ордена Леона продолжил свою борьбу за независимость республики на фронтах Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов. Редакция газеты «РА» предоставила ему возможность рассказать о нелёгкой борьбе за установление исторической справедливости.

– Я родился в городе Ткуарчале в 1962 году. После окончания средней школы поступил на историко-юридический факультет АГУ. Учёбу продолжил уже после войны в Москве – на историческом факультете МГУ изучал научный коммунизм. Волнения в абхазском обществе, которые происходили в 1978 году, были восприняты мной настороженно. Мы с однокурсниками почувствовали угрозу существованию абхазского этноса. Это было очередным подъёмом национально-освободительного движения в Абхазии. Наш курс был первым на абхазском секторе на историческом факультете АГУ. Со мной учились Даур Аршба, Ирина Агрба, Даур (Дым) Зантария, Мизан Ашуба, Иза Цабрия, Адгур Дзвелая, Адлер Миквабия, Гурам Губаз, Асида Шоуа, Марина Чкок. Это был мощный курс, который в условиях жёсткого противостояния изучал и отстаивал свою точку зрения на историю и политику Абхазии. В то время начали переделывать историю Абхазии, выдумывать различные легенды, из-за чего у нас начались серьёзные конфликты с преподавателями грузинской национальности. Среди них были профессор Ираклий Ахалая, Зураб Папаскири. Благодаря своей твердой позиции мы ещё глубже стали изучать историю своей страны. Нашими преподавателями были ректор университета Зураб Анчабадзе, Рауль Хонелия, Антонина Хашба. Наш курс был единым механизмом, все учились хорошо и поддерживали друг друга. Мы всеми силами старались доказать, что абхазское царство – это не Грузия.

После окончания университета я был призван в ряды Советской армии. Служил в Калининграде в войсках противотанковой артиллерии. Военная подготовка и навыки, которые я приобрёл в армии, мне пригодились во время нашей войны. В 1986 году я вернулся из армии. Начал преподавать историю в ткуарчалской школе №2, затем два года проработал в горской школе №10 в Сухуме. В 1988-1989 годах мы уже по-новому преподавали историю Абхазии, а не так, как нам диктовали из Грузии, и я старался донести до абхазских детей историческую правду.

Наступило время для объединения абхазского общества, чтобы оно несло в себе идею протеста, несогласия с попранием основных прав и свобод абхазского народа. Мы, представители национально-освободительного движения, сплотились под руководством Народного форума «Айдгылара». Его энергичная деятельность основывалась на богатом опыте национально-освободительной борьбы абхазского народа, который и в тяжелейшие годы сталинских репрессий продолжал мужественно и последовательно отстаивать свое право на политическое самоопределение, восстановление исторической справедливости. В 1988 году состоялся съезд, на котором было избрано руководство Форума – Алексей Гогуа, Нодар Чанба, Игорь Мархолия. Огромный вклад в это движение внёс лидер Форума Сергей Шамба, Зураб Ачба, а ректор АГУ Алеко Гварамия проводил огромную национально-патриотическую работу в университете. Мы вместе с представителями пресс-центра Форума организовывали митинги, различные мероприятия. В нём работала мощная группа под руководством Николая Джонуа – Лариса Аргун, Люда Джинджал, Мадина Чачхалия, Изида Чания. Они проводили серьёзную информационную работу.

В январе 1992 года стало ясно, что только при консолидации абхазского общества можно противостоять действиям грузинских националистов. Уже начались захваты воинских частей незаконными воинскими формированиями – звиадистами. Поэтому был сформирован Отдельный полк внутренних войск, как называлась наша абхазская гвардия, с мощным младшим офицерским составом: Батал Джопуа, Валера Делба, Аслан Кация, Вахо Гвинджия и я. Мы имели звания лейтенантов, служили командирами взводов. Позже к нам присоединился старший лейтенант Тимур Надарая. Мы были вооружены. Выдвигались два раза, в феврале и марте, в восточную часть Абхазии. Нашим командиром был Виктор Какалия.

Среди моих друзей и соседей было много грузин. Они удивлялись, что мы не поддерживаем их политику. Говорили, что мы должны с ними объединиться против русских, и тогда мы будем жить так, как в Европе. Один из моих соседей мне говорил с акцентом: «В Абхазии мы будем жить, как в Бэлгии». Мне было смешно, но сегодня он действительно живёт в Бельгии, но не в Абхазии. Я никак не мог им доказать, что в Абхазии никогда не жили грузины, несмотря на то что я старался это делать предметно, на основании исторических документов.

14 августа я вернулся из Гудауты и направился на Красный мост. Так началась война. Меня назначили заместителем командира новоафонской роты Игоря Миканба. А 22 ноября, когда наступило перемирие на Гумистинском фронте, меня вместе с боевыми друзьями Адлером Миквабия и Мерабом Тарба перебросили на Восточный фронт. Начальник штаба этого фронта Батал Джопуа назначил меня начальником штаба Беслахубского батальона. А уже в марте я воевал в селе Лабра. На этом фронте война была жестокой и кровопролитной. Мы шли к цели – победить или умереть. Грузинские войска вели фронтальное наступление на все абхазские позиции. Наши беслахубские и кутолские бойцы превзошли все ожидания – они проявляли героическую стойкость, силу духа и патриотизм, воевали самоотверженно, не отступая ни на шаг. Лабру брали с бойцами Отара Барганджия. Он был сильным командиром, никогда не искал лёгких путей в бою. Своими организаторскими и военными способностями отличались Владимир Ануа, Заур Зарандия, боевые командиры Адгур Дзвелая, Нода Чагава, Игорь Сичинава. Лихие воины были в группе «Катран» – братья Аслан, Заза и Астамур Зантария, Беслан Ануа, Тимур Бжания. После взятия Лабры 9 марта я пробыл там около месяца, а 19 апреля меня вернули в Гудауту и назначили начальником организационно-мобилизационного отдела Генерального штаба. Я работал с военкоматами, занимался формированием подразделений и обеспечением их вооружением. Перед последним наступлением на Сухум я уже был на фронте, выполнял оперативные поручения Сергея Платоновича Дбар и Султана Асламбековича Сосналиева. Вместе с другом Адлером Миквабия принимал участие в освобождении здания Совмина. Около генпрокуратуры Адлер получил ранение в ногу. Я вытащил его из этой кровавой мясорубки, отправил в тыл, и продолжил бой. После освобождения Сухума дошёл до Ингура. После войны я с Тимуром Надарая был направлен на границу по реке Ингур для организации инженерно-строительных работ в приграничной зоне. Там был сформирован мотострелковый батальон из солдат срочной службы. Так до 1995 года я провёл в Галском районе, а затем выехал вместе с семьёй в Москву, где продолжил учёбу в МГУ.

Джон Владимирович Гулария в 2008 году был награждён орденом Леона.

В 1987 году он женился на Марине Чкок. В их семье трое детей: сын Давид – финансист, работает в Сбербанке Абхазии; старшая дочь Рада преподаёт в школе английский язык; младшая дочь Астанда – юрист, работает в Генеральной прокуратуре РА.

Сегодня Джон Гулария работает заместителем главы Администрации Галского района, занимается и научной деятельностью в АбИГИ. Он обеспокоен некоторыми процессами, происходящими в общественно-политической жизни Абхазии. Ему небезразлична судьба его страны, для свободы и независимости которой Джон Владимирович сделал немало.

– Сегодня в нашем государстве сложная обстановка, – продолжает Джон Гулария. – За послевоенные годы мы не смогли поднять образовательный и культурный уровень подрастающего поколения. У нас есть образованная молодёжь, но этого мало. Нас слишком мало, мы должны быть все образованны и культурны. Многие молодые люди не соответствуют абхазскому статусу гражданина республики, не живут по законам кодекса чести «апсуара». Это говорит о том, что необходимо поднимать уровень всех, кто занимается образовательным процессом, отправлять педагогов в Россию на курсы повышения квалификации. Необходимо поднять науку на более высокий уровень. Без науки мы поднять государство не сможем. Да, есть у нас нефть, туризм, мандарины, но без науки ни одна отрасль развиваться не будет. Мы будем в ответе перед будущим поколением за те негативные явления, которые сегодня имеют место в нашем обществе. Мы от государства хотим многого, а для его развития ничего не делаем. Все только критикуют, и никто не хочет начинать изменения с себя. Критика нужна, но конкретная, обоснованная. Нельзя сотрясать воздух впустую. Экономические стратегические программы должны быть научно обоснованны, их должны писать доктора экономических наук и профессора, которые имеют незаурядные знания в области экономики и финансовой системы. Таких научных сотрудников в Абхазии мало. Кроме того, необходимо усиливать роль местных администраций, увеличивать их финансовые возможности, чтобы они работали в активном режиме. Назначать на эти посты людей грамотных, с организаторскими способностями и профессиональными качествами. Необходимо менять некоторые законы, которые мы должны исполнять. Мы должны быть примером для всех этнических групп, которые проживают на территории республики. У нас есть много культурных ценностей, которых нет у других народов. Новый руководитель страны должен начать свою деятельность с объединения нашего народа. И только после этого решать социально-экономические и культурно-бытовые вопросы. Разделение народа в 2004 году – самый негативный элемент в новейшей истории Абхазии. В первую очередь нужно произвести кадровые назначения на должности людей, независимо от их политической ориентации, учитывая уровень их образованности, культуры, профессиональных качеств и коммуникабельности. Мы все должны друг друга любить, уважать и ценить, исключить из нашей жизни весь негатив. Ведь мы – мощная древнейшая нация с самобытной культурой. Бог нас пока жалеет и бережёт, любит, с его помощью мы пока живы. Иметь своё независимое государство – это великая привилегия, данная нам Богом. Её надо ценить, беречь и верить в Бога, который нам покровительствует.

Публикацию подготовила Русудан БАРГАНДЖИЯ


Возврат к списку