Главная

ЖИЗНЬ НИКОЛАЯ АКИРТАВА  ПРОЛЕТЕЛА ЯРКОЙ КОМЕТОЙ 31.01.2019

ЖИЗНЬ НИКОЛАЯ АКИРТАВА ПРОЛЕТЕЛА ЯРКОЙ КОМЕТОЙ

Никто не забыт

В этом году 31 декабря исполняется 125 лет со дня рождения одного из первых руководителей Абхазии – Николая Николаевича Акиртава, который сыграл большую роль в обретении независимости Советской Социалистической Республикой Абхазия в марте 1921 года.

Когда я в качестве официального представителя Президента Абхазии Владислава Ардзинба занимался межгосударственной деятельностью, то изучал историю 20-х годов прошлого века и нашел в архивах немало материалов о многогранной жизни Акиртава, которые, на мой взгляд, представляют большой интерес для подрастающего поколения Абхазии.

Весь XX век народ Абхазии вынужден был бороться с притязаниями Грузии на подчинение, а впоследствии на полную ликвидацию абхазской государственности. Так было во втором десятилетии, после распада Российской империи, так было в 80 – 90-х годах прошлого века. Но борьба за создание независимого Абхазского государства происходила в разных формах. В начале 20-х годов она приобрела форму открытого вооруженного противостояния. И что удивительно – на каждом этапе борьбы наш сравнительно небольшой народ выдвигал из своей среды ярких и мужественных представителей, благодаря которым мы сегодня имеем независимое суверенное государство – Республику Абхазия.

Очень драматичными были 20-е годы. Воспользовавшись распадом Российской империи, руководство так называемой «демократической республики» Грузии попыталось полностью оккупировать Абхазию и ассимилировать наш народ. Именно в тот период появилась целая плеяда революционеров: Ефрем Эшба, Нестор Лакоба, Николай Акиртава, Симон Картозия, Давид Цагурия, Алексей Агрба, Василий Агрба и многие другие. Тем не менее признанными лидерами в этой когорте были Эшба, Лакоба и Акиртава. И если об Эшба и Лакоба нам многое известно, то Николай Николаевич Акиртава оказался как бы в тени этих выдающихся деятелей, а он сделал немало. И в определенные периоды, в отсутствие Эшба и Лакоба, был фактически руководителем национально-освободительного движения, был первым руководителем, который во главе киаразовцев и российских войск вошел в столицу Абхазии Сухум и водрузил знамя в ознаменование освобождения нашего народа от ига грузинских меньшевиков. Известный факт: в начале 20-х годов Николай Акиртава находился в Краснодарском крае, в том числе и в Сочи, руководил подготовкой установления Советской власти в Абхазии и созданием Абхазского государства.

Мне запомнился разговор на одном из круглых столов, когда мои оппоненты стали утверждать, что в 1921 году партийные бюрократы не смогли отстоять независимость Абхазии, объявленную 31 марта 1921 года и признанную Ревкомом Грузии (высший законодательный и исполнительный орган государственной власти Грузии).

В тот период Абхазией руководил Ревком, председателем которого являлся Эшба, а членами Ревкома были Лакоба и Акиртава. Это те люди, которые с оружием в руках боролись за создание независимого Абхазского государства. И говорить о них как о простых партийных бюрократах – оскорбительно.

Как я сказал выше, одним из членов высшего руководства Абхазии являлся Николай Николаевич Акиртава, которому в ближайшее время исполняется 125 лет. И нам кажется несправедливым, что до последнего времени достойно не отражена роль этого человека в истории Абхазии. В Сухуме до сих пор нет даже памятника ему. Мне на днях рассказали, что Политсовет Компартии Республики Абхазия обратился недавно с официальным письмом за подписью его председателя Льва Шамба к Премьер-министру РА Валерию Бганба с предложением установить в Сухуме памятник Николаю Акиртава, и что над созданием памятника по поручению правительства работает скульптор Виталий Джения. Хотелось бы надеяться, что памятник подоспеет к юбилейной дате видного руководителя Абхазии.

Н.Акиртава был политическим и государственным деятелем не только Абхазии, но и общесоюзного масштаба. И это неудивительно. Он был хорошо образован. Учился в Ставропольской гимназии, считавшейся одним из лучших средних учебных заведений России, затем был переведен в Кутаисскую классическую гимназию, которую успешно окончил в 1913 году. После он поступил на юридический факультет Харьковского университета, одного из старейших университетов Восточной Европы. Именно в тот период в этом университете была создана довольно сильная студенческая революционная организация, и в её состав входили наши известные впоследствии деятели партии большевиков Н. Лакоба, С. Картозия, И. Маргания. Сокурсником, а затем и одним из преподавателей Николая был В.И. Межлаук, впоследствии известный народный комиссар и заместитель председателя СНК СССР. Акиртава довольно быстро включился в революционную борьбу и уже в 1914 году, в 20-летнем возрасте, вступил в ряды партии большевиков, из которой его позже – в сталинско-бериевские времена – исключат. В 1916 году его арестовывают, правда, ненадолго, за революционную пропаганду.

В 1917 году Акиртава принимал участие в установлении Советской власти в Харькове. После образования в феврале 1918 года Донецко-Криворожской Советской Республики работал следователем в Главном управлении по борьбе с контрреволюцией, сохранил должность и после вхождения ДКСР в созданную в марте 1918 года Украинскую Советскую Социалистическую Республику. Впрочем, Николай Акиртава долгие годы принимал участие и в борьбе за создание Украинской ССР. В связи с наступлением немецко-австрийских войск в апреле 1918 года вместе с правительством Украинской Социалистической Республики Николай Акиртава переехал в Луганск. Здесь он вступил в 5-ю армию К.Ворошилова и, вместе с ней отступив за Волгу, принял участие в знаменитой обороне Царицына.

В сентябре 1918 года Акиртава был контужен, демобилизован по ранению и направлен обратно в Харьков, где он работал в военно-окружном комиссариате, командовал частями особого назначения, а с декабря 1918-го руководил агитационно-просветительным отделом правительства Украины.

Позже он вел подпольную работу в меньшевистской Грузии, сидел в тюрьме. Принимал участие в работе первого съезда народов Востока в Баку в августе 1920 года и входил в состав его президиума.

Являясь членом Ревкома Абхазии, Николай Акиртава не был простым исполнителем коллективных решений, и, как показала жизнь, он был способен принимать самостоятельные решения и руководить их реализацией.

Вместе с Эшба и Лакоба Николай Акиртава подписывал первое обращение Ревкома и Оргбюро РКП(б) Абхазии от 26 марта 1921 на имя Ленина об образовании ССР Абхазии и включении её в состав РСФСР. Акиртава занимал много ответственных, руководящих должностей. Как член Ревкома он руководил Совнархозом, с апреля 1922 года являлся секретарем Абхазского обкома партии, позже – заместителем Председателя Совнаркома и наркомом юстиции Абхазии, принимал участие в создании Закфедерации и Союза ССР, и от имени Абхазии и ЗСФСР 30 декабря 1922 года в Москве подписывал Союзный договор об образовании СССР. Был заместителем начальника Политуправления Краснознаменной Кавказской Армии в Тифлисе, начальником военно-морской инспекции и членом коллегии Закавказской РКИ (рабоче-крестьянской инспекции). Работал секретарем Аджарского обкома партии, заместителем наркома РКИ Грузии. Избирался делегатом Всесоюзной партконференции в конце 1926 года. Но со следующего года, с приходом к власти в Закавказье Лаврентия Берия, как и все соратники Ленина, Акиртава начал подвергаться гонениям, несколько раз арестовывался, был исключен из партии – якобы за контрреволюционную деятельность. Он никогда не боялся честно и открыто высказывать свою позицию, например, по поводу исключения Троцкого и Зиновьева из рядов партии – он со своими соратниками обратился в ЦК ВКП(б) с протестным письмом. Есть известная статья Берия в газете «Правда» (1936 год), где он обвиняет Николая Акиртава в дружбе с либеральствующими коммунистами и в симпатиях к ним. Неспроста Акиртава проходил по так называемому «антисоветскому объединенному троцкистско-зиновьевскому центру».

В начале 80-х годов я случайно оказался в АбНИИ (ныне АбИГИ) и присутствовал при разговоре директора Георгия Алексеевича Дзидзария с работниками института. Слышал, как Дзидзария говорил, что где-то в архивах он обнаружил рукописный текст Николая Акиртава, которому, по-моему, в 1927 году предложили вступить в ВКП(б) – повторно. На это он ответил, что не желает состоять в партии, членом которой является Сталин.

Думаю, что это было причиной окончательного приговора ему.

Жизнь Николая Акиртава была оборвана в 1937 году. Расстреляли его в Тбилиси.

Анри ДЖЕРГЕНИЯ


Возврат к списку