Главная

ХРОНИКА ВОЕННОЙ АВИАЦИИ 15.01.2019

ХРОНИКА ВОЕННОЙ АВИАЦИИ

АИААИРА – 25

(Продолжение. Начало в № 135, 139)

Во время Июльского наступления село Шрома несколько раз переходило из рук в руки и было полностью уничтожено. На ключевой высоте Ахбюк (на картах она обозначена как высота 583), 4 июля, при попытке высадки десанта вертолёт МИ-8 попал в засаду. И тут обнаружилось, что на высоте уже закрепились грузины, и наши десантники оказались в окружении. У вертолета выстрелом из гранатомета была повреждена гидросистема, оторван хвост, и пилот уже не смог поднять машину в воздух. Часть десанта, которая успела выйти из вертолета, начала прорываться из окружения. Оставшиеся в горящем вертолете не вышли из машины, они прикрывали своих товарищей огнем из проемов дверей и иллюминаторов. Среди них была женщина, санинструктор и боец Нателла Пацация, которая взяла в руки оружие и встала рядом с нашими воинами после гибели сына. Группа прорвалась, хотя и понесла громадные потери. Все десантники, оставшиеся в вертолете, сгорели. Пропал без вести лётчик Михаил Юрьевич Васюхин – командир вертолёта МИ-17. Абхазские пилоты Вячеслав Эшба и Нури Герзмава были ранены, но выжили, что в тех условиях было просто чудом! Как всегда, грузинские СМИ представили и свою версию этого боя, причем, в ней уже фигурировали два сбитых абхазских вертолета!

Вячеслав Эшба: «Я в то время был командующим ВВС Абхазии, и в тот день, как всегда, летел как 2-й пилот, а Нури Герзмава был бортмехаником. Ситуация была такова: шло наступление. В тот день мы садились на этой высоте в третий раз, однако, к этому времени враг уже закрепился на ней. Васюхин был ранен в ногу, но выбрался из вертолёта и упал. Нас обстреливали из пулемётов и гранатомётов. Хвост вертолета был оторван, но он продолжал работать, хотя уже горел».

Нури Герзмава, награждён медалью «За отвагу»: «Мы зависли над этой высотой, было вроде спокойно, тихо, хотя сверху были видны следы от взрывов миномётных снарядов. Произвели посадку. Вячеслав Эшба дал указание открыть дверь и выпустить десант. Я вышел, открыл, несколько человек успели выйти, не помню точно сколько. И тут началось... Первый удар был из гранатомёта, попали в гидробак в районе главного редуктора. После этого вертолёт уже не способен взлететь. Обстреливали со всех сторон из всех видов оружия».

Вячеслав Эшба продолжает: «Васюхин был пилотом Джохара Дудаева. Он вырос в Грозном, мать и отец жили там. Михаил стал лётчиком, так же, как и его отец Юрий Сергеевич - профессиональный лётчик. Михаил и до того трагического дня на Ахбюке во многом нам помогал, летал в Ткуарчал, выполнял много разных заданий. Переучил нескольких лётчиков ВВС РА для полётов на вертолёте. Выполнил более 20 боевых вылетов.

Это был глубоко порядочный человек, любил летать и делал это красиво и профессионально. Обладал хорошим чувством юмора, неплохо разбирался в политике. Когда у нас началась война, Михаил собрался и приехал в Абхазию, встал рядом с нами.

Он был женат, осталось двое детей. Награждён орденом Леона.

Адгур Гумба: «От Миши исходило необыкновенное тепло, он был хорошим товарищем. Я знал его и до войны, а во время войны он защищал нашу Родину, не жалея своей жизни».

Вячеслав Эшба: «Для меня погибшие ребята и сегодня, как живые. Без тех, кто работал в наземных службах, пилоты тоже не смогли бы летать, это всё взаимосвязано. Хотелось бы особо отметить работу тех, кто выполнял задания Конфедераци, это Анзор Сакания, Нодар Герзмава, Заур Эшба, Отар Квициния (двое последних награждёны орденом Леона), абазин Алик Хутов и бортмеханик Роман Тарба удостоены медали «За отвагу».

После того, как в Лате был сбит вертолёт, стало опасно летать, гуманитарные полёты запретили. Но ведь кроме гуманитарных грузов (одной мукой в войне не победишь), надо было перевозить и оружие. Нет слов, чтобы описать нетерпение, с каким ожидали бойцы Восточного фронта вертолёты. «Не надо нам этих мешков, мы не умрём от голода», – говорили они. Невозможно дать достойную оценку тому, что делали наши лётчики, такие полёты могли совершать только герои, настоящие мужчины с отважным сердцем».

Во время войны одной из основных задач лётчиков было обеспечение связи между двумя фронтами. Они доставляли оружие, гуманитарную помощь, вывозили беженцев и раненых. Одним из пилотов, выполнявших эти полёты, был Нодар Самсония. К сожалению, он погиб вскоре после войны.

Нодар Алексеевич Самсония родился в с.Мыку. Окончил Кременчугское лётное училище. Освоил самолёт Л-410, затем ТУ-134. Воевал на Восточном фронте рядовым бойцом. Организовал строительство трёх маленьких временных аэродромов на Восточном фронте. Стал летать. Вывозил раненых, выполнял разведывательные полёты. После Латской трагедии, рискуя жизнью, совершил несколько полётов с боеприпасами и продовольствием на Восточный фронт. После окончания войны он продолжал службу в ВВС РА. В марте 1994 года он возвращался из родительского дома на боевой пост и был застрелен вооружённым преступником в районе с.Тамш. Награждён орденом Леона.

Гиви Агрба: «Перед лётчиками стояла сложная задача – обеспечить связь Восточного и Западного фронтов. Когда началась война, мы не имели возможности обеспечить оружием Восточный фронт, и наши ополченцы умудрились выстоять с тем немногим, что у них было, пока мы не изыскали возможности доставлять им вооружение. Несмотря на все трудности, они не отдали врагу Ткуарчал. Это была самая важная задача. А лётчики, зная, что их товарищи гибли, выполняя перелёты из Гудауты в Ткуарчал, продолжали выполнять эту опасную работу. Так они мстили за своих погибших друзей, проявляя отвагу и героизм.

Мы не должны забывать, что делали наши героические лётчики. Гибель людей на Марухе, на Бзыби, в Лате... Все эти трагические события не до конца изучены, необходимо продолжать выяснять подробности.

Наше государство обязано воздать должное всем героям. Для нашей молодёжи их подвиги должны стать примером для подражания».

Вячеслав Эшба: «Несмотря на свой трагизм, война сопровождается и разными приключениями. Это не ошибки, это вынужденные нарушения, полёты вне закона, нигде так летать нельзя, как летали наши лётчики, – между скал, ночью, без локаторов, по расчёту на навигационной линейке... Был случай. Летят, выходят на связь, говорят, что по расчёту снижаются. В эфире тоже нельзя было много говорить. Мы ждём, а их всё нет. Они опять говорят: «Мы снизились», а мы не слышим, не гудит ничего. Говорим им: «Пустите сигнальные ракеты». Отвечают: «Пустили». А мы ракету не видим. «Мы видим аэродром», – говорят они. Мы спрашиваем, чей аэродром они видят, а Нодар Герзмава отвечает: «Не знаем, не написано». Хорошо, что потом все благополучно закончилось.

О Нодаре Герзмава. Родился в с.Дурипше, окончил Академию гражданской авиации в Ленинграде. Герой Абхазии. Умер после тяжёлой болезни в мае 2017 г.

Артур Суренович Маркосян. Ветеран войны. На сочинских вертолётах он механиком сделал несколько полётов на Ткуарчал вместе с Шойгу. Продолжал служить в Абхазской армии после войны, занимался вопросами снабжения авиационной техникой, вертолётами.

Вячеслав Эшба: «Эта война всем оставила свои последствия. Это ведь продолжалось не один-два дня, и конца не было видно. И главное, каждую минуту в напряжении. Если бы это было связано только с опасением, что тебя собьют, ладно, выстрелили – упал. А ведь надо ещё жизни людям сохранить, надо, чтобы одновременно работали мозги, работала техника, что-то надо считать, и лететь надо. Техника не тянет. Меня российские лётчики спросили, на каком самолёте проще всего летать? Я ответил, что на СУ-22. А сложнее? Я говорю, на АН-2, но самое сложное – это дельтамотолёт, у него ведь нет никаких приборов, непонятно, как на нём умудрялись летать – только наугад, наощупь.

У нас в войну не было необходимых материалов, рации, посадочные площадки – плохие, часто не было электричества. Не знали, какая нас ожидает погода, не было метеосводок. Поглядим на небо и взлетаем в надежде, что повезёт. Почему мы летали? Каждый, кто считал себя абхазом, старался принести пользу своей стране. Мы все хотели одного, и не за чины и вознаграждения. Не верьте никому, кто говорит: «Не было страшно». Было очень страшно, но надо было делать своё дело, потому что нас ждали.

Сегодня у нас сплоченная, дружная команда лётчиков, инженеров, техников, и команда ВВС Абхазии стремится увеличить количество и качество техники».

Гарри Купалба, заместитель министра обороны: «Воздушные силы Республики Абхазия занимают достойное место в структуре вооружённых сил, и это подтверждают учения. Наши лётчики показывают хорошую выучку. У нас появились новые подразделения – десантные. Бойцы проходят профессиональную подготовку, в частности, освоили прыжки с парашютом. Идёт планомерная учёба, и командный состав, находящийся во главе военно-воздушных сил, с достоинством справляется с поставленной задачей.

Вячеслав Эшба: «Необходимо увековечить память павших в боях героев. Коллектив аэропорта высказал желание разбить парк и Аллею Героев с установлением памятных бюстов героям Абхазии Олегу Чанба, Леониду Пкин, другим отважным военным и гражданским авиаторам, организовать стенды, музей, в том числе и под открытым небом. За весь период войны в Ткуарчал самолётами (вертолётами) было доставлено 139 тонн продуктов и вывезено оттуда 2089 человек.

Материал подготовила Людмила ДЖИНДЖАЛ, благотворительный фонд «Абхазия»


Возврат к списку