Главная

19.12.2018

НЕБЕЗОПАСНО ЛИ?

Точка зрения

Истина – это то, что соответствует действительности. Почему я решил выразить свое негодование в данной статье?

Всем известно, что политика «грузинизации» тормозила развитие абхазского языка. Идеологов Грузии не покидала мысль «огрузинить» абхазов.

Почему главные и судьбоносные вопросы сегодня становятся второстепенными? Если верить нашим СМИ, где постоянно сообщают о достижениях в развитии государственного абхазского языка, особых проблем в этой сфере нет. А так ли это в действительности? Тот, кто побывал в неабхазских школах Гагрского района, поймет, о чем идет речь.

Забегая вперед, отмечу, что детей абхазской национальности в Гагре, на мой взгляд, столько, что еще и двух школ мало. А в городе лишь одна абхазская школа. Может, поэтому более 800 учащихся абхазской национальности учатся не в абхазской школе? Сомневаюсь. Факты говорят об обратном. Итак: наше государство уделяет пристальное внимание развитию государственного языка. Литературы для чтения для любого возраста, видео, наглядных пособий и т.д. вполне достаточно. То есть с программой и учебниками проблем нет.

На сегодняшний день в Республике Абхазия государственным языком является абхазский. Хотя, на мой взгляд, государственный язык не пользуется привилегиями в том смысле, что любому гражданину гарантируется возможность пользоваться его родным языком.

Родной язык – это язык, на котором говорят с раннего детства, обычно язык той национальности, которой принадлежит говорящий (Словарь русского языка. Т. 3. C. 724). Уважаемый читатель этой статьи, у меня вопрос: а если говорящий с детства говорит на китайском языке, а по национальности он (она) абхаз? Будет ли он (она) абхазом? Если судить по словарю, значит, с детства говорящий на китайском языке будет китайцем. То есть он (она) будет принадлежать той нации, на языке которой говорит. Не так ли? Если судить по словарю, а иначе как же, тогда катастрофа не за горами. Ведь дети абхазов из-за того, что их родители игнорируют свой родной язык, учатся в русских школах, а следовательно, не будут владеть абхазским языком. Таким образом, абхазские дети из-за своих нерадивых родителей становятся русскими, так? Кое-кто скажет: «А что тут плохого, если дети абхазской национальности станут по национальности русскими?» Плохого ничего нет. Русский язык – это наш второй необходимый язык, но как же быть с демографией? Ведь мы, абхазы, и так в вопросе демографии хромаем на обе ноги. Если государственный язык и впредь будет игнорироваться большинством родителей, особенно абхазов, чьи дети учатся в неабхазских школах, тогда мы, безусловно, теряем основу нашего Абхазского государства. Это нормально? Куда мы идем? Небезопасно ли это?! Ведь по вине родителей их дети учатся в неабхазских школах, а большинство родителей, являющихся абхазами, у себя дома не говорят со своими детьми на родном языке. Так по вине кого мы можем потерять основу нашего государства? Сказать, что большинство населения Абхазии является этнически русским, нельзя. Большинством же населения нашей страны «пока» являются аборигены края – абхазы. Повторяю: пока. Если мы потеряем основу государства, т.е. государственный язык, тогда зачем надо было народам, проживающим на территории Абхазии вместе с абхазами ценой жизни своих детей восстанавливать историческую справедливость? Проливая кровь, завоевали свободу и государство, но подобным игнорированием государственного языка они без крови могут потерять Абхазское государство. Вот почему я говорю «пока».

И кто же мешает нам сегодня сохранить свой родной язык? Грузины? Неужели мы позабыли время, когда тбилисская верхушка взяла курс поработить Абхазию? Нет надобности приводить сотни и тысячи примеров, подтверждающих попытки геноцида абхазского народа, и рассказывать о проводимых грузинами политических репрессиях, о том, как закрывались абхазские школы, была исковеркана топонимика, а абхазские кадры были в «ежовых» рукавицах и т.д.

Мною еще в 2016 году приводились цифры по школам Гагрского района. Этот материал был размещен в интернете. Тогда в русских школах Гагрского района учились 719 детей абхазской национальности. Это разве мало? Тогда я писал, что судя по этим цифрам и национальному составу учащихся не за горами время, когда подавляющее большинство населения страны не будет знать абхазского языка.

Спустя два года, т.е. уже в этом учебном году, в семи русских школах Гагрского района учатся 876 учащихся. Нужны ли тут комментарии? Это ведь ненормально. Как же родители-абхазы понимают слова Президента великой братской России В. В. Путина: «Абхазы, сохранение вашего этноса в ваших руках!»

Проблемой №1, на мой взгляд, является то, что наши чиновники всех рангов твердят нам, что необходимо усиленно работать с родителями, и только. Вынужден в этом с ними не согласиться. Перевоспитывать нерадивых родителей, а затем начинать работу с детьми по наверстыванию упущенного означает потерпеть крах в этом вопросе. С таким подходом к решению этой проблемы мы можем потерять завоеванное.

Государство уделяет пристальное внимание развитию государственного языка. За последние годы в СМИ столько говорят о необходимости развития государственного языка, что скоро и утюг, включенный в розетку, заговорит об этом. А на практике мы уже за период с 2016 г. по 2018 г. потеряли (а иначе и не скажешь) 165 учащихся абхазской национальности, которые не пришли в абхазские школы Гагрского района. Вот к чему привела недостаточная работа с родителями. Сегодня многие родители мотивируют это тем, что и в русских школах преподают абхазский язык. А могут ли эти дети свободно говорить и писать на абхазском языке? Можно ли с выпускниками этих школ, как с абхазами, так и с русскими, поговорить на абхазском языке? Проверив это, мы в очередной раз убедились в том, что изучение абхазского языка в этих школах является формальным. А не формальностью ли пахнет, когда сегодня окончившим трех- или шестимесячные курсы по изучению абхазского языка выдают соответствующий сертификат? Как бы эти сертификаты не стали бизнесом.

Цифры, приведенные выше, являются данными, полученными в школах. Необходимо понимать, куда ведет эта дорога.

Чиновники всех рангов могут ли без юридической и правовой поддержки достичь желаемого? На мой взгляд, нет. Эти факты игнорирования государственного языка приведут к ощутимым проблемам, если не более. Все это, по моему мнению, небезопасно для нашего государства. Будет правильно принимать радикальные меры, чтобы остановить процесс игнорирования государственного языка гражданами всех национальностей нашей республики. Таким вынужденным, повторяю, именно вынужденным вариантом спасения государственного языка считаю принятие на уровне Парламента закона, в котором говорилось бы о том, что лица, не владеющие государственным языком, не только не будут иметь право работать руководителями всех структурных рангов, но и не будут иметь право голоса и не смогут определять политическое будущее страны. Только тогда родители задумаются о том, чтобы обучить своих детей государственному языку. Только эта вынужденная мера спасет основу государства. Такой пункт в законе послужит тому, чтобы и сами абхазы воспитывали своих детей в духе Апсуара, тем самым сохраняя свой этнос, культуру и традиции. Подобное практикуется в мире. В Объединенных Арабских Эмиратах коренное население, говорящее на родном языке, составляет около 17%. Именно они имеют право определять политическое будущее страны.

Это хорошо, когда малочисленные народы поддерживаются многочисленными народами. Ведь безразличие многочисленных народов к проблемам аборигенов края приводит к катастрофе нации. Подобного и в мыслях не может быть в Абхазии, хотя бы потому, что русскоязычное население и другие ценой своей жизни защищали нас. Так что и они рискуют потерять завоеванную государственность и свободу. Нам вместе надо думать о том, как спасти наш государственный язык. Русский язык в Абхазии является языком, на котором говорят практически все проживающие здесь. Это культура и богатство страны и без этого нет и не будет перспективы.

Дорогие читатели, невозможно заставить любить аборигенов края, но игнорировать государственный язык несправедливо. Может быть, мы действительно плохо работаем с родителями учащихся. Не потому ли в течение двух лет 165 детей абхазской национальности обошли стороной свои родные школы. А как же быть с чиновниками, которые сами не владеют государственным языком? Некоторые, к своему стыду, так владеют им, что даже не могут без ошибки сформулировать предложение. Не пора ли им оставить свои рабочие кабинеты, или их тоже надо перевоспитывать? Рыба, как известно, гниет с головы. А как быть с делопроизводством? Не потому ли делопроизводство так долго не решается? Эта проблема судьбоносная, первостепенная. Поддержка Парламента в разработке предлагаемого пункта о праве голоса очевидна. Это вынужденная мера. А что касается нерадивых родителей, пора их приструнить, ибо они, и никто другой, являются повинными в небезопасности страны.

Закан АГРБА, журналист с.Бзыпта Гагрского района


Возврат к списку