Главная

18.12.2018

ХРОНИКА ВОЕННОЙ АВИАЦИИ

АИААИРА – 25

14 декабря 1992 г. над высокогорным селом Лата сбит вертолёт Ми-8, летевший с беженцами из г.Ткуарчала. Погиб весь экипаж: командир, лётчик 2-го класса, капитан Сергей Петрович Евдокимов; штурман – лётчик 3-го класса, ст.лейтенант Валерий Геннадиевич Маскин; борттехник – ст.лейтенант Сергей Николаевич Илюхин; 35 детей, 8 беременных женщин. Всего вместе с экипажем – 87 человек. Вертолёты вылетели по заданию Министерства обороны России для оказания гуманитарной помощи, для вывоза стариков, женщин и детей из блокадного г.Ткуарчала.

Вспоминает Сергей Михайлович Подпругин, российский лётчик, командир эскадрильи: «Мы летели парой без всяких происшествий, разгрузились, взяли, сколько могли, людей, взлетели, и в районе Латы оборвалась связь с ведомым – Евдокимовым. Если нет ответа на неоднократные запросы, значит, что-то случилось. Я развернулся и увидел, как вертолёт камнем падает вниз и от него идёт густой дым. Увидел момент сильного удара о землю, и вертолёт разлетелся на куски. Я дал команду Су-25 – нашему прикрытию, чтобы они «отработали»: что там случилось? Моё первое предположение, что пущена ракета, оказалось правильным. Я был полностью загружен и даже не мог туда подсесть. Вызвали поисковый вертолёт, который находился в Гудауте, чтобы он на месте посмотрел, остался ли кто-нибудь в живых, и забрал останки, но грузинская сторона не разрешила. Только через неделю разрешили выехать на место представителям Российской Федерации, чтобы вывезти останки.

Я был тогда командиром эскадрильи, они были мои лётчики. Капитан Евдокимов, командир экипажа, перспективный лётчик, имел 2-й класс, готовил я его на 1-й – не повезло, в 26 лет погиб. Илюхин Сергей – борттехник и Валерий Маскин – 2-й пилот. Оба молодые, перспективные. Илюхин Сергей буквально через неделю должен был жениться. На свою свадьбу он не попал. У Евдокимова остался маленький ребёнок. Маскин был холостым, остались родители».

Евдокимов Сергей Петрович, капитан, налетал более 950 часов. Являясь пилотом вертолета Ми-8, выполнил более 25 боевых вылетов. Илюхин Сергей Николаевич, старший лейтенант, налетал более 600 часов. Пилот вертолета Ми-8, выполнил более 100 боевых вылетов Маскин Валерий Геннадиевич, лейтенант, налетал более 450 часов. На вертолете Ми-8 выполнил более 20 боевых вылетов.

Пренебрегая личной опасностью, пилоты выполняли эти полеты в сложных метеорологических условиях. Они проходили службу в рядах Вооруженных сил РФ. Их эскадрилья базировалась в Тбилиси, но с развалом СССР её свернули, а эскадрилья по пути в Россию приземлилась на Бамборском аэродроме. Сергей Подпругин рассказывал, что еще тогда он получил предложение от Владислава Ардзинба перейти на службу в ВВС Абхазии. Тогда он уехал, не приняв это предложение. Но его экипаж с августа 1992 года был командирован в Гудаутский гарнизон. Выполняли полёты по доставке продуктов питания и медикаментов в оккупированный город Ткуарчал, оттуда вывозили раненых, детей и женщин. День, когда в Лате был сбит вертолёт, по его словам, изменил всю его жизнь. «Я дал себе клятву, что буду помогать Абхазии до конца. Припрятал вертолёт, который уцелел, а россиянам сказал, что он сломался. На деле же я летал на нём, но уже по военной линии – возил в Ткуарчал боеприпасы, оружие».

После войны Сергей Михайлович уехал в Россию, но в 1994 году вместе с семьей вернулся в Абхазию и начал служить в ВВС РА.

Подпругин Сергей Михайлович, подполковник. Приехал из Брянской области. Прошёл войну в Афганистане, участвовал в гуманитарной миссии в Армении во время землетрясения в Спитаке. Награждён орденами и медалями СССР и России. В ВВС Республики Абхазия с декабря 1992 года. За время войны совершил 40 боевых вылетов в тыл врага. Благодаря его мужественным, героическим действиям из блокадного г.Ткуарчала было вывезено более 500 женщин и детей, доставлено в город большое количество боеприпасов и оружия, медикаментов, продуктов питания, топлива. Каждый вылет экипажа был связан с риском для жизни. Летчик совершал боевые вылеты, несмотря на погодные условия и время суток, успешно выполняя поставленные перед ним задачи. И после войны самые ответственные полёты всегда поручали лётчику Подпругину. Подготовил целую плеяду пилотов-вертолётчиков. Пользовался безоговорочным уважением своих коллег и заслуженной любовью учеников. Награжден орденом Леона. Скоропостижно скончался в 2016 году. В Бабушарском авигородке живут его жена, дочь, сын.

Заур (Лакут) Зарандия: «Я этих летчиков знал великолепно. Илюхин не мог войти в вертолёт через дверь, так он был забит людьми, через верхний люк забрался. Говорил, что это его последний полёт в Ткуарчал, и больше он сюда не прилетит, как будто чувствовал. Через 15-20 минут нам сообщили, что вертолёт сбили».

Вячеслав Эшба: «После Родиона Таркил самым опытным профессионалом был Харитон Гвинджия. В 37-м году его отец был репрессирован и умер в местах лишения свободы. Харитон говорил мне, что «где-то лежат кости его отца», он всё-таки выяснил где, нашёл и перезахоронил останки. Когда началась война, был вместе с нами в Аацы.

Харитон был очень содержательным человеком, с философским мышлением. Жил он в Новом районе по ул.Агрба, и знакомые водители-рейсовики говорили нам: «У вас есть один ненормальный лётчик – все люди возят «купи-продай», а он – берёзы из России тащит». Две его берёзки до сих пор растут в аэропорту. Харитон Чхутович был своеобразным человеком, но очень душевным. У него была по-детски наивная душа. После произошедшей в Лате трагедии его сердце не выдержало, и он умер от инфаркта. Перед войной он прошёл обследование в Киевском госпитале – был абсолютно здоров и признан пригодным к полётам. Слишком близко к сердцу воспринимал всё. О нём можно сказать, что его убила война. Светлая ему память».

Ещё до войны, в бытность свою пилотом советской авиации, пилот Гвинджия спас самолёт Ан-24 с пассажирами. Загорелись оба двигателя. Пилот в тяжелейшей ситуации проявил мужество и находчивость и сумел совершить аварийную посадку. За свой подвиг и трудовые успехи он был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

Награждён медалью «За Отвагу».

19 марта 1993 г. Самолёт-перехватчик Су-27 СК был сбит грузинскими ПВО ракетой типа «Стрела» или С-75. Лётчик не успел катапультироваться. Тело выбросило из кабины, но оно осталось лежать в нескольких десятках метров от своего поверженного «перехватчика» на лесистом склоне горы, в восьми километрах севернее Сухума, на юго-западной окраине населенного пункта Шрома.

Днем вылетать на его поиски в район боев было опасно, и только следующим утром, в 7 час. 30 мин., Газизулин смог вылететь на дельталете на поиски места падения, однако безрезультатно.

Летчиком был Вацлав Шипко, он родился 23.08.1958 г. в Мядельском районе Минской области. Белорус. В 1980 году окончил Качинское авиационное училище, был назначен летчиком-инструктором в учебный авиаполк Краснодарского высшего военного училища летчиков ВВС. Налетал 2213 часов, только на Су-27 – 131 час, сделал в небе Абхазии 15 боевых вылетов.

В Краснодаре у него осталась семья: жена и два сына.

24 мая 1993 г. над селом Сакен сванами был сбит вертолёт Ми-6, гружённый мукой и медикаментами для доставки в Ткуарчал. Вертолет принадлежал испытательному центру г.Балабаново и был арендован черкесской фирмой «Курьер» для перевозок грузов в Ткуарчал. Однако график пролета никто не согласовал с грузинской стороной, что и стало причиной обстрела со стороны сванов. Погибли все летчики экипажа Ми-6. Это – командир, летчик-испытатель Касимов Николай Мусаевич, второй пилот Чупров Леонид Михайлович, штурман, летчик-испытатель Савельев Александр Валерьевич, радист Федоров Евгений Александрович, бортмеханик Царев Владимир Александрович.

Лишь 31 мая спасатели прибыли на место и обнаружили на окраине села небольшой холмик с крестом – могилу, в которой местные жители похоронили погибших. Их останки были вывезены в Сухум, потом в Гудауту, а оттуда Ан-26 доставил их останки на родину – в Балабаново.

Черный ящик записал все слаженные и отточенные действия летчиков-испытателей. До последней секунды они боролись за жизнь.

Миссией экипажа была доставка гуманитарной помощи. Эту воздушную дорогу через горный перевал, по которой курсировал Ми-6, жители Абхазии называли «дорогой жизни». В течение месяца экипаж выполнял по 3-4 рейса в день в Ткуарчал. Его жителям экипаж доставил десятки тонн продовольствия, медикаменты, а из Ткуарчала вывозил обессиленных от голода людей. За один только рейс экипаж Касимова взял на борт Ми-6 252 человека и доставил их на безопасную территорию. По словам очевидцев, вертолет был до отказа переполнен людьми, а дети сидели даже в кабине пилотов. Жители Ткуарчала рассказывали, что Касимов и его товарищи покупали продукты и хлеб на свои деньги и раздавали их людям. Летчики до конца выполнили свою благородную миссию – помощь жителям Абхазии. На их счету более 1000 спасенных людей.

Грузия не соглашалась выдавать тела членов экипажа вертолета. Сначала грузины потребовали деньги – 500 тыс. рублей за каждого погибшего летчика. Однако этот факт вандализма получил настолько широкий резонанс, и не только в Абхазии, но и за ее пределами, что в конце концов Грузии пришлось отступить.

За мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при исполнении специального задания по спасению людей, Касимов Н.М. Указом Президента Российской Федерации посмертно награжден орденом «За личное мужество» и Указом Президента Республики Абхазия – орденом Леона.

Чупров Л. М. награжден орденом Леона.

Савельев А. В., Федоров Е.А. и Царев В. А. – медалями «За Отвагу».

(Продолжение в следующих номерах)

Материал подготовила Людмила ДЖИНДЖАЛ, благотворительный фонд «Абхазия»


Возврат к списку