Главная

ПОЛЕТ В НЕБЕ НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПРЕРВАН 13.12.2018

ПОЛЕТ В НЕБЕ НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПРЕРВАН

Не забывать...

Ранним утром 14 августа 1992 г. грузинские войска вошли в пределы Республики Абхазия. Стремительность и жестокость агрессии с применением мощной военной техники, блицкриг грузинских войск с кодовым названием «Меч» придавали сходство с немецкой агрессией в Великую Отечественную войну (1941 – 1945 гг.) и напоминали план блицкрига «Барбаросса».

Народу Абхазии был ясен смысл этой войны, именно поэтому общенародная стойкость и героизм при больших лишениях и жертвах не предполагали никакой альтернативы полному разгрому грузинских войск.

Вся человеческая история может быть поделена на две части – войну и мир. В этих двух полярных состояниях находилось абхазское общество на протяжении всей своей многовековой истории.

Хрестоматийно, что война – это конфликт между политическими образованиями – государствами, происходящий на почве различных претензий в форме вооружённого противоборства, военных (боевых) действий между их вооружёнными силами.

Как правило, война является средством навязывания оппоненту своей воли. Один субъект политики пытается силой изменить поведение другого, заставить его отказаться от своей свободы, идеологии, от прав на собственность, отдать ресурсы: территорию, акваторию и другое.

По формулировке военного писателя Карла Клаузевица, «война есть продолжение политики иными средствами».

Войны традиционно делят на справедливые и несправедливые.

К справедливым войнам относятся освободительные. Например, коллективная самооборона против агрессии в соответствии со статьёй 51 Устава ООН или национально-освободительная война против колонизаторов в осуществление права на самоопределение. В современном мире формально справедливой, но неодобряемой международными организациями считается Отечественная война народа Абхазии (1992-1993 гг.).

К несправедливым войнам причисляются захватнические или неправомерные действия – такие, как агрессия, т.е. действия, совершенные демократической Грузией по отношению к Абхазии. В международном праве агрессивная война квалифицируется как международное преступление.

По своему масштабу войны делятся на мировые и локальные.

Сколько их на земном шаре – всех этих «локальных войн», конфликтов, которые переламывают десятки тысяч жизней! Множество людей следят за происходящим на экране телевизора и ни секунды не сомневаются, что война их не касается, и уверены, что не коснется.

И, наверное, множество конфликтов, вспыхнувших на территории бывшего СССР, были для общественного мнения такой же «войной на экране», где политики призывали стороны «договариваться самим» и далеко не всегда даже считали нужным разобраться, кто прав, кто виноват, кто агрессор, а кто жертва.

В эти дни мы вновь вспоминаем трагическую дату – годовщину гибели ни в чем не повинных людей в небе над Латой.

Во время войны перед руководством Абхазии стояли две взаимосвязанные задачи: освобождение страны от грузинских оккупационных войск и жизнеобеспечение населения на территории, находящейся под контролем Верховного совета Абхазии. Особенно это касалось гуманитарной помощи шахтерскому городу Ткварчели (ныне – Ткуарчал).

Как известно, по инициативе России и при посредничестве ООН был налажен гуманитарный воздушный коридор из Сочи в Ткварчели. Он проходил в 10 км от побережья и охранялся российскими боевыми вертолетами. Несмотря на препоны с грузинской стороны, то и дело приостанавливающей акцию и постоянно досматривающей грузы, в Ткварчели удалось доставить 139 тонн продуктов и вывезти оттуда 2089 человек.

Однако следует обратить особое внимание, на то, что 14 декабря 1992 года в воздушном пространстве Абхазии произошла одна из крупнейших вертолетных катастроф в истории авиации.

При совершении гуманитарного рейса был сбит над селом Лата Гульрипшского района тепловой ракетой «Стрела» с грузинской стороны, российский военный вертолет Ми-8, эвакуировавший жителей Восточной Абхазии из осажденного города Ткварчели в Гудауту.

Утром этого дня два армейских вертолета под прикрытием Су-25 доставили груз гуманитарной помощи в Ткварчели. На обратном пути должны были забрать беженцев.

По свидетельству военного летчика Сергея Подпругина те, кто знает, что такое Ми-8, не верят, что этот вертолет мог взять на борт более 80 человек.

В 16.27 два вертолета взлетели со специально оборудованной вертолетной площадки. Через 12 минут на высоте 1900 метров в вертолет под бортовым номером 03, шедший ведомым попала ракета класса «земля – воздух». По информации, поступавшей на командный пункт армейской авиации, в вертолете почти одновременно сработала сигнализация о пожаре в правом и левом двигателях и редукторе. По сообщениям летчиков другого экипажа, пламя быстро охватило весь вертолет. В воздухе же произошел и первый взрыв. Упал вертолет на склон горы (600 метров над уровнем моря) примерно в 25 километрах северо-западней Ткварчели. Кроме того, пилот самолета сопровождения Су-25 письменно подтвердил, что видел пуск ракеты со склона горы.

Вертолетом управлял экипаж в составе: командир – летчик 3-го класса капитан Сергей Евдокимов, штурман – летчик 3-го класса старший лейтенант В. Машкин, борттехник – старший лейтенант С. Илюхин.

Поначалу грузинская сторона настаивала на своей непричастности к этому инциденту. Россияне в срочном порядке создали комиссию по расследованию причин катастрофы, которая под охраной десантников начала свою работу. В обломках были найдены обожженные до неузнаваемости тела женщин и детей. Жертв этой трагедии похоронили в Гудауте, где кладбище с тех пор называется «детским».

Бесспорно, что первой задачей грузинской стороны было продемонстрировать свое превосходство и наглядно указать на то, что они ни абхазов, ни россиян не считают своими соперниками и конкурентами в небе Абхазии.

Также имеет право на существование версия этой трагедии, связанная с операцией грузинских спецслужб, направленная на физическое уничтожение командного состава Абхазской армии, в числе которой был Владимир Владимирович Анцупов, возглавлявший спецназ Республики Абхазия, и, мало того, считавшийся личным врагом бывшего министра внутренних дел Абхазии Г.Ломинадзе. Как известно, именно Анцупов в свое время силой выдворял Ломинадзе из министерского кабинета.

Между тем, российская военная комиссия неопровержимо установила, что вертолет был сбит ракетой ПЗРК, запущенной с грузинской стороны фронта, что привело к гибели мирных жителей. В свое оправдание грузинские военные констатировали, что вертолет перевозил оружие и боеприпасы для абхазов. Однако не было смысла в таком утверждении, т.к. из блокадного Ткварчели в Гудауту незачем было возить оружие, необходимость была обратная. Здесь же следует констатировать, что полет вертолета проходил под эгидой ООН, пролет был согласован с грузинской стороной.

Печальная правда этой катастрофы заключается в том, что вертолет был переполнен беженцами. И по сообщениям разных СМИ, на борту вертолета находилось от 81 до 87 человек, в основном женщины, из которых 8 были беременны, и 35 детей.

Но мир не содрогнулся от ужаса сознательно совершенного убийства. Зато содрогнулись жители города, когда на протяжении множества дней и ночей оглашался почти каждый дом криками, плачем, воплем и причитаниями.

В то время без видимых протестов возмущения и эмоций отреагировала на эту катастрофу Россия и ограничилась под эгидой ООН предусмотрительными мерами и в дальнейшем все полеты транспортных вертолетов с гуманитарными грузами в г. Ткварчели проводились под прикрытием пары Ми-24, и в готовности всегда находился спасательный Ми-8.

Следует вспомнить, что накануне бесславного похода в Абхазию Грузия, по подсчетам экспертов Центра кавказских исследований, по Ташкентскому договору в мае 1992 г., только при выводе бывшей советской 10-й дивизии из Ахалцихе, со складов бывшего ЗакВО Грузия получила 108 танков Т-55, 111 БМП-1 и 4 БТР-70, заодно «приватизировав» еще 25 БМП на Тбилисском ремонтном заводе. Также она располагала 25 тыс. автоматов и пулеметов, десятками орудий и ракетно-артиллерийскими системами, в том числе «Градом» и «Ураганом». Несколько хуже обстояло дело с авиацией – в распоряжении грузинского командования имелся десяток штурмовиков Су-25, несколько истребителей МиГ-21 и вертолетов. Тогдашний министр обороны Т. Китовани обещал не применять это оружие против Абхазии, но слово не сдержал.

Фантасмагория грузино-абхазской войны заключается в том, что в разделе военного имущества ЗакВО автономной Абхазии ничего из этого имущества не предполагалось передавать, и она была вынуждена решать проблемы собственной безопасности уже в разгар конфликта. В войну Абхазия вступила со стрелковым оружием, старыми градобойными пушками и самодельными броневиками. Но в неравном бою абхазы стали быстро пополнять арсеналы отбитым у грузин вооружением.

Не имея возможности получить авиатехнику, абхазы все же стали прилагать усилия к созданию собственных ВВС. Путь был избран простой и доступный – легкомоторная авиация. Было большой удачей, что нашлось семь подготовленных летчиков-дельтапланеристов, однако не было ни одного летательного аппарата. При всем при том, приложив некоторое усилие и смекалку, удалось приобрести Ан-2 и досаафовский вертолет Ми-2 с почти полностью выработанным ресурсом. Кроме того, переоборудовали несколько спортивных Як-52. Сумели закупить несколько мотодельтапланов.

20 декабря 1992 г. – абхазские ВВС впервые предприняли «массированный налет» с участием сразу двух мотодельтапланов. Летчики забросали ручными гранатами железнодорожный вокзал в Сухуми, где размещались грузинские подразделения. Паника в грузинских частях привела к обращению грузин «к мировой общественности» осудить абхазов «за зверский налет».

Еще через четыре дня эти же аппараты были замечены над расположением грузинских войск. По всей видимости, они вели воздушную разведку.

Наверное, следует вспомнить еще об одной трагедии, которая произошла 26 мая 1993 г., когда над селом Сакен в верховьях Кодора грузинской стороной был сбит гражданский Ми-6, груженный четырьмя тоннами муки и медикаментами, часть из которых была рассыпана и разбросана от места падения вертолета в радиусе на сотни метров. Вертолет, потерпевший крушение, принадлежал испытательному центру ГА РФ г. Балабаново и был арендован черкесской фирмой «Курьер» для перевозок грузов в Ткварчели. В результате авиакатастрофы погибли пять человек: командир эскадрильи Л. Чубров, командир вертолета Е. Касимов, штурман А. Савельев, бортмеханик В. Царев и радист Е. Федоров.

Российский отряд спасателей был готов вылететь к месту трагедии для поиска вертолетчиков сразу же после получения информации. Однако они были вынуждены бездействовать, так как грузинская сторона не давала разрешения на поиски погибших, мотивируя это тем, что необходимо согласовать пролет с огневыми точками в целях безопасности спасателей. Это согласование длилось целую неделю. Лишь 31 мая спасатели прибыли на место и обнаружили на окраине села могилу, в которой уже похоронили погибших. Их останки были вывезены в Сухуми, потом в Гудауту, а оттуда на Ан-26 на родину в Балабаново.

Следует заметить, что ретроспективный образ войны становится, с одной стороны, фактом исторической памяти народа, с другой – предметом профессионального анализа разными специалистами – историками, военными, правоведами, международниками и политиками.

Война 1992-1993 гг. в Абхазии до сих пор занимает особое место в цепи войн, вызванных распадом СССР. Парадоксальное сочетание в ней разных, казалось бы, взаимоисключающих элементов не имеет исторических и военно-политических аналогов. Мы ее определяем как: «Хара Хайбащра» или «Отечественная война народа Абхазии», однако она несет в себе не локальное значение, и даже не региональное, но глобальное и цивилизационное. И в связи с этим следует констатировать, что никакой «полет в небе не должен быть прерван», и что нет ничего выше и дороже человеческой жизни.

Л.ХАРЧЛАА, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России и зарубежных стран


Возврат к списку