Главная

БРАТЬЯ 10.12.2018

БРАТЬЯ

АИААИРА – 25

Очень тихо вокруг дома, окруженного деревьями. Греясь на теплом солнышке, сидят на скамейке во дворе уже зрелого возраста муж и жена. Каждый из них в своих глубоких думах. Потом они начинают негромко разговаривать. Время от времени мужчина подходит к воротам и глядит вдаль. Явно они кого-то ждут. На их лицах отражается огромная боль, но их взгляд в сторону ворот свидетельствует о том, что под ним скрывается большая надежда. Взгляд в дорогу с надеждой на жизнь…

Как в народе говорят, пожелать такой же жизни, какая была в семье Константина Губаз и Светланы Ашхаруа, мог бы себе сам благословитель. У них родились трое сыновей: Рауль, Темур, Джамбулат. Когда они поженились, правда, были немалые трудности, зарабатывать много денег не могли, не имели собственного угла. Поэтому мама Светланы, Гуагу Цушба, решила взять к себе дочь и зятя и помогать им, сколько сможет. Так и сделала… А жить она перевела их в Эшеру. Поставила всех на ноги своим трудом. Да и зять стал работать таксистом. На славу росли внуки, и вся семья была дружной. Но пришла первая беда. Случайно погиб младший, Джамбулат, в 12-летнем возрасте…

Константин Губаз был родом из села Мгудзырхуа Гудаутского района, туда и повезли хоронить мальчика. «Мы оказались далеко от могилы, – говорит Светлана, – поэтому купили небольшой домик, что по цене оказался нам под силу, в Гудауте».

Братья Рауль и Темур окончили Нижнеэшерскую среднюю школу. Оба с детства увлекались многими видами спорта. Они были крепкого телосложения. В среде своих сверстников пользовались авторитетом и уважением. После окончания школы Рауль Губаз поступил в АГУ на факультет физического воспитания. По окончании поехал преподавать в школу села Псху. Проработал там два года. Затем вернулся в родную школу и влился в её педагогический коллектив.

Рауль родился 20 сентября 1963 года, Темур – 11 января 1966 года. Братья были близки по духу, между ними всегда было согласие, советовались друг с другом. Несмотря на три года разницы, они были как ровесники и, как взрослые люди, стали опорой для матери и отца. После окончания школы Темур сообщил родителям, что хочет поехать в Россию для продолжения учебы. Но те ему дали понять, что не очень согласны посылать в такую даль 18-летнего юношу. Не переча им, Темур молча вышел из дома. Ждали, что вот-вот вернется, но он так и не объявился. Напуганные, они искали его по всей Эшере, но нигде не было их Бадыка (с детства у Темура было прозвище Бадык, так его все и звали). И вот, с балкона дома взгляд одного из членов семьи упал на кукурузник, в котором… сидел Бадык. Оказывается, когда родители не согласились его отпускать, обидевшись, он пошел в кукурузник и там по истечении времени заснул. Обрадовавшись, что нашли его живого, родители отпустили Темура в Россию.

В 1983 году он поступил в Орехово-Зуевский индустриально-педагогический техникум. Пока он там учился и пока служил в армии (с отзывом от учебы), ему не раз приходилось выполнять особые, секретные задания. И с этим Темур справлялся успешно. Во время службы ему сообщили, что в семье, где он рос, состоится свадьба, – женился его дядя. И вот он уже почти дома и узнает, что только что скончалась его бабушка… за два дня до свадьбы своего сына.

…Горестно было её провожать внукам Раулю и Темуру, воспитанию которых она, Гуагу Цушба, отдала много сил.

После службы в армии Темур успешно завершил учебу. И до начала войны в Абхазии работал в гудаутской средней школе №2.

А еще до войны семья Константина Губаз участвовала в проходившем здесь в 1989 году грузино-абхазском противостоянии. Темур был в составе Абхазской гвардии, участвовал в секретных и опасных операциях. Он на танке противостоял натиску грузинских нацистов на реке Охурей.

…Братья, как только поняли, в какой ситуации оказалась их Родина в августе 1992-го, пришли туда, где собирались эшерцы. Здесь, где прошли детство и школьные годы Рауля и Темура, было много тех, кто хорошо их знал и кого они знали. Да еще враги сжигали их любимую деревню, которая была и деревней семьи любимого дяди и бабушки. Поэтому первые шаги братьев были направлены именно сюда, во спасение Эшеры и в помошь эшерцам. Оба брата находились беспрерывно на фронтовой линии. «Они, – рассказывает их тетя Римма Ашхаруа, – участвовали во всех наступательных операциях на Гумистинском направлении: Январской, Мартовской, Шромской… Сколько раз ходили в разведку – не пересчитать».

Это были первые дни июля. Когда началась подготовка к освобождению Сухума, Рауль и Темур пришли домой. В тот же день они должны были вернуться на линию фронта. Мать Светлана собрала им в дорогу съестное. Собравшихся в дорогу после трапезы сыновей она попросила хоть кого-то из них остаться. Наступила тишина. Когда никто не среагировал на её слова, она снова их попросила. Рауль, улыбаясь, повернулся к матери и сказал:

– Ну, тогда сама выбери, кого хочешь. Кого назовешь, тот и останется…

Светлана не смогла, естественно, выбрать кого-то одного. Она залилась слезами.

– Ну уж если вы так сопротивляетесь, – сказала мать, – то хоть не находитесь вместе, разделитесь по разным местам.

Как-то пошутив и над этими её словами, братья ушли со двора.

Темуру поручили руководить в Эшеро-Афонском батальоне группой бойцов, состоявшей в основном из армянских ребят. Там же при нем, посчитав нужным, остался Рауль. Это было накануне Июльской операции.

Получив задание куда идти и что делать, Темур со своими боевыми друзьями ждал приказа к наступлению. При этом Темур не раз с бойцами ходил в разведку. Во время одной из них они нарвались на врага. Но опыт и бесстрашие командира способствовали тому, что они нанесли неприятелю большой урон, захватили трофей и вернулись невредимыми. В это время стало обстреливаться то место, в котором группа дислоцировалась. Одного сразила пуля, многих ранило. Получил тяжелое ранение и командир Темур Губаз. Все оказались в одном месте – и живые бойцы, и убитые, и раненые. Кто-то не сдерживал стонов… Брат Темура, Рауль, дал бойцам задание вынести раненых и мертвых. Над Темуром склонился Мурат Пачулиа. Темур, бесстрашный парень, не мог поворачиваться с боку на бок, раскаленный осколок, попавший в живот, приносил ему дикую боль, а от удара при падении еще сломалось бедро. «Добей меня», – просил он Мурата…

Рауль взял командование на себя после брата. Некоторые советовали, чтобы он сопровождал Темура, у которого тяжелое ранение, но он его доверил друзьям, а сам пошел вперед. Они продвинулись немало и достаточно успешно. Но находившийся впереди враг из своих укрытий палил беспрестанно. Наши стали выжидать, а предстояло идти по реке и подняться в Каманы. «Когда мы выйдем на берег, станет легче», – тихо сказал бойцам Рауль. До берега оставалось немного. А тут враг снова стал палить. Бойцам негде было и укрыться. Рауль приказал: «Как можно быстрей выходите из воды!» И вдруг вода в реке окрасилась в красный цвет. Но никто не понял, в кого попала пуля. Повернувшийся затем назад боец увидел, что ранен Рауль. Вытащили его из воды. Но спасти было невозможно, хотя душа еще теплилась в теле. Хотел что-то сказать, смотрел на друзей пронзительным взглядом, но не смог сказать. Может быть, Рауль хотел произнести имя брата, которого с тяжелыми ранами отправил в дорогу?! Может быть, хотел сказать «мама», «папа» – они ведь постоянно смотрят на ворота, ожидая сыновей?!

Рауля Губаз не стало 5 июля 1993 года. Бойцы пошли дальше в наступление. Но всю ночь Рауля пришлось охранять, чтобы его не тронули звери, а на рассвете его тело передали в родительский дом.

– Его брат Темур был тоже в опасности, – говорит их тетя Римма. – Попавшие в живот осколки были раскаленными, прожгли и поранили кишки. Его оперировал хирург Славик Аргун, вытащил осколки. За ним ухаживала Люда Хагба, которая жила рядом с Новоафонским госпиталем и добровольно пришла туда работать в дни войны. Мы Темуру не сказали о гибели Рауля. Славик Аргун приложил много усилий, чтобы спасти его. Он еще раз прооперировал Темура. А после сказал: «Вывозите его в Россию. Здесь мы больше ничего уже не в состоянии сделать».

Чтобы вывезти Темура в Москву, нужны были деньги, но Римма не знала, где их взять. «Я не сомкнула глаз всю ночь. Утром решила пойти к Владиславу Григорьевичу и попросить о помощи. Мы были с ним знакомы по Эшере, его родители преподавали нам в школе. Его мать Надежда Шабановна была дома (дом, где они временно жили в Гудауте). Мои слова застревали в груди от волнения – один погиб у нас, и другой на грани смерти, – рассказывала ей я. – Но она меня остановила, поняв всё.

В тот же вечер из Гудауты на грузовом военном самолете увозили погибшего русского парня в один из подмосковных городков. Организовали и наш вылет на этом самолете. По дороге в аэропорт мне передали от Владислава Ардзинба бумагу, где были его подпись и телефон, и его слова: «Если понадобится, пусть позвонит мне».

Помимо Риммы в Москву с раненым Темуром вылетели двоюродные брат и сестра, Алик и Ламара Цушба.

Еще в Абхазии Темур с обидой сказал, что брат Рауль не приехал его проведать. Но его убеждали, что идут горячие военные дни, поэтому у того нет возможности это сделать.

Долгий перелет вызвал у Темура сильные боли. На обезболивающих уколах его довезли до Москвы и на «скорой» доставили в 33-ю больницу. Утром туда пришел Сергей Багапш, который помимо других различных обязанностей устраивал в клиники наших раненых бойцов. Врачи делали все, что было возможно, но силы Темура всё иссякали, он ослабевал.

Сестры решили, поговорив между собой, что Ламара поедет к знакомой ей уже многие годы врачу Софье Абрамовне Евстигнеевой. При встрече врач сказала: «Известный специалист-гастроэнтеролог Николай Николаевич Каншин. Его имя широко известно. В Зеленограде у него есть свой центр. Если вы его найдете, если вас примет, то сможет помочь». Астамур Губаз, часто навещавший в Москве Темура, сказал: «Сделаем все и достанем все, что надо, не переживайте по поводу денег. Думать надо о спасении его жизни». С Астамуром пришел врач-онколог Владимир Аргун. Аргун поговорил с профессором Каншиным, и тот согласился принять Темура. Но, сказал Каншин, привезите его вместе с ухаживающим человеком.

Темур четыре месяца пролежал в центре Каншина. Пребывание с ним рядом Риммы и Ламары, их помощь, слова поддержки вселяли в него надежду на жизнь. Иногда у него портилось настроение, и в эти минуты он говорил: «Рауль так больше и не показался». Сестры снова начинали говорить, что он не может бросить свою группу, поэтому приехать не удается. Он смотрел на них своими большими глазами. Возможно, Темур уже давно чувствовал гибель Рауля, но поверить в это не хотел…

Не то что рассказать, перечислить все, что Темур перенес в больнице, трудно, но он боролся за жизнь, и ему помогало, безусловно, то, что он имел спортивную закалку и здоровье. У него остались кожа да кости, он четыре месяца был прикован к постели. Но он все равно сохранил приятный облик и красоту, и у него всегда была харизма. Когда немного переводил дух, говорил: «Если бы Рауль прилетел…»

Профессор Каншин оценил четырехмесячный труд Риммы и Ламары и подчеркнул, что если в медицине ты работаешь не от души, результат будет маленьким. И только теперь он узнал, что девушки не медработники, что опыта и навыков они набрались в борьбе за жизнь своего брата. Всего Темур до окончания войны перенес с десяток операций. И только после них он вернулся, можно сказать, к жизни. Когда из Москвы приехал в Адлер, его встречали все близкие. Среди встречавших Темур высматривал того самого дорогого, с кем не расставался мысленно все время, – единственного брата Рауля. Когда он его не нашел, ему все стало ясно… Он мужественно молчал, но слезы текли не останавливаясь. Раньше никто его слез не видел, хотя столько перенес этот боец! Не заезжая домой, все поехали в Мгудзырхуа, к месту захоронения Рауля.

Не сразу Темур смог встать на ноги. Понемножку, осторожно, как ребенок, делал первые шаги, приходил к друзьям, кто рядом был, а они – к нему. Когда прошел год, ему снова надо было показаться врачам. Ему надо было пройти еще три операции. Они оказались успешными.

Вернулись в Абхазию. «Очень часто, – рассказывает всегда его сопровождавшая, рядом находившаяся, делившая с ним его боли и невзгоды сестра матери Римма, – мы стали попадать в больницу. Температура была высокая, не спадала, и никто не мог определить её причину.

И вот в Сухумской больнице, где он лежал, познакомился с работавшей там юной медсестрой Тиной Пипия. Забыв раны войны, оторвавшись от болей и болячек, оберегая любовь матери и отца, он зажег огонь семейного счастья. В 1998 году соединили свои жизни Темур и Тина, ступившая за порог их родительского дома счастливой ногой.

Конечно, раны Темура сильно болели. Он сгорал. Вернулся в московскую больницу, где его оперировали, но причину такого его состояния не удалось определить. Позже с помощью Сергея Ардзинба Римма перевезла его в Краснодар. Житель этого города их брат Саша Руруа и она к кому только его ни водили, какому врачу только ни показали, но не удавалось выявить причину постоянной высокой температуры. И где-то в одном последнем месте, где они консультировались, обнаружили… осколок. Он «сидел» в позвоночнике и уже «разъел» три диска, и это было причиной того, что и ноги у парня отнимались, и температура не спадала. Темура оперировали, и после этого он три месяца не должен был садиться, а только лежать... Так, поборовшись еще раз с судьбой и победив её, Темур, создавший семью с Тиной, продолжил род свой тремя детишками: Ланой, Раулем и Даной. «Никто не хотел, – сказала Тина, – назвать мальчика Раулем, но когда его отец так пожелал, не стали оспаривать. Он постоянно произносил имя брата, скучал по нему, видимо».

Военную историю Темура дополняет еще один факт. 10 ноября 1992 года он вместе с шестью друзьями внес в фонд обороны 5 тысяч долларов. Подтверждающая это официальная бумага с печатью находится у семьи.

Святыми и короткими были жизненные пути Рауля и Темура, хотя событий, связанных с их именами, больше, чем на книгу. Жизнь оперированного 13 раз Темыра оборвалась 12 сентября 2006 года. Все-таки оборвалась…

Сегодня подрастают его дети. Пусть они будут счастливы на своей Родине!

Рауль Губаз награжден орденом Леона.

Темуру Губаз присвоено высокое звание Героя Абхазии.

Оба похоронены в родном селе Мгудзырхуа, рядом с младшим Джамбулатом.

…Сидевшие во дворе Константин и Светлана направились к воротам. Они обнялись с побежавшими им навстречу внуками. Лица бабушки и дедушки засияли. Дети заполнили звонкими и веселыми голосами двор. Медленно к ним направилась Тина. Внуки что-то не переставая рассказывали, а бабушка с дедушкой их слушали.

Мечта Рауля и Темура сбылась. Знамя Победы, за которую они боролись, развевается сегодня над Ланой, Раулем и Даной. Римма, прилагавшая бесконечные усилия для спасения племянника, глубоко спрятав свою боль, радуется растущим детишкам.

Гугуца ДЖИКИРБА

(Перевела с абхазского Заира Цвижба)

P.S. Пока этот материал готовился к печати, редакции стало известно, что дети Темура уже стали студентами. Лана – будущий дизайнер одежды, Дана – будущий медработник, а Рауль является студентом Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики.


Возврат к списку