Главная

РАСКОПКИ В НИЖНЕЙ ЭШЕРЕ:  НОВЫЕ НАХОДКИ 10.12.2018

РАСКОПКИ В НИЖНЕЙ ЭШЕРЕ: НОВЫЕ НАХОДКИ

Из глубины веков

Бусина темно-вишневого цвета, немного потертая. Сколько веков она пролежала в толще земли! Уму непостижимо! Когда-то она была частью красивого ожерелья античного времени, любимым украшением модницы. Кто была его обладательница – юная девушка или дама в почтенном возрасте? Какая постигла ее судьба? Завесу этой тайны не приоткрыть.

Прикасаюсь к бусине. Странное непередаваемое словами ощущение. А что чувствует археолог, обнаруживший в толще земли еще более ценные находки?

– Радость и удовлетворение от проделанной работы, – говорит мой собеседник, старший научный сотрудник отдела археологии Абхазского института гуманитарных исследований, директор Абхазского государственного музея Аркадий Джопуа, к которому я обратилась с предложением рассказать о том, как проходит его археологическая экспедиция в селе Нижней Эшере.

– В этом году я начал свою экспедицию 22 октября и планирую продолжить ее до 16 декабря, если позволят погодные условия, – говорит Аркадий Джопуа. – Эта экспедиция Абхазского института гуманитарных исследований, соответственно институт и осуществляет финансирование. Работы ведутся на холме Амжэссара, который известен в народе как холм Верещагина. Когда-то в конце 19 века здесь приобрел участок земли русский художник Василий Верещагин, где построил деревянный домик из двух комнат и посадил деревья, в том числе и фруктовые. Так за холмом закрепилось новое название. А я стараюсь вернуть ему исконное. Этот холм в селе Нижней Эшере представляет большой научный интерес для археологов. Изучение поселения и могильника на нем я начал в 2001 году вместе с археологом Николаем Шенкао по приглашению в экспедицию ныне покойного академика Георгия Шамба. В течение года мы работали вместе, а потом я заложил новый раскоп на восточной стороне холма и с тех пор занят здесь. Правда, был перерыв в несколько лет из-за проблем с финансированием. В этом году работы возобновились.

Ученый сетует на то, что для археологических работ на таком большом поселении выделенная сумма незначительна, ведь надо пригласить и оплатить труд десяткам рабочих, занятых на довольно большой площади. Причем все работы проводятся вручную, ножами и кисточками, ведь если задействовать технику, можно повредить редкие находки в толще земли. В этом году начинали раскопы без денег (их обещают к концу выполненных работ), а на таких условиях трудно набирать рабочих. «Я говорю это не в упрек кому-то, а как есть на самом деле, – подчеркивает ученый. – Не всегда получается то, что хотим мы и руководство института». Аркадий Джопуа рассказал, что рядом со старым раскрыл еще один раскоп, который находится на участке местного жителя Георгия Тулумджяна (не был против археологических работ, ибо за 18 лет проводимых в этой местности исследований археологи стали для сельчан как родные). Как это произошло? Ученый хотел выявить границы поселения, решил, что оно уходит вниз на участок Тулумджяна, и интуиция не подвела. По словам Аркадия Джопуа, за две недели работы был выявлен хороший культурный слой. «Пока мы исследуем второй слой, – пояснил ученый, – слой ранней античности и эллинизма. На глубине до двух метров мы начали выявлять новые материалы раннего античного времени. Это черно-лаковая посуда, расписные амфоры – очень редкие для Абхазии, разные бронзовые фибулы, бронзовые перстни-печатки, браслеты разных образцов, сердоликовые бусины, множество местной колхидской керамики, которая в основном и преобладает, каменные грузила, встречающиеся обычно на морском побережье вместе с так называемой текстильной керамикой, и другие находки. Так как на поселении мощный слой, достигающий до пяти метров, работы на нем занимают много времени, ведь, как я уже сказал, они в основном проводятся вручную. В настоящее время мы достигли глубины 2 – 2,5 метра, но еще ниже ожидаем слой более раннего времени».

Аркадий Джопуа напомнил, что археологические работы на холме Амжэссара проходят с 2001 года. Иногда в экспедициях в разные годы участвовали российские археологи Владимир Эрлих, Александр Скаков, Ирина Рукавишникова, Ирина Ксенофонтова, директор Национального музея Адыгеи Фатима Джигунова, Суджи Чандрасикаран из Берлинского музея. За все эти годы у археологов во время раскопов было немало находок, и сейчас они есть буквально каждый день. Их обрабатывают и сдают: особо ценные, которые можно использовать в экспозициях – в Абхазский государственный музей, а основную массу – в хранилище Управления по охране историко-культурного наследия. И, что особо важно, они не подлежат вывозу за пределы республики, даже если обнаружены в процессе совместных работ с российскими учеными. По словам Аркадия Джопуа, в научном мире ценятся не фотографии находок, а их рисунки, выполненные художником-графиком. Найти специалиста, который согласился бы на такую кропотливую, нелегкую работу, трудно (нет возможности достойно оплатить), а это порой мешает представить находки широкому кругу ученых.

«Археолог – не кабинетный ученый, он – полевик, то есть большую часть времени должен проводить на поле. В этом вся наша жизнь», – говорит Аркадий Джопуа. Сейчас, когда работает экспедиция, путь ученого каждый день ведет в Нижнюю Эшеру.

Спрашиваю: «Когда и благодаря кому у вас появился интерес к археологии?»

– Все археологи нашего поколения – воспитанники Вадима Викторовича Бжания. И я благодаря ему серьезно увлекся археологией. Вадим Викторович пригласил меня в свою археологическую экспедицию – первую в моей жизни. Это было в студенческие годы. Причем я учился в Сухумском госпединституте на филологическом факультете, но потом окончил и исторический. И в этом деле помог мне Вадим Викторович.

Аркадий Джопуа особо отметил, что поселение на холме Амжэссара – одно из самых больших не только в Абхазии, но и на Северном Кавказе. В свое время здесь было найдено немало ценных в научном отношении находок. Кто знает, какие еще загадки веков таятся в толще этой земли, какие сюрпризы могут ждать здесь археологов. Исследования будут продолжены, но нужны большие вложения.

Следует отметить, что в районах Абхазии проходят и другие археологические экспедиции, где исследуются не менее значимые и интересные в научном отношении памятники.

Лейла ПАЧУЛИЯ


Возврат к списку