Главная

А. П. Чехов в Абхазии 12.09.2018

А. П. Чехов в Абхазии

Великие в Стране души

В 1888 г. великий русский писатель Антон Павлович Чехов посетил Абхазию, о чем уже неоднократно писали Г. А. Дзидзария и др. Он был поражен необычайной красотой этого сказочного края, что отразилось в его различных письмах друзьям.

23 июля 1888 г. Чехов вместе с сыном А. С. Суворина (Сувориным вторым) выехал из Феодосии и 24 июля уже был в Новом Афоне, где переночевал в Новоафонском монастыре. На следующий день он уже был в Сухуме, откуда 25 июля А. С. Суворину писал: «Я в Абхазии! Ночь ночевал в монастыре «Новый Афон», а сегодня с утра сижу в Сухуме. Природа удивительная до бешенства и отчаяния. Все ново, сказочно… и поэтично. Эвкалипты, чайные кусты, кипарисы, кедры, пальмы, ослы, лебеди, буйволы, сизые журавли, а главное – горы, горы и горы без конца и краю… Сижу я сейчас на балконе, – продолжает писатель, – а мимо лениво прохаживаются абхазцы в костюмах маскарадных капуцинов, через дорогу бульвар с маслинами, кедрами и кипарисами, за бульваром темно-синее море… Вы не поверите, голубчик, до какой степени вкусны здесь персики!».

Природа в Абхазии вызвала необычайный восторг и вдохновение у Чехова. Неслучайно он писал: «Если бы я пожил в Абхазии хотя месяц, то, думаю, написал бы с полсотни обольстительных сказок. Из каждого кустика, со всех теней и полутеней на горах, с моря и с неба глядят тысячи сюжетов. Подлец я за то, что не умею рисовать». «Кавказ вы видели? – спрашивал А. П. Чехов в другом письме к редактору журнала «Осколки» Н. А. Лейкину, – если вы еще не ездили… то заложите жен, детей, «Осколки» и поезжайте».

Из Феодосии до Нового Афона А. П. Чехов ехал на пароходе «Юнона». А из Сухума до Поти – на «Дире», который, кстати, чуть было не столкнулся с «Твидом» из-за того, что писатель во время качки на судне, потеряв равновесие, схватился за какой-то прибор, изменивший направление судна.

В Новом Афоне Антон Павлович познакомился с архиереем Геннадием, о котором он писал А.С. Суврину: «Познакомился… с епископом сухумским, ездящим по епархии верхом на лошади. Любопытная личность». (Чехов А.П. Собр. соч. в 12-ти томах. Т. 2. – М., 1963. С. 236). В этой загадочной характеристике обнаруживается интерес Чехова к социальной жизни в Абхазии, хотя относительно этой темы он не был многословным. Разумеется, ему хотелось знать о тех событиях, которые связаны с Кавказской войной. В письме к своему брату по этому поводу писатель пишет: «Рядом со мной стоит маленький толстенький капитан в желтых башмаках… Он разговаривает со мной о кавказских переселенцах…». Чехов, как известно, был в Абхазии после двух крупных этапов выселения абхазов в Турцию и другие страны Ближнего Востока. Можно полагать, этому капитану «Дира» пришлось перебросить в заморские края не одну тысячу абхазов, о чем он мог рассказывать А. П. Чехову.

Запланированное путешествие по маршруту Новый Афон – Сухум – Поти – Батум – Тифлис – Баку – Средняя Азия – Персия было прервано в Баку, так как спутник Чехова Суворин получил известие о смерти своего брата и должен был вернуться домой. Впечатления, оставшиеся после путешествия по Закавказью, не могли оставить великого художника равнодушным. Вскоре после возвращения он писал К. С. Баренцеву: «Видел я чудеса в решете… Впечатления до такой степени новы, что все пережитое представляется мне сновидением, и не верю себе». (Чехов А. П. Указ. соч. С. 240).

Увиденное и услышанное в Абхазии Чехов позже использовал в повести «Дуэль», которую В. И. Немирович-Данченко считал лучшим произведением Чехова. Действия в повести «Дуэль», по всей вероятности, развертываются в Гудауте и ее окрестностях, но не в Сухуме, как полагают некоторые исследователи. В самом деле, небольшой городок, где нет гостиницы, где единственная маленькая церковь, по улице ходят абхазы и турки, как описывается в повести. Отсюда персонажи повести отправляются на пикник к Черной речке (в семи верстах) в шесть часов вечера, и они через час были на месте. В указанном городке стоит воинский гарнизон, где служат некоторые главные герои повести (Самойленко и др.).

Приведенные факты, на наш взгляд, говорят в пользу города Гудаута, местечки Бамбора, Черной речки, тем более что в пригороде Бамбора в те времена постоянно располагались воинские подразделения русской армии. К тому же, в повести говорится, что татарин-Кербалай, владетель духана, стоявшего на берегу Черной речки, предлагает посетителям жареную форель. (Чехов А. П. Собр. соч. в 12-ти томах. Т. 6. – М., 1963. С. 412).

А. П. Чехов мимоходом, но набрасывает в повести некоторые бытовые зарисовки из жизни абхазов. «На другом берегу, – пишет он, – как раз напротив на четырех высоких сваях стоял сарайчик, сушильня для кукурузы, напоминающая сказочную избушку на курьих ножках, от его двери вниз спускалась лесенка». (Там же. С. 413). Как видим, здесь Антон Павлович описал вид типичного традиционного абхазского амбара (аца) для хранения и сушки кукурузы. В повести неоднократно упоминается об абхазах. Одна из бытовых сценок, связанная с абхазами, описывается автором следующим образом: «На берегу около сушильни появились какие-то незнакомые люди. Оттого, что свет мелькал и дым от костра несло на ту сторону, нельзя было рассмотреть всех этих людей сразу, а видны были по частям то мохнатая шапка и седая борода, то синяя рубаха, то лохмотья от плеч до колен и кинжал поперек живота, то молодое смуглое лицо с черными бровями, такими густыми резкими, как будто они были написаны углем. Человек пять из них, – продолжает автор, – сели в кружок на землю, а остальные пять пошли в сушильню, один стал в дверях спиною к костру и, заложив руки назад, стал рассказывать что-то, должно быть, очень интересное, потому что когда Самойленко подложил хворосту и костер вспыхнул, брызнул искрами и ярко осветил сушильню, было видно, как из дверей глядели две физиономии, спокойные, выражавшие глубокое внимание, и как те, которые сидели в кружке, обернулись и стали прислушиваться к рассказу. Немного погодя сидевшие в кружке тихо запели что-то протяжное, мелодичное, похожее на великолепную церковную песню…». (Там же. С. 415-416).

Таким образом, Абхазия произвела на Чехова неизгладимое впечатление, ее природа и люди вдохновляли на новые творческие силы, что он не раз подчеркивал. Посещение им Абхазии оставило заметный след в его творческом наследии.

Бывал ли А. П. Чехов в Абхазии и позже? В 1900 г. Чехов и Горький с художником В. М. Васнецовым и двумя врачами путешествовали по Кавказу, в том числе и по Грузии. Но посетили они на этот раз Абхазию или нет, вопрос все еще остается неуточненным. Однако один из грузинских исследователей (О. Лордкипанидзе) в 70-х гг. XX в. обнаружил некоторые материалы, проливающие свет на эту тему. Дело в том, что традиционный маршрут на Кавказ: Ялта – Владикавказ – Тифлис для двух великих писателей неожиданно получил иное направление. Появилась версия о том, что Горький и Чехов прибыли в Тифлис не через Северный Кавказ, а по маршруту: Ялта – Батум – Тифлис. Как сообщает О. Лордкипанидзе, в 1936 г. в журнале «Красный Архив» было опубликовано донесение ялтинского уездного исправника о том, что поднадзорный М. Горький вместе с А. Чеховым и другими лицами 28 мая 1900 г. сели на пароход, который направился из Ялты в Батум. Если это действительно так, то не без основания надо предположить, что указанный пароход останавливался в Гаграх и, тем более, в Новом Афоне. Правда, трудно сказать, как долго он стоял у пристани Нового Афона, могли писатели успеть пройтись по памятным местам? Возможно, они остались в Новом Афоне до следующего парохода? Не исключено, что пароход стоял достаточно долго, и писатели успели обойти интересовавшие их объекты и т. д. Здесь возникает немало вопросов, которые все еще остаются загадочными до обнаружения новых дополнительных материалов. А новые материалы на эту тему трудно выявлять, ибо по конспиративным соображениям (за Горьким следили полицейские) совместное путешествие этих писателей не отражалось в прессе.

Алексей ПАПАСКИР, доктор исторических наук, профессор АГУ


Возврат к списку