Главная

СО МНОЙ ТАКОГО НЕ СЛУЧИТСЯ НИКОГДА 27.07.2018

СО МНОЙ ТАКОГО НЕ СЛУЧИТСЯ НИКОГДА

Светлая память

Порой сквозь утренний сон она чувствует щекой прикосновение его грубеющей щетины…

Вот так он разбудил ее год назад, 18 июля 2017 года. Щекотно стало, она провела рукой по щеке, открыла глаза и увидела любимую улыбку – средний сын обнимал ее. Решила, что это продолжение сна, – откуда быть ему здесь, в Абхазии, если у него еще два экзамена в Москве. В Академии ФСБ России, в которой сын ее, Тамаз Чачхалия, заканчивает уже второй курс, с дисциплиной строго.

Он, оказывается, договорился и сдал эти два экзамена с другой группой, пораньше, уладил все дела и прилетел ночным рейсом в Сочи. Домчался до границы и к рассвету, раннему летнему рассвету был уже дома, в Бабушаре, как называется их маленькая райская гавань близ моря и аэропорта в Гулрыпшском районе.

Этот сюрприз они с отцом приготовили специально для нее – обговорили все детали, когда тот был в Москве. Отец ждал его и открыл дверь.

Что может быть прекраснее – чувствовать, какую радость ты даришь домашним своим неожиданным появлением. Все были счастливы: братья – старший Бесик, младший Дионис, или Дени, как зовут его дома, мама и, конечно, отец, который во всем его поддерживал.

В старших классах Тамаз твердо решил, что будет военным, и Академию ФСБ России тоже выбрал сам. Духом он был силен, и его не пугало, что в академии его ждет казарменный режим и железная дисциплина. Напротив, ему хотелось испытать себя. Он обратил на себя внимание уже при поступлении: сдал психотест на отлично.

Нато, как все мамы, немного волновалась, ей сын казался таким романтичным – ведь он не расставался с гитарой, обожал дружеские посиделки и, как однажды сам признался, даже какое-то время вел дневник.

Тамаз, которому в мае 2017-го исполнилось только девятнадцать, с самого детства поражал старших рассудительностью и какой-то трогательной мудростью, не свойственной его ровесникам. Бабушка и дедушка по отцовской линии – Чачхалия, воспитавшие не меньше сотни внуков и правнуков, были уверены, что Томи, как называли Тамаза близкие, непременно станет очень известным человеком:

– Такого умного и проницательного ребенка в нашем роду еще не было, – подчеркивали они.

А родители – сотрудники Гулрыпшской районной Администрации Нато Тодуа и Рудик Чачхалия – скромно молчали...

Конечно, Нато каждый раз вздыхала и говорила подругам, что Томи у нее такой необыкновенный из-за того, что с самого младенчества вынужден чувствовать себя взрослым и ответственным. Ведь Нато приходилось постоянно брать его с собой в поездки, когда они со старшим Бесиком отправлялись к врачам. Из-за родовой травмы старший сын нуждался в серьезном лечении: мальчик рос, требовались все новые и новые консультации.

После посещения докторов Нато, часто уставшая, тем не менее отправлялась с детьми в театр или на библионочь, или на экскурсию. И так – в каждом городе, куда бы ни забрасывала их судьба. Иногда крохотный Томи, еще не ходивший в школу, кивал ей, чтобы она наклонилась к нему незаметно для окружающих:

– Ты не устала, мама?

– Мы были самой счастливой семьей на свете, – уверена Нато, – даже болезнь Бесика мы воспринимали не как драму, а как необходимость давать ему и друг другу больше любви.

А когда родился их младший, их Дени, они и вовсе почувствовали себя не просто семьей, а мушкетерским отрядом, в котором «один – за всех, все – за одного». К ним любили приходить друзья, потому что в доме постоянно шутили, и кто-то заметил однажды, что их экспромты надо записывать.

Конечно, жизнь любой замужней женщины невозможно назвать простой и легкой, семья требует внимания. Но Нато всегда знала, что может рассчитывать на поддержку не только супруга, но и Томи. Порой ей казалось, что он не просто сын ей, а уже совершенно зрелый и надежный друг.

Тамаз немного сам стеснялся этой своей недетской солидности и старался замаскировать ее юмором – тоже не по возрасту зрелым. Даже к самому себе он относился по-взрослому, критически, хотя объективно – при росте 190 сантиметров весил почти сто килограммов – вполне мог посоперничать с голливудской знаменитостью. А уж его глаза и рыжие волосы!

«Наше солнышко!» – не сговариваясь, называли его многие.

Стоило появиться в их жизни новым людям, как Томи тут же завладевал их сердцами, подчас ничего для этого не делая. Просто был собой – распахнет огромные глаза и свое доброе сердце, а ведь в нашем мире не так часто встретишь теплоту и искренность.

Ложь и лицемерие он не выносил, чувствовал их, словно внутри у него была какая-то лакмусовая бумажка…

Вот почему Нато сразу успокоилась, когда он позвонил из академии: «Мам, тут все настоящие! Здесь, знаешь, как умеют дружить! Ко всем относятся с уважением! Никого не выделяют».

Когда он приехал после первого курса, родители не могли нарадоваться. Он приобрел уверенность, которой так не хватает в юности по-настоящему талантливым и чутким людям, он взахлеб рассказывал, что в интернациональном коллективе академии обрел настоящих друзей. Все они разных национальностей – таджики, осетины, русские, армяне, и для Тамаза было очень важно, что он нашел подтверждение тому, что знал и чувствовал с детства: самое главное на свете – жизнь человека, и достоинство каждого народа зиждется на общем фундаменте – на порядочности, добре, уважении к человеку как таковому.

В доме снова зазвучала гитара, то и дело распахивалась входная дверь, и Бесик, которому во время долгого учебного года очень не хватало брата, счастливо смеялся едва ли не больше всех.

После совершеннолетия сына Нато уже спокойно доверяла Тамазу свой автомобиль. Сама она водила почти с детства и иногда даже говорила себе: «Нато, ты мать троих детей! Сбавь скорость...» Но чаще ей говорил об этом Томи: «Мама, сбавь скорость!»

У них в семье вообще был свой особый – понятный часто только им язык, составленный из каких-то детских фраз мальчиков, цитат из книг и фильмов. После того, как Тамаз поступил в академию, особую популярность в семье приобрели фразы из советских фильмов про разведчиков. И, конечно, из любимого фильма всех советских детей (Нато и Рудик – не исключение) «Семнадцать мгновений весны».

«– Осторожно, штандартенфюрер, впереди воронки! – говорит главному герою лейтенант из оцепления.

– Спасибо, я всегда осторожен… – отвечает разведчик Штирлиц».

– Я всегда осторожен, – многозначительно повторял маме Тамаз. И не про него, а про нее – порывистую, эмоциональную женщину – при этом шла речь. Казалось бы, Тамаз всем был похож на свою маму. А вот порывы, эмоции умел сдерживать. Но, может, это она воспитала его таким? Самостоятельным. Выдержанным. Взвешенным.

– Со мной такого не случится никогда, – повторял он, когда уличал ее в эмоциональном порыве. – Ты сама учила меня выдержке… Разве не так?

...Порой сквозь утренний сон она чувствует щекой прикосновение его грубеющей щетины… Эти несколько мгновений, прежде чем реальность вытеснит легкое, светлое ощущение от сна, Нато Тодуа, мама Тамаза Чачхалия, чувствует себя абсолютно счастливой…

А потом сердце снова сковывает тупая непреходящая боль. Ее сын Тамаз погиб 26 июля 2017 года. По дороге домой автомобиль, которым он управлял, был смят несущимся на огромной скорости грузовиком.

Водитель не остановился, и помощь смертельно раненному Тамазу спустя время пытались оказать уже совсем другие люди…

***

26 июля будет ровно год, как еще одна счастливая женщина, прекрасная мать и жена, навсегда – какое чудовищное слово – перестала ощущать себя радостной, легкой и беззаботной. Именно такой она видит себя в счастливом прошлом.

Еще одна женщина потеряла любимого ребенка. Как выжить? Как пережить? И при этом поддерживать мужа, заботиться о больном старшем сыне и растить младшего, для которого случившаяся трагедия – не только потеря любимого брата, но и тяжелое изменение атмосферы в семье. Горе потому и называется горем, что придавливает каждого, кого оно коснулось.

Умного, тонкого, любящего человека больше нет. Для друзей, для родных, для однокурсников – это огромная, невосполнимая потеря.

– Мы никогда его не забудем, никогда не перестанем любить, – говорит сегодня каждый, кому посчастливилось быть знакомым с Тамазом и прожить рядом с ним какую-то часть жизни.

Нато рассказала, что они даже не стали искать виновного в трагедии. У них на это просто нет сил. Им бы выжить. Им с Рудиком нужно жить ради двух своих сыновей.

Юлия СОЛОВЬЕВА

P.S. А трагедии на дорогах продолжают уносить молодые жизни. Несмотря на принимаемые действия, на анализ ситуации, на ужесточение мер по отношению к нетрезвым за рулем, ситуация не меняется. Безусловно, это тема отдельного разговора – во имя памяти всех тех, кто стал жертвой дорожной трагедии.


Возврат к списку