Главная

16.05.2018

БОЕЦ С ВЕТРЯНЫМИ МЕЛЬНИЦАМИ

Письмо в редакцию

В моем представлении Игорь Марыхуба напоминает всемирно известного сервантесовского героя. Они оба постоянно настроены на борьбу со злом, независимо от того, реальное оно или мнимое. Только Дон Кихот искренен в своих заблуждениях, а у Игоря трудно понять, что для него важнее: борьба за справедливость или намерение продемонстрировать свои достоинства. А для этого необходим только соответствующий повод. И вот таким поводом оказались вполне мирные и нейтральные мои воспоминания, связанные с пользующимся в Абхазии вполне заслуженным авторитетом Сергеем Николаевичем Бабуриным (газета «Республика Абхазия» за 14-15 марта 2018 года. – Ред.). Не думал, что в них можно было найти повод для спора. Оказалось, можно.

Появилась публикация И.Марыхуба под названием «Дополнение к статье в газете…». К основной теме моей статьи «Дополнение» прямого отношения не имеет. Оно с одной стороны является грозной филиппикой в мой адрес, а с другой – рассказом о роли автора «Дополнения» в борьбе нашего народа за свои национальные права. Но этого ему было недостаточно.

Надо было показать, что я не совсем понимаю, что говорю и о чем пишу. И для того чтобы продемонстрировать необоснованность моей приближенности к Владиславу Ардзинба, он как бы напоминает все, что было связано с моим именем, – это и «советник», и «личный представитель Президента», «генеральный прокурор», «юрист-правовед». Получается, что я не заслуживал.

Так что же возмутило уважаемого Игоря? Всего два момента в моей статье, на которые я указал как бы между прочим.

Один из них – вопрос о переселении в Абхазию в 1978 – 2000 годах около 300 тысяч лиц грузинской национальности. По его мнению, переселению подлежали 60 тысяч. Называя «свои» цифры, мы оба исходили из постановления Совета Министров ГССР от 3 августа 1976 года. Видимо, Игорь не обратил внимания на то, что процесс переселения был рассчитан на несколько этапов: 1980 год – 60 тысяч, 1990 – 190 тысяч, и к 2000 году общее количество переселенцев должно было быть доведено до 250 тысяч. Я назвал цифру до 300 тысяч. Нет никакой сложности определить, чьи цифры ближе к упомянутому постановлению.

А вот что хотел сказать своим комментарием мой оппонент, невозможно понять. Цитирую его дословно: «Это в то время, когда сама Абхазия уже была заселена, перенаселена грузинами, вдвое превышавшими количество аборигенного населения – абхазов на своей исторической родине – Апсны». Непонятно, к кому обращен этот упрек. Ко мне, назвавшему цифру до 300 тысяч? Я такого решения не принимал и не одобрял. К правительству ГССР, ущемлявшему интересы нашего народа? Звучит наивно. Логики в этом рассуждении нет. Больше похоже на патетику, но в данном случае она не к месту. Кроме того, аргументированный анализ обсуждаемых вопросов и событий заменяется у Игоря митинговой патетикой и в других публикациях.

Теперь о «Письме 130-ти». О том, что такое Письмо готовилось, я знал до завершения работы над ним. Со слов моего двоюродного брата, близкого мне человека, Артура Аншба, я знал, кто над ним работает, кто оказывает помощь в сборе материалов и т.д., и т.п. Но я никогда ни с кем, кроме Артура, не говорил об этом. Окончательный вариант письма мне приносили Р.Чанба и А.Аншба. Сейчас не помню, но я какие-то правки в этот текст вносил.

О том, что о продолжении переселенческой политики говорится в вышеупомянутом постановлении правительства ГССР 1976 года, я знал до написания «Письма 130-ти» и рассказывал о нем Артуру Аншба. Но для того чтобы не раскрывать источника информации, я и сейчас говорю иносказательно.

Кстати, уже после войны 1992-93 годов документ о предполагавшемся переселении мне показывал сам Марыхуба, то есть он эти цифры должен был знать.

Все остальные рассуждения Игоря Марыхуба к моей публикации (воспоминаниям) отношения не имеют. И если ему хотелось публично высказаться об инициаторах и исполнителях «Письма 130-ти», то следовало бы просто выступить по этому вопросу. Видимо, такая форма его не устраивала, потому что не было личности, которую можно было бы по привычке мазануть грязью.

Кстати, я обратил внимание, что в последнее время делаются попытки преувеличить чью-то роль в написании «Письма 130-ти», а чью-то – принизить. И, к сожалению, в этом плане по многим вопросам каждый старается перетянуть одеяло в свою сторону.

Несколько слов о фразе, что в случае сохранения Союза ССР с тогдашним руководством (Горбачев, Шеварднадзе, Яковлев) вряд ли мы смогли выйти из состава Грузинской ССР. Спор на эту тему напоминает разговоры гоголевских персонажей о том, доедет ли колесо брички Чичикова до Петербурга или нет. Все последующие рассуждения о событиях тех лет и причинах развала СССР и победы в национально-освободительном движении на сегодняшний день не актуальны. И все, что говорится о роли в этом Владислава Ардзинба, имеет и ко мне определенное отношение, потому что правовое оформление позиции Абхазии по всем этим проблемам мы делали вместе.

И об ассоциированных отношениях. Как указывал выше, и этот вопрос не является предметом моих воспоминаний о Бабурине. Конечно, это не значит, что я отказываюсь от такой идеи. В статье, о которой пишет Марыхуба, было сказано, что прежде чем обсуждать эту идею, надо понимать, о чем речь идет. Это повторяю я и сейчас. Надо проанализировать наши государственно-правовые отношения с Россией и сделать вывод, чего не хватает для того, чтобы они стали ассоциированными. Нельзя забывать, что и в Новом, и в Старом свете есть немало небольших государств, сотнями лет находящихся в ассоциированных отношениях с большими государствами. И по сегодняшний день они являются суверенными государствами, субъектами международного права и членами ООН. То есть такого рода отношения не препятствуют сохранению суверенитета.

Было время, когда к идее ассоциированных отношений склонялись и Владислав Ардзинба, и Парламент Абхазии. Никаких правовых препятствий этому нет. Напомню, сколько нареканий мне пришлось выслушать в связи с массовым получением нашим населением гражданства Российской Федерации, российских пенсий и зарплат. Упрекали, что это сужает наш суверенитет. Сейчас все успокоились. И довольны. А некоторые мои противники пытаются присвоить себе авторство этих решений.

И в заключение. Стоило ли при этих обстоятельствах Игорю Марыхуба публиковать вроде бы критический текст в три колонки в газете «Республика Абхазия»? На мой взгляд, предмета спора в данном случае не было.

Анри ДЖЕРГЕНИЯ


Возврат к списку