FAIL (the browser should render some flash content, not this).

Главная

СКОЛЬКО НИ ГОВОРИ «ХАМСА»… 16.03.2017

СКОЛЬКО НИ ГОВОРИ «ХАМСА»…

Актуальная тема

Сезон добычи хамсы 2016-17 выдался неурожайным… Стоит ли говорить, что предприниматели связывают с рыбной отраслью и, в частности, с выловом хамсы большие надежды на прибыль, да и государственная казна после доброго улова в прошлые годы получала солидные налоговые вливания. А вот на сей раз все иначе. Что это? Непредвиденный сбой или коварная месть природы за хищническое отношение в прежние годы?

Не стоит делать вид, что несколько лет подряд, когда рыболовецкие суда в охотничьем азарте буквально подчищали все остатки зимующей в наших водах хамсы, мы не слышали предупреждений ученых, мол, делать этого нельзя и жажда сиюминутного обогащения в итоге обернется истощением столь важного для Абхазии живого природного ресурса. Не могли не слышать этого и предприниматели, однако предпочли не услышать.

И хотя мысли мои по этому поводу даже отдаленно не напоминают злорадство, в голове невольно, словно сама по себе, стала переиначиваться известная поговорка о халве: «Сколько ни говори «Хамса, хамса…», рыба в бухте не появится…»

Заместитель начальника отдела рыбной отрасли Министерства сельского хозяйства РА Давид Гадлия признал, что ученые-экологи неоднократно предупреждали: лимит ресурсов хамсы истощается, тем не менее число добывающих и перерабатывающих рыбу и в частности хамсу предприятий год от года только увеличивалось. Причем, по прогнозам ученых проблемы должны были начаться именно в 2017 году.

Проанализируем ситуацию: для участия в путине 2016-2017 гг. (она приходится на зимнее время года) получили квоты следующие девять предприятий: «Хамса», «Абхазморпром», «АПСЫДЗ БАТ И БЕК», «Сухрыбкомбинат плюс», «Сухрыбхоз», «Сухрыбхоз № 1», «Сухрыбкомбинат» и более мелкие фирмы «АбхазИнтер» и «Акватория 2015».

На таблице, предоставленной нам в отделе рыбной отрасли Министерства сельского хозяйства РА, очень хорошо видно, насколько ожидания превосходят неутешительные итоги сезона. Так, предприятия «Хамса», «Абхазморпром», «АПСЫДЗ БАТ И БЕК» и «Сухрыбкомбинат плюс» при квоте в семь тысяч тонн (такова квота, выделенная каждому из вышеперечисленных предприятий) выловили 2 005 т, 1 514 т, 370 т и 780 тонн соответственно. В казну государства каждое из этих предприятий за предоставленную квоту по добыче рыбы заплатило по 3 млн 780 тысяч рублей. Итоговая сумма платежей всех девяти предприятий составляет 22 млн 480 тысяч рублей. Эти деньги предприятия уже не вернут, хоть путина фактически завершилась провалом. Сравним: путина 2015-16 годов принесла бюджету республики 116, 9 миллионов рублей. Вот такие показатели…

– Главной причиной самых низких за 10 лет показателей улова хамсы в акватории Абхазии объясняется истощением биоресурса, – прокомментировал ситуацию директор Института экологии Академии наук Абхазии Роман Дбар.

– Мы на протяжении нескольких лет предупреждали, что добыча хамсы без учета ее запасов может обернуться трагедией. Сегодня мы стали свидетелями, как добыча рыбы без каких-либо ограничений, отсутствие у нашего бизнеса защитного механизма, бесконтрольный рост числа рыбодобывающих и перерабатывающих предприятий привели не только к срыву сезона, к тому, что заводы фактически остались без работы и в бюджет не поступили запланированные налоги.

– Однако уменьшение численности хамсы – это не только экономические потери, но и весьма ощутимый удар по экосистеме Черного моря, – Роман Дбар раскрывает еще один аспект проблемы, – ведь на хамсе зиждется гигантская пищевая пирамида Черноморской экосистемы. А сегодня экологи ожидают новых потрясений – в связи с истощением главного пищевого ресурса для хищных рыб, дельфинов и птиц.

– Мало того, – продолжает мой собеседник, – в существующих условиях мы лишены возможности развивать рыбную отрасль. Ведь при низких запасах хамсы мы не сможем произвести достаточного количества недорогой рыбной муки, необходимой для комбикормов, а без этого говорить об аквакультуре и марикультуре, на развитие которых мы возлагали серьезные надежды, бессмысленно.

Роман Дбар подчеркнул, что хамсу в Черном море добывает не одна Абхазия. Тем же промыслом занимаются и Грузия, и Россия, но основной игрок на этом экономическом поле – Турецкая Республика. Именно Турции принадлежит самый большой промысловый флот и суда оснащены самыми современными орудиями лова. Более того, в нашей акватории добыча рыбы тоже осуществляется зафрахтованными турецкими рыболовецкими судами.

– Я не случайно заговорил об участниках промысла, – заметил директор института, – между странами Черноморского бассейна нет договоренности о распределении квот. При таком подходе объемы вылавливаемой хамсы с каждым годом все возрастали и возрастали. Несколько лет назад Россия и Абхазия все-таки озаботились этой проблемой и в рамках работы Межправительственной комиссии и Соглашения о содействии социально-экономическому развитию Абхазии ведутся переговоры о стратегии в области охраны рыбных ресурсов и обеспечении их устойчивой эксплуатации. Остальные страны бассейна в этом процессе не участвуют.

Р. Дбар подчеркнул, что руководители рыбоперерабатывающих компаний не отдают себе отчета, насколько серьезно положение, и, скорее всего, они считают, что после неурожайного года непременно наступит «урожайный» и они поправят дела, предприятия избегнут банкротства и смогут сторицей насытить налогами районные и государственный бюджеты.

– Однако прогноз неутешительный, – подчеркнул Р. Дбар, – недавние исследования подтверждают, что объемы добываемой хамсы не обрадуют нас и в следующем году. Для восстановления популяции хамсы необходимы производители в достаточном количестве, способные летом этого года отложить икру, а этого нет. Аргумент, что рыба нынешней зимой просто ушла от абхазских берегов и сегодня ее, мол, активно ловят в акватории Грузии, не состоятелен.

– На самом деле хамса, выловленная во время нынешней путины у берегов Грузии, очень мелкая, очень молодая. Именно она должна (или должна была?) отправиться на икрометание, но после того как она попала под жесткий пресс неумеренного промысла, шансов восстановить запасы хамсы в ближайшее время становится все меньше. Стоит учитывать еще и то обстоятельство, что молодая хамса в силу возраста не дает большого количества икры. Вот главное, что позволяет нам предполагать, что в будущем году в наших водах рыбы будет еще меньше.

Роман Дбар отметил еще одну особенность акватории Абхазии, в связи с которой следует быть очень осторожными при добыче хамсы. Оказывается, именно у наших берегов хамса традиционно собирается на зимовку после того, как воды Черного моря на большей его площади остывают. Близ Абхазии они остаются относительно теплыми, и вся хамса устремляется к нам.

Сегодня очень важно осознать, что природные богатства в Абхазии не являются неисчерпаемыми. Мы не можем приказать, как в сказке: вари, горшочек, вари! Так что сегодня, по мнению Р. Дбар, который ссылается на результаты исследований Института экологии, необходимо кардинально пересмотреть и политику, и стратегию эксплуатации рыбных ресурсов. Во-первых, необходимо жестко ограничить объемы добываемой в наших водах хамсы. Во-вторых, такое же ограничение должно коснуться и числа предприятий по добыче и переработке хамсы: – Если мы хотим добиться устойчивых доходов от рыбной отрасли, не стоит уповать на свободную конкуренцию между предприятиями, – подчеркнул Р. Дбар.

И третье, пожалуй, самое главное: несмотря на серьезные политические противоречия между странами Черноморского региона, несмотря на непризнанный для некоторых статус Абхазии, для всех игроков в этот «экономический покер» вопрос устойчивого рыболовства и перспективы развития рыбной отрасли должен стать приоритетным.

Юлия СОЛОВЬЕВА


Возврат к списку