Главная

К ПОБЕДНОМУ СЕНТЯБРЮ 01.09.2016

К ПОБЕДНОМУ СЕНТЯБРЮ

АЙААЙРА – 23

КАК ЗАРОЖДАЛАСЬ ПОБЕДА

Президент Международной Черкесской Ассоциации Юрий Хамзатович Калмыков 14 августа 1992 года позвонил управляющему делами Конгресса кабардинского народа Хаути Шериеву и дал поручение организовать помощь руководству Абхазии в связи с началом войны. В этой же телефонограмме было передано обращение к адыгскому и абазинскому народам и ко всем народам Северного Кавказа о мобилизации добровольцев для помощи Абхазии. Немедленно был созван Совет «Адыгэ Хасэ» и исполком Конгресса кабардинского народа. Они быстро собрались в штабе, началась запись добровольцев для вылета на вертолёте. Пока решали некоторые вопросы с вертолётом, настала ночь, и вылет был перенесён. Время терять было нельзя, решили выехать автобусом.

Добровольцев вместе с водителями собралось 19 человек и возглавил эту группу полковник Султан Асламбекович Сосналиев. Автобус должен был довезти нас до абхазской границы на р. Псоу. Мы выехали из Нальчика и прибыли в Майкоп, где к нам присоединились три добровольца. На российско-абхазскую границу прибыли в 15 часов 30 минут.

На границе стояли российские солдаты с офицером на бронетранспортёре и несколько милиционеров. Они остановили наш автобус. Сосналиев предупредил нас, что мы должны сказать, что якобы едем забирать наших детей из Нижней Эшеры. Это сработало – солдаты не стали нас задерживать. По предварительной договорённости нас должен был встретить автобус, но увы...

И вот мы едем по абхазской территории. Проехав несколько километров, мы увидели бронетранспортёр с грузинским флагом темно-бордового цвета, с чёрной и белой полосами. Флаг, который много раз я видел, находясь в Грузии. Я только успел сказать, что бронетранспортёр грузинский, как раздались два выстрела. Снаряды пролетели над автобусом, видимо, грузины хотели нас остановить. Прицельного выстрела они не стали делать, потому что серия и номер машины были международные, а сам автобус расписан арабскими буквами.

Сосналиев сказал, что нельзя останавливаться, и водитель Канлоев проехал, едва разминувшись на узкой дороге. Бронетранспортёр спешно проехал дальше к границе. Стало ясно, что войска Госсовета высадили десант. За посёлком Леселидзе сверху, с левой стороны автобуса, из-за зарослей начали стрелять очередями перед автобусом, пытаясь запугать и остановить нас. Мы не могли разглядеть, кто стрелял. Водитель Володя сбавил скорость, и когда стрельба немного поутихла, быстро проехал опасный участок. Стреляли не по салону, а перед водителем. Затем снова началась интенсивная стрельба. Трассирующие пули пролетали перед водителем, срезая кустарники с правой стороны дороги, к счастью, не попадая в автобус. Ехать стало опасно, и водитель остановился на несколько минут. Сосналиев дал команду всем лечь на пол салона. Когда стрельба немного стихла, водитель включил скорость, и мы, как и в первый раз, выехали из зоны обстрела.

Все это время Мурадин Думанов со свойственным ему юмором смешил нас и подбадривал.

В сторону зоны боевых действий ехали только мы, а ехавшие навстречу нам показывали указательным пальцем у виска и кричали: «Куда вы едете? Там война!»

Когда въехали в Гагру, частично занятую грузинскими гвардейцами, мы были остановлены на блокпосту. Султан Сосналиев вышел и объяснил, что мы едем в Нижнюю Эшеру, чтобы забрать детей. Гвардейцы и примкнувшие к ним местные грузины останавливали и проверяли машины и пешеходов, направлявшихся в сторону российской границы. Если бы они знали, какой Лев (Сосналиев) едет в этом автобусе… При выезде из города нас ещё раз остановили на блокпосту. Картина повторилась, и нас снова выручила придуманная история с детьми.

Очередной раз у моста на р. Бзыбь нас остановили и строго приказали всем выйти из автобуса. В салон вошёл молодой мужчина в гражданской одежде и обыскал все. Стоявшие рядом с ним парни спросили с абхазским акцентом, кто мы и откуда. Мы ответили, что из Нальчика. Все стоявшие на блокпосту обрадовались: «Что же вы молчите?» Мы тоже с облегчением вздохнули и поехали уже в сопровождении машины «Жигули» темно-вишнёвого цвета, где сидели двое ребят. Они нас проводили до Гудауты.

15 августа, около 17 часов, мы прибыли в администрацию города. Рассказываю так детально, потому что много выдуманных версий, связанных с этим историческим рейсом. Якобы мы пробивались с боями, автобусом сносили грузинских гвардейцев, останавливавших нас, якобы нас никто не обстреливал, и что Султан «под дулом большого автоматического пистолета заставил водителя везти нас дальше».

Город, куда мы приехали, напоминал разворошённый муравейник. Вооружённые чем попало, абхазцы находились в тревожном ожидании.

Нас разместили в санатории «Черноморец». Султан Сосналиев, Толя Шихалиев, Саша Тухужев и я сразу отправились в школу №2, где временно разместился штаб.

В комнате на втором этаже, куда пригласили Сосналиева, у стола с картой стояли два человека: один – абхаз в камуфляже, а другой – офицер (в отставке – так он представился), лет шестидесяти, худощавый, русский. Впоследствии он был арестован за сотрудничество с грузинами. После ознакомления с обстановкой Султан оперативно разработал план обороны на ближайшее время.

На первом этаже была комната, где хранилось небольшое количество боеприпасов. Сосналиеву доложили, что неизвестные заходят и берут мины, снаряды, не говоря – куда и с какой целью. Он дал распоряжение Саше Тухужеву и одному абхазу-афганцу сторожить эту комнату и без его подписи ничего не выдавать. В последующие ночи бывшие афганские воины из числа абхазов вместе с нашими добровольцами минировали возможные места продвижения противника и высадки десанта.

Тем временем все больше и больше стали прибывать добровольцы из Северного Кавказа, особенно из Кабарды.

До сих пор удивляюсь выдержке и хладнокровию Сосналиева в такой тяжёлой ситуации. Мы, находившиеся рядом с ним, не могли понять, когда он отдыхает.

Хочу рассказать ещё один эпизод, связанный с Сосналиевым. Поздно вечером, услышав шум, мы вышли на балкон и увидели, как избивают здоровенного мужчину в камуфляжной форме. Султан сказал нам, чтобы вытащили из толпы этого человека, пока его не искалечили. Было понятно, что этот человек – грузин. А группа абхазов (их можно понять), все накопившееся зло срывала на нем. Мы с Шихалиевым и Тухужевым быстро спустились вниз и уговорили их не делать этого. Привели мужчину к Сосналиеву. Он оказался сотрудником военной прокуратуры ЗАКВО, с ним были двое русских в гражданской одежде, довольно солидного возраста. Захваченный абхазами грузин объяснил, что они – его московские друзья и заехали в Гудауту отдохнуть. При допросе выяснилось, что эти двое из Генеральной прокуратуры России. Фамилии их я не помню, а вот грузин назвал свою фамилию, почему-то я ее запомнил – это бывший чемпион Европы по борьбе Гудушаури, сын бывшего прокурора из Тбилиси. Он был немного под хмельком и вёл себя вызывающе, угрожая нам всем. Султан очень спокойно его допрашивал, а тот ухмылялся и храбрился. На вопрос, есть ли у него оружие, ответил отрицая, хотя из-под куртки висела кожаная тесёмка от пистолета, но пистолета уже не было. Он продолжал паясничать и ухмыляться, пока Саша Тухужев не вытащил из его карманчика на рукаве куртки гранату РГД. Тогда он сник. Цель его посещения района, контролируемого абхазами, стала ясна. Сосналиев дал команду его изолировать в охраняемом помещении, а русских отпустить. Они были очень растеряны.

Я недолго находился с Султаном и не могу рассказать всего, что могли бы рассказать Анатолий Шихалиев и Александр Тухужев. Очень жаль, что их нет в живых.

А сейчас самое главное, о котором мы – первые добровольцы, находившиеся в этом автобусе, знаем и о чём объективно не пишет никто.

О том, что Султан Сосналиев организовал оборону в Гудауте с помощью абхазских ополченцев и кабардинских добровольцев в течение трех дней и ночей, нужно было известить Президента Абхазии Владислава Григорьевича Ардзинба.

Приехавший с нами Барасби Бгажноков, друживший с Владиславом Григорьевичем со времён учёбы в Москве, связался с ним по рации. Ардзинба в это время находился за пределами Гудауты. Встреча состоялась поздно ночью. Ардзинба приехал вместе с охраной в штаб, где находился Сосналиев. Султан Асламбекович по-военному представился и доложил обстановку. После его доклада Владислав Григорьевич произнёс историческую фразу: «Вот теперь мы будем воевать». Руководство Абхазии, принуждаемое подписать договор на условиях Грузии, после этих слов сделало свой окончательный выбор.

Пусть каждый делает свой вывод, но я глубоко убежден, что судьбу Абхазии решили Юрий Хамзатович Калмыков, Владислав Григорьевич Ардзинба и Султан Асламбекович Сосналиев.

Почти четверть века я не перестаю удивляться мужеству Сосналиева.

В последующие дни добровольцев становилось больше и больше, но оружия всё же не хватало. 20 августа 1992 года абхазы вместе с нашими добровольцами вывезли из российской воинской части на КамАЗе автоматы Калашникова, после чего Э. Шеварднадзе возмущённо выступил по телевидению. Постепенно разными путями доставляли оружие и боеприпасы. Началось формирование абхазской армии. Грузинский телеканал «Рустави-2» заявил, что приехавшие в Абхазию добровольцы являются преступниками, наркоманами, алкоголиками.

Это гнусное заявление, порочащее добровольцев, готовых сражаться и даже погибнуть за свободу Абхазии, пусть будет на их совести.

Теперь судите сами о первых добровольцах:

Сосналиев Султан – «Заслуженный военный лётчик СССР», полковник ВВС МО в отставке;

Балагов Мухамед – водитель автобуса, «Лучший водитель СССР»;

Бгажноков Барасби – известный учёный, доктор исторических наук;

Биданоко Нихат – инженер-строитель;

Бизиров Альберт – начальник производства АГУ «Каббалкгражданстрой»;

Битоков Аслан – ведущий солист государственного ансамбля танца «Кабардинка»;

Думанов Мурадин – актёр кабардинского театра;

Канлоев Владимир – водитель;

Канлоев Мурат – несовершеннолетний сын водителя;

Канлоев Казбек – несовершеннолетний сын водителя;

Кейтуко Асхад – инженер-электрик;

Кушхов Мухамед – зубной техник, директор частной клиники;

Ли Халдун – слесарь-инструментальщик;

Машфаш Наждат – врач, генеральный секретарь МЧА;

Мамрешев Борис – преподаватель средней школы;

Пшуноков Артур – майор запаса КГБ;

Сосранов Владимир – частный предприниматель;

Тухужев Александр – зубной врач Республиканской стоматологической поликлиники;

Тхагалегов Мухамед;

Хоконов Заур – студент КБГУ, председатель молодёжной организации «Объединённая Черкесия»;

Шихалиев Анатолий – актёр кабардинского театра;

Шериев Хаути – начальник производственного отдела треста ресторанов и столовых г. Нальчика.

Из них трое стали Героями Абхазии, шестеро – кавалерами ордена Леона и шестеро награждены медалью «За отвагу».

Продолжая рассказывать о Султане Сосналиеве, вспоминаю тяжёлые дни для Абхазии в начале войны. Генерал Каркарашвили постоянно, выступая по телевидению, угрожал широкомасштабным наступлением грузинских войск.

Через неделю, 23 августа 1992 года, Султан собрал добровольцев перед зданием «Черноморца» и объяснил тяжёлую ситуацию – не было ни оружия, ни боеприпасов, продовольствие в городе заканчивалось. Сосналиев сказал: если кто-то хочет уехать домой, он не станет удерживать, а остальным предложил вести партизанскую войну, если не будет помощи. Все твёрдо заявили о готовности воевать. Когда ему задали вопрос об оружии, он кратко ответил: «Оружие будем добывать в бою». Так мог сказать в безнадёжной, казалось, ситуации, только человек большого мужества и чести.

В заключение хочу сказать: я горжусь тем, что оказался среди первых добровольцев, прибывших в Абхазию вместе с Султаном Сосналиевым.

Мне, как и другим добровольцам, просто было бы стыдно и позорно оставаться в стороне, когда малочисленный народ мог оказаться уничтоженным.

Мухамед КУШХОВ, доброволец из с. Залукокоаже Зольского района КБР, ныне проживающий в г. Нальчике


Возврат к списку